nik191 Воскресенье, 19.05.2019, 20:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [113]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [749]
Украинизация [404]
Гражданская война [430]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [127]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2015 » Ноябрь » 27 » Первая мировая война. 27 (14) ноября 1915 года
06:39
Первая мировая война. 27 (14) ноября 1915 года

 

 

 

27 (14) ноября 1915 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

Западный фронт

Вчера к вечеру германцы пытались продвинуться к Кеммерну, но были отброшены.
У мызы Берземюнде бой продолжается. При овладении высотой в ее районе нашими частями взято пленными более 100 немцев и 6 пулеметов.
В районе юго-западной оконечности озера Свентен наши войска снова продвинулись вперед. Противник вторично атаковал здесь недавно утраченные свои окопы.
В районе Сморгони артиллерия противника в нескольких местах развивала сильный огонь.
Юго-западнее Пинска, в районе правого берега реки Струмени, противник атаковал деревню Комора, но был отбит.
Деревня Н. Подчеревичи, на левом берегу Стыри, после ряда схваток осталась в наших руках.
В районе деревни Семиковце, на Стрыпе, часть наших войск атаковала противника и гнала его до реки. Прижатый к реке, противник был частью уничтожен огнем, частью погиб в реке. На месте осталось более 100 трупов и тяжело раненых.
На остальном фронте в Галиции местами оживленная артиллерийская перестрелка. Замечено, что неприятель часто применяет состав, вызывающий слезотечение.

Кавказский фронт

Без перемен.

 

Северный фронт

14-го ноября.
На фронте затишье.

Кроме слабой, легко прекращенной попытки немцев атаковать наше расположение в районе р. Аа (Курляндской), западнее озера Бабит, на всем фронте вчерашний день было спокойно.

Западный фронт

14-го ноября.

Боевых столкновений не происходило.

Юго-западный фронт

14-го ноября.

Боевых столкновений не было.

Кавказский фронт

14-го ноября.

Боевых столкновений не было.

 

Дневник военных действий
К. Шумского

 

Перемещение сербских войск и правительства в Македонию

К началу ноября положение на всех фронтах европейской войны окончательно определилось. Это положение можно назвать выжидательным одинаково как на западном, так и на восточном фронте, при чем это выжидательное положение, по-видимому, должно продолжаться впредь до окончания вспомогательной операции, которую ведут обе стороны на Балканах, стремясь вовлечь балканские государства в состав той или иной коалиции.

Поэтому операция противника на Балканах, несмотря на ее внешний быстрый темп, не могла оказать существенного влияния на ход событий на главном театре до тех пор, пока она не будет приведена к определенному и решительному концу. Занятие противником территории Сербии, даже и на большом протяжении, еще ничего не означало, ибо такое занятие территории нисколько не освобождало ни армий Макензена ни болгарских армий для действий на главном фронте и вместе с тем нисколько не решало вопроса о выступлении Румынии и Греции на той или другой стороне.

Эта точка зрения представляется единственно приемлемою в данном случае, и было бы слишком узко смотреть на наступление противника на Балканах, как на задачу только „уничтожить Сербию”. Мы уже доказывали, что задача противника заключается не столько в занятии Сербии, сколько в привлечении балканских государств в орбиту немецкой коалиции. Поэтому балканская операция могла бы дать австро-немцам плоды только в том случае, если она была бы настолько успешной, что противник стал бы полным хозяином на Балканах и мог бы не только вернуть армии Макензена туда, откуда они были взяты, т.-е. на главный фронт европейской войны, но еще прибавить к ним контингенты балканских государств.

Этим, в свою очередь, и объясняется та задача, которая предстояла союзникам, ибо ясно, что эта задача заключалась в том, чтобы не дать осуществиться намерениям австро-немцев, не дать им возможности добиться такой победы, которая сделала бы австро-немцев хозяевами на Балканах и позволила бы им усилить свои армии на главных фронтах новыми войсками из контингентов балканских государств.

При таких условиях, занятие австро-немцами и болгарами территории Сербии нисколько не приводило немецкий генеральный штаб к желанному для него концу: пока существовали сербская армия и союзный десант, нечего было и думать о возвращении армий Макензена на главные фронты европейской войны, а тем более о том, чтобы воспользоваться для главных фронтов армиями балканских государств.

Именно в этом и заключался смысл стратегического отхода сербов, которым, следовательно, предстояло отойти под натиском превосходных сил врага и занять такое положение, которое постоянно бы угрожало пути Белград—Ниш—София- Константинополь.

