nik191 Понедельник, 12.04.2021, 15:58
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [895]
Как это было [632]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [221]
Разное [19]
Политика и политики [212]
Старые фото [38]
Разные старости [66]
Мода [314]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1578]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [553]
Гражданская война [1119]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [166]
Восстание боксеров в Китае [25]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Сентябрь » 26 » Первая мировая война. 27 (14) сентября 1914 года
19:24
Первая мировая война. 27 (14) сентября 1914 года

 

 

 

27 (14) сентября 1914 года

 

 

 

 

 

Подробнее

 

 

ВОЕННЫЕ ЗАМЕТКИ

Западный фронт

Огромная битва на р. Эн продолжается девятый день с крайним ожесточением. Вторая и третья германские армии (бывшая ген. Гаузенва и ген. Бюлова) упорно защищают превосходные позиции Ла Фер—Лаон— Краонн и высоты к северу от Реймса. Немцы чрезвычайно усилили естественные препятствия искусственными сооружениями: редутами, батареями, глубокими траншеями, проведенными в несколько рядов, и все это окружили рядами колючей проволоки и волчьими ямами.

Французским войскам приходится шаг за шагом с большими потерями преодолевать огромные затруднения и продвигаться вперед в центре не более 300—400 сажен в день. Много помогает французам действие нового чрезвычайно разрушительного состава, изобретенного лейтенантом Тюрпэном. Действие снарядов, начиненных „тюрпэном", ужасно по силе и сфере разрушительного действия. Очевидцы передают, что на взятых позициях находили целые роты немцев, уничтоженных "тюрпэном", при чем трупы людей, застывших без видимых повреждений, производили впечатление внезапно погибших от столбняка. Все-таки французским войскам удалось несколько продвинуться на сев.-восток от Беррю (в 12 вер. к сев.-востоку от Реймса). Если французы достигнут до Ретеля на Эне, от которого они отстоят всего в 18 вер., то позиция германцев на Эне будет с левого фланга обойдена.

Наибольшие успехи оказало левое крыло союзной арии под начальством энергичных фельдмаршала Френча и ген. По. Продвигаясь с боем по правой стороне Уазы, союзники 9 сентября достигли Руа (в 20 вер. к сев.-западу от Нуайона), а 10 сентября овладели Перонном на Сомме (в 27 вер к сев.-востоку от Вердена в направлении Муи— Дампьер, но была отброшена с огромными потерями.

В то же время 4 армия герцога Рупрехта Баварского употребляет отчаянные усилия, чтобы прорваться между Верденом и Тулем. Угрожая охватом тыла французской армии, действующей в Аргоннах, немцы пытаются вынудить французов отступить к югу от Аргонского леса и тем дать возможность установить линию в кратчайшем направлении через Лотарингию. Немцам удалось проникнуть меж фортами Лиувиль и Виньо (между Верденом и Тулем, в 40—45 вер. на юг от Вердена) и достигнуть линии Ришекур—Лерувиль на Маасе (в 20 вер. к сев.-западу от Туля, но дальнейшее движение их приостановлено.

Так как в то же время части армии герцога Рупрехта очистили Поммери и Арракур (в 25 вер. на восток от Нанси) и отступили в пределы Лотарингии, то положение германцев между Верденом и Тулем сделалось крайне опасным; немцы должны поспешно отступить на Тиокур к Метцу, иначе французские войска от Понт а-Муссона могут преградить им путь отступления и прижать к Тулю. Атаки германских армий в области Вердена и Туля надо рассматривать, как отчаянные попытки выручить германский центр, засевший у Лаона.

Английские морские силы, разгромив германскую минную флотилию у Гельголанда, видимо, почти обезопасили морские сообщения в Северном море, где возобновилось почти правильное торговое сообщение с Северной Америкой, с одной стороны, и с Данией и Скандинавскими государствами, с другой. Неделю тому назад английский боевой флот в полном составе обошел дозором все побережье Немецкого моря начиная от Флиссингена до Окагерака, как бы вызывая на бой германский флот, но на всем пространстве не было замечено никаких немецких морских сил, которые, очевидно, укрылись частью в Кильском канале, а большей частью в морских портах Балтийского моря, где германцами, видимо, намечалась большая десантная демонстрация на наше побережье между Либавой и Мемелем для отвлечения наших сил от главного театра войны на восточном фронте.

Для блокады германского побережья на Немецком море Британия выставила такие огромные морские силы, которые сделали эту блокаду весьма действительной и тесной в полном значении этого слова. Около 200 новейших миноносцев-истребителей, между которыми находится целая серия таких судов, как «Swift» в 2.200 тонн и ходом в 35 узлов, занимают первую линию блокады, при чем расстояние между судами не превышает 4—5 верст.

За линией миноносцев расположена линия быстроходных легких крейсеров, всего в числе 40—50 судов, составляющих как бы резерв миноносного флота. В третьей блокадной линии находятся не менее 20 сильных броненосных крейсеров с целой серией аэропланов-гидропланов, производящих постоянные воздушные разведки, и семь флотских подводных лодок, в числе не менее 84. В составе подводных флотилий имеется 8 новейших лодок, принадлежащих к типу подводных крейсеров, вооруженных 2 трехдюймовыми орудиями, с подводным ходом в 12 узлов и с большим районом действия. В германском флоте таких лодок нет.

Наконец, боевой английский флот, дредноуты-броненосцы и крейсера, находится в полной боевой готовности в своих восточных укрепленных портах—базах; по первой же тревоге эта могущественная броненосная эскадра из 34 сильнейших судов в несколько часов может оказаться в боевой линии Северного моря.

Блокирует Северное море так называемый отечественный (домашний) флот I класса из 4 эскадр и 10 миноносных флотилий. Отечественные флоты 2 и 3, состоящие из более старых  судов постройки до 1905 г., охраняют северное побережье Англии и торговые пути.

 

Германские подводные лодки, которых у немцев всего около 10 судов, пользуясь близостью операционных путей охранного английского флота, незаметно проскользнули ночью, вероятно, во время тумана, и затопили три английских броненосных крейсера: «Кресси», «Абукир» и «Хог», постр. 1899 - 1900 гг., по 12.000 тонн, вооруженные каждый двумя 9,2 дм. оруд., 16 по 6 дм. и 14—75 мм. и с ходом в 20 узлов.

При современной войне, при существовании подводных лодок, всегда могут быть случаи потопления судов блокирующей эскадры, вынужденной находиться постоянно в открытом море. Для английского флота, богатого 6олее новейшими судами, потеря трех старых крейсеров ничтожна, гораздо тяжелее потеря экипажа, из 2250—2300 чел. которого спасено всего около 1000, остальные погибли.

Германских подводных лодок было, очевидно, несколько и, вероятно, наиболее сильных—в 750 тонн. Совершив смелый набег к берегам Шотландии, немецкие подводные лодки должны были немедленно скрыться обратно в свою базу—Гельголанд или Беркум, так как иначе они могли быть открыты английскими гидропланами и потоплены.

 

Восточный фронт

14-сентября. Опрокинутые на линии Сопоцкин-Друзкеники, германские войска отступили под натиском наших войск в Августовские леса.

Эти леса занимают площадь протяжением с севера на юг около 35 верст и с востока на запад до 50 верст. На западной окраине Августовских лесов лежит Августов. В центральной части Августовских лесов проходит восточная часть Августовского канала, который соединяет Вислу с Неманом посредством Нарева, Бобра, Нетты и Черной Ганжи.

По сообщению штаба Верховного Главнокомандующего, в Августовских лесах наши войска с боем спешно продвигаются вперед. В артиллерийской борьбе у Осовца принимают участие тяжелые калибры. С раннего утра 14-го сентября огонь достиг здесь значительного напряжения. Попытка германской пехоты продвинуться ближе к крепости отражена.

Неприятель на силезском фронте значительно усиливается и проявляет большую деятельность.

 

Австрийский театр военных действий

14-го сентября. По сообщению штаба Верховного Главнокомандующего, вылазки гарнизона Перемышля остаются безуспешными. При продолжающемся отступлении австрийцев обнаруживается полное перемешивание их частей, захватываются новые партии пленных, орудия и прочая материальная часть.

В числе захваченных пленных у перевала Ужок много совершенно не обученных рекрут. Близ Стара-Соль взят большой парк со снарядами для шестидюймовых гаубиц.