Несомненно, что такой отход представлял поистине героическую операцию. В особенности положение сербов стало необыкновенно тяжелым после того, как австро-немцы и болгары заняли Ниш и Крагуевац. С занятием этих пунктов австро-немцы и болгары занимали почти всю территорию прежней Сербии, и главные сербские силы сгруппировались впереди Митровицы, т.-е. в самом юго-западном углу Сербии, на границе бывшего Новобазарского санджака.

Далее, с занятием Ниша и Крагуеваца противник стал восстанавливать главный железнодорожный путь, соединяющий Австро-Венгрию с Константинополем, а именно Будапешт — Белград — Ниш—София — Константинополь.

Таким образом сквозное движение между Германией и Константинополем было установлено, но это, как мы видели, нисколько не разрешало главной задачи австро-немцев, а именно — задачи присоединить к немецкой коалиции балканские государства и воспользоваться их армиями.

Этому мешало присутствие сербской армии и десанта почему противник после занятия Ниша и Крагуеваца продолжал дальнейшее наступление в Сербию, стремясь прижать сербов к границам непроходимой Албании и вообще очистить Балканский полуостров от сербских и союзных сил.

Положение сербов в это время было таково: с трех сторон они были охранены австро-немцами и болгарами, а с четвертой стороны находилась Албания, куда отступать было невыгодно, в виду малокультурности страны, отсутствия дорог и отсутствия там достаточных запасов продовольствия и других снабжений. При таких условиях, сербы решили отступать не в Албанию, т.-е. не в открытые двери, а пробиваться через закрытые двери, а именно — через болгарские войска, к югу, в Македонию, на соединение с союзным десантом.

На пути их находилась болгарская группа войск, занимавшая район Ускюба. Эта группа ранее состояла из одиннадцатой македонской дивизии, а затем к ней, по-видимому, присоединилась третья болгарская дивизия, занимавшая Вранье, седьмая болгарская дивизия, наступавшая от Трна, южнее Ниша, и пятая дивизия, наступавшая ранее в резерве болгарской армии. Всего, следовательно, путь в Македонию сербам преграждало около четырех дивизий болгар, т.-е. свыше 100 тысяч человек. Если принять во внимание, что эту массу надо было не только разбить, но и пробиться через нее, и что в то же время надо было отбиваться в тылу от двух наседавших армий — Кенесса и Гальвица, а с фланга отбивать удары еще болгарской армии Бояджева, то станет понятным, в каких исключительных условиях, почти неслыханных в истории, происходил отход главных сил сербской армии и тех масс населения, которые шли вместе с войсками, спасаясь от германских армий.

Самый путь главных сербских сил лежал через весь Новобазарский санджак и далее через Призрен, Тетово, на Монастырь. В Монастырь, находящийся, к слову сказать, в южной Македонии, была уже перенесена сербская столица, и там, по-видимому, уже главное сербское командование, совместно со штабами союзного десанта, руководило этой крайне трудной операцией по соединению сербов через болгарские войска с англо-французским десантным отрядом. Операция эта продолжалась в течение недели, при чем сведений о ней почти не поступало, и лишь 2-го ноября было получено известие, что сербские главные силы взяли Тетово, на путях к Ускюбу, и преследуют отступающих болгар.

Это было крайне важным фактом, ибо открывало сербам две дороги в Монастырь. Очевидно, что от сербской армии было выставлено нечто в роде бокового арьергарда, который наступал в сторону Ускюба и придерживал болгар, пока главные сербские силы не пройдут по дороге к Монастырю.

Таким образом сербы очистили территорию прежней Сербии и Новобазарский санджак, и вся армия, а, вероятно, и часть населения, как бы „переселилась“ в южную Македонию, по соседству с Грецией, где вместе с союзным десантом предполагалось уже оказать более решительное сопротивление австро-немцам и болгарам.

Несомненно, что положение сербов в Македонии было гораздо лучше, нежели в прежней Сербии. Там они были осаждены со всех сторон австро-немцами и болгарами и, сверх того, лишены сношения с внешним миром, почему не могли получать достаточно снабжения, что так насущно необходимо для нынешних армий. Перейдя же в Македонию, они, правда, отдавали временно противнику территорию прежней Сербии и Новобазарский санджак вместе с Белградом, Нишем, Крагуевацем и Митровицей, но вместе с тем уже имели новую базу в Монастыре, а Монастырь соединен железной дорогой с Салониками. Следовательно, в Македонии сербы уже имели не только связь с союзниками, но имели полное общение с внешним миром, и союзные войска могли уже им оказывать ту материальную поддержку, без которой дальнейшая борьба сербов была бы немыслима.

Итак, в окончательном виде с начала ноября балканская операция слагалась следующим образом:

противник занял прежнюю Сербию и Новобазарский санджак, а сербская армия пробивалась через ряды болгарских