Район Санок-Лиско занят после того, как наши войска обратили в бегство занимавшие эти пункты запасные батальоны. Небольшая кавалерийская часть южнее Ряшева захватила партию пленных, в которой оказались солдаты 25 пехотных австрийских полков.

 

Французский театр военных действий

14-го сентября. На левом фланге продолжалось сражение, сопровождавшееся значительным успехом для французов. На весьма растянутом фронте между Уазой, Соммой и Реймсом германцы в нескольких местах произвели ожесточенные атаки, но были отброшены. Линии французских и германских траншей во многих местах удалены друг от друга не более, чем на несколько сот метров.

В центре между Реймсом и Суэном прусская гвардия безуспешно предприняла энергичное наступление и была отброшена в районе Берри и Ножан-Лабес. Между Суэном и Аргонной немцы успешно произвели атаку между дорогой Соммени — Шалон-сюр-Марн и железнодорожной ветвью Сен Менеху — Вузье. К концу дня, однако, французские войска снова заняли уступленную площадь.

Между Аргонной и Маасом немцы не проявили активности. На правом берегу Мааса без перемен. В южном Вевре германцы занимают фронт, проходящий через Сен-Миэль к северо-востоку на Понтамуссон.

В Лотарингии, Вогезах и Эльзасе не произошло значительных перемен.

Согласно официальному сообщению военного министерства, с ночи 12-го на 13-е сентября вплоть до 14-го сентября, германские войска непрерывно производили на всем фронте необычайно ожесточенные атаки с явной целью прорвать линию союзников, причем общий план их действий обнаруживал получение германской армией от высшего начальства приказания добиться решительного результата. Однако, это не только не удалось им, но наоборот во время этих боев французы взяли знамя, орудия и захватили много пленных. Знамя было отбито 24-м полком колониальной пехоты. Все командующие войсками свидетельствуют, что несмотря на крайнее утомление, вызываемое непрерывным боем, дух союзной армии остается прекрасным, и что они едва в состоянии удерживать войска, стремящиеся ринуться на неприятеля, находящегося под прикрытием укреплений.

298-му резервному французскому пехотному полку пожалован орден Почетного Легиона на знамя за захват знамени 36-го пехотного прусского полка, совершенный при следующих обстоятельствах:

24-го августа 22-я и 23-я роты 298-го полка шли цепью против групп неприятельских войск, находившихся на расстоянии 700 -800 верст.

Когда расстояние уменьшилось, германцы подняли руки с криком: «Франция и Англия наши друзья»! Французы доверчиво приблизились, но внезапно по ним был сделан в упор залп. Не дрогнув, они ответили штыковой атакой. Вскоре они заметили наполовину развернутое знамя, на которое легли двое германцев; тогда рядовой Гиймар заколол знаменосца штыком, в то время, как капрал Мишалэ бросился на другого германского солдата, дабы дать возможность Гиймару и сержанту Антуану захватить знамя.

 

Сербский театр военных действий

14-го сентября. После кровопролитного боя, сербские войска вновь заняли Землин и одновременно обеспечили свое дальнейшее наступление.

 

Положение на прусском театре войны

Как видно из телеграмм, напечатанных во вчерашнем номере газеты, немцы очистили район Кальвария—Монреаль и отошли к границе. Из этого видно, что немцы были уже на русской территории и стояли вблизи Ковно. Этими сообщениями отчасти выясняется положение на прусском фронте, отсутствие сведений о котором тревожило общество. Как известно, последние вести с прусского фронта о глубоком обходе левого фланга армии генерала Ренненкампфа носили тревожный характер. По-видимому, положение было очень серьезно, но удар, сильно угрожавший общему ходу операций на прусском театре, отпарирован.

Вторжение наших войск в Пруссии явилось наиболее чувствительным и грозным ударом по самому больному месту Германии, считавшей этот участок совершенно недоступным для наступательных операций русской армии.

Вполне возможно, что, потерпев неудачу в своих замыслах на левом фланге, немцы попытаются сделать высадку для обхода правого фланга и даже для угрозы тылу нашей армии. Считаясь с географическим положением и со степенью военной мощи Германии, такая попытка с их стороны вполне возможна, хотя нерешительность и крайняя осторожность немецкого флота в водах Балтики как нельзя больше свидетельствуют, что немцы пойдут на такую операцию лишь в крайности, рискнув поставить последнюю ставку для отражения нашего вторжения в Пруссию.

Десантные операции незначительных отрядов сведутся к пустой авантюре, в расчете, главным образом, на производство потрясающего морального эффекта, и в данном случае не могут иметь значения, а для высадки в крупных размерах немцы не располагают достаточным числом судов.

По самому скромному расчету морского писателя Фосса, чтобы поднять три корпуса потребуется 168 пароходов общего водоизмещения 510,000 тонн, что вряд ли сможет осилить Германия своими наличными силами в водах Балтики.

Заимствуя эти соображения из газеты «У. Р.», мы, однако, должны оговориться, что пока опасения высадки германских войск на побережье Балтики не оправдались. Немцы не рискнули сделать высадку и вряд ли уже теперь возвратятся.

Любопытно, какие силы имеются у германцев в Восточной Пруссии? Прямых указаний на это не может быть. Поэтому воспользуемся косвенными. Та же газета говорит дальше:    

«Так как немцы доставляли войска из Франции в Восточную Пруссию в течение 11 дней, то, считая, что по ведущим в Восточную Пруссию дорогам ежедневно можно перевозить по одному корпусу, немцы должны были выставить на восточную границу около 11 корпусов. Кроме того, на восточной границе немцы еще ранее оставили 5 полевых корпусов и 5 резервных. Следовательно, в настоящий момент на восточной границе имеется около 21 корпуса, свыше, 800.000 человек.

Возможно, что часть этой армии послана в Галицию, на выручку австрийцев или рассеяна в городах вдоль границы. И тем не менее в Вост. Пруссии должна быть громадная германская армия, которой и удалось устроить ловушку ген. Самсонову и обходными движениями и принятием на себя инициативы боя вынудить к отступлению армию ген. Ренненкампфа. Несомненно, что убыль в армии ген. Ренненкампфа пополнена теперь, она опирается на форты Ковно и поэтому может вновь теснить неприятеля. Возможно, что и германцы, успокоившись на первых успехах, ослабили силы в Восточной Пруссии, чтобы часть их послать к Кракову, где положение серьезное для австрийцев. Но это ослабление может быть для них невыгодным. Другого выхода у германцев нет. Бросаясь с фронта на фронт, они запутываются в сетях войны и могут проиграть компанию до зимы.


Военное обозрение


От нападения к обороне

В результате разгрома германских армий в генеральном сражении на Марне 24—30 августа союзникам удалось отбросить неприятеля с линии Аньен-Санли-Мо-Провен-Витри ле Франсуа—южные Аргонны на линию Перрон-Нуянон-Реймс— западные Аргонны. Этим, собственно, закончился второй период кампании, сменивший решительное охватывающее наступление на Париж после первого генерального сражения на франко-бельгийской границе, спешным и расстроенным отступлением германцев.

Новый, третий период кампании начинается тем, что германцы перешли от нападения к обороне, к стремлению удержаться возможно дольше на занятых при отступлении позициях. С этою целью германцы заняли к северу от р. Эн до Реймса и от последнего до Аргонн цепь возвышенностей и сильных по природе позиций местами основательно укрепив их фортификационными работами. Как свидетельствует официальное сообщение, союзным войскам приходится брать линии окопов, впереди которых устроены вспомогательные преграды, проволочные заграждения с установленными под прикрытием их пулеметами.

Несмотря на это, союзники энергично подвигаются вперед, упорно вытесняя германцев из занятых позиций.

Результаты столкновений последних дней таковы. В центре на Маасе армия кронпринца отброшена за линию Варен-Консанвуа и на север от Реймса союзники оттеснили германцев на линию к северо-востоку от Краона и Барриобака. В соответствии с этими ударам во фронте германского расположения, должен последовать уход немецких армий к северо-востоку от Реймса за естественную оборонную линию реки Сюипп, в нижнем ее течении, а равно отступление к северным Аргоннам, из опасения быть обойденными французской армией, развившей успешные операции на Маасе ниже Вердена. Косвенным указанием на то, что германцы вынуждены произвести это равнение по фронту может служить занятие французами Суэна на правом берегу р. Сюипп и Мениль-ле-Гюрмоса.

Еще менее благоприятно положение германцев на правом фронте. Здесь союзники широко использовали тактику обхода и после ряда решительных столкновений заставили немцев очистить угол, образуемый нижним течением р. Эн и Уазой и отодвинутые на линию к северу от Нуайона до Краона.

Сразу же по выяснении результатов сражения на Марне германский штаб ясно представил себе всю опасность положения своих армий, стиснутых между Уазой и Маасом и в случае дальнейшего отступления неизбежно попадающих в треугольник Маас-Самбр. Такая перспектива была бы равносильна полному разгрому германцев. Во избежание этого в первых числах августа германский штаб, как о том сообщили из Льежа, должен был двинуть значительное количество полков при 40 орудиях в Северную Францию.

Бросать эти силы, вместе с другими неучтенными подкреплениями в центре расположения германских армий было бы по меньшей мере безрассудно, т. к. при незащищенности правого фланга, усиление в центре, усиление все же недостаточное для прорыва линии наступления союзников, только ухудшило бы положение германской армии. Вот почему следует полагать, что все прошедшие чрез Бельгию подкрепления и направлены были в обход левого фланга союзных войск, в предупреждение полного разгрома последними армий Клука и Лихновскаго. Возможно также, что расформированная саксонская армия фон-Гаузена тоже в большей своей части была выдвинута на усиление правого фланга.

Между прочим самый факт расформирования целой армии имеет огромное симптоматическое значение. Он, собственно, показывает, что поражение германцев на пути от Марны к Эну было настолько значительным, что ради необходимого пополнения выбывших из строя частей Вильгельм II должен был за недостаточностью резервов лишиться целой самостоятельной боевой единицы. Равным образом, это расформирование говорит за то, что германцы не только не намерены сосредоточить значительных сил в центре, но наоборот разрешают их, т.к. именно бывшая фон-Гаузена армия вместе с армией герц. Альбрехта Вюртембергского в генеральном сражении на Марне представляла собой центр расположения германских сил и была затем отброшена на линию Реймс-Аргонны.

Однако численное превосходство союзников, их воодушевление и тщательно подготовленный союзным главнокомандующим план отражения немцев сделали то, что все усилия последних нанести союзным армиям удар справа не могут увенчаться успехом. Здесь им противостоит мощное охватывающее полукольцо в линии Суассон—Амьен и Кортрейк—Антверпен. В первой две французских и одна английская армии теснят противника к северо-востоку и уже заняли Перрон, во второй—недавно высаженная в Остенде английская армия и армия короля Альберта прижимают противника в направлении к юго-востоку.

Для того, чтобы противостоять этому боковому удару, германцы должны встретить его фронтом, но тогда их тыл, обращенный к Маасу, окажется под ударами маасской французской армии, помимо того, что на левом фланге у них будут не менее трех французских армий, ведущих теперь наступление на линии Суассон—Аргонны.

Факт раскассирования саксонской армии говорит за то, что резервами германская армия не богата. Манера германских вождей бросать в дело возможно большие массы в целях быстрого и эффектного наступления принесла свои отрицательные результаты. Что резервов на франко-бельгийском театре у германцев нет, на это указывает, между прочим, и пущенный из Берлина слух о наступлении на Францию через Лотарингию новой полумиллионной армии, которая по существу должна сыграть наполовину роль резерва.

Сомнительно, чтобы Вильгельм II мог располагать такими силами в подкрепление своих застрявших на Эне армий, однако, за последние дни в районе Вевра германцы предприняли ряд значительных атак и даже, судя по смутным сообщениям французского штаба, продвинулись от границы к Маасу и имели ряд частичных успехов. Но уже день спустя стремление германцев к Маасу несколько утихло. Очевидно, в этом натиске с востока приняли участие старые силы, опирающиеся на Мец и подкрепленные гарнизоном последнего, и натиск этот был предпринят с целью отвлечь внимание от правого германского фланга, на котором одновременно с тем германцы произвели ряд сильнейших атак в направлении Суассон—Нуайон —Руа—Перрон, перешедшее затем в сражение, продолжающееся и по настоящее время, но с очевидным перевесом в сторону союзников, уже занявших, как сказано выше, Перрон.

Вогезский и эльзасский театры за это время ничего интересного не дали.

Итак роли соперников на полях северо-восточной Франции существенно переменились и развившееся после боя Монс—Шарлеруа стремительное обходное движение германская армия сама оказалась охваченной союзниками с трех сторон. Здесь получила подтверждение давно известная тактическая истина, что глубокий обход противника только тогда целесообразен, если заканчивается решительной победой в бою, чего как раз на Марне и не случилось, и что, в противном случае, обход может поставить обходящего в крайне рискованное положение быть в свою очередь обойденным.

Затем, прочные укрепления позиции на линии отступления говорит за то, что переход в наступление сознается самими германцами, как невозможный. На это, между прочим, указывают и те основы тактики, которые считаются незыблемыми германскими стратегами и которые, между прочим, считают самоокапывание сомнительной мерой при наступлении, „вследствие трудности, как гласит германский пехотный устав 1906 г, поднять залегшую в окопах цепь для дальнейшего наступления". Возведение же на линии Уазы—Аргоные прочных укреплений и фортификационных работ показывает, что о новом наступлении германцы не помышляют сами.

 

Немцы о немецких зверствах

К возмутительным эксцессам, которые позволили себе немцы в войне, в самой Германии неодинаково относятся. Шовинистическая печать, живущая сейчас только кровью, к ним или равнодушна или даже находит им оправдание. Но в Германии есть немало людей, сохранивших непомраченный рассудок. Вот, например, мнение "Форвертс" о тех приемах борьбы, которые рекомендуются шовинистической печатью. (Цитируем по газете "День").

«Мы желаем быть гуманными,-говорит газета,—не только по отношению к пленным, но и к сражающимся. Воевать не значит злодейски убивать или мучить. Мы, пролетарии, не должны забывать, что перед нами находятся наши товарищи. Они воюют с нами не ради удовольствия, а ради защиты своей родины. Газеты сообщают, правда, о жестокостях, совершаемых нашими противниками. Возможно, что были такие разрозненные случаи. Но необходимо значительную долю сообщаемого отнести за счет сознательного или бессознательного преувеличения. Нельзя сверх того забывать, что во время войны за неоспоримую истину принимаются самые фантастические слухи. Необходимо остерегаться преувеличений. Совершенно недопустимо наказывать одних за преступления, совершенные другими, если преступления эти, вообще, были совершены".

Мы должны освободить войну от жестокости, от варварства. Мы должны показать себя рыцарями, хотя мы и пролетарии, или, вернее, именно потому, что мы пролетарии. Мы должны стараться, чтобы и после войны была возможна солидарность между представителями одного и того же класса».

 


Нервно-психическая заболеваемость военного времени

и ее предупреждение

На эту тему в Омске была прочитана д-м Шайкевичем лекция: Влияние войны на увеличение или уменьшение процентности душевных заболеваний населения—вопрос новый и неразработанный, но лектор допускает, что интенсивность переживаемых населением, не принимающим активного участия в войне, душевных волнений не может пройти бесследно. Что-же касается до той части населения, которая непосредственно участвует в войне, то мнения исследователей психиатров расходятся. Лектору в течение русско-японской войны пришлось работать в московском госпитале, через который прошло до 2000 душевнобольных солдат, наблюдение над которыми дали лектору возможность утверждать, что заболеваемость не только среди войск во время войны повышается, но и болезнь принимает специфическую окраску.

Лектор находит, что противоядием против повышения заболеваемости является идейность войны и что поэтому можно рассчитывать, что настоящая глубоко идейная война даст невысокий процент заболеваемости.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 22 (09) сентября 1914 года

Первая мировая война. 23 (10) сентября 1914 года

Первая мировая война. 24 (11) сентября 1914 года

Первая мировая война. 25 (12) сентября 1914 года

Первая мировая война. 26 (13) сентября 1914 года

Первая мировая война. 27 (14) сентября 1914 года

Первая мировая война. 28 (15) сентября 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

..............

 

 

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 587 | Добавил: nik191 | Теги: война, 1914 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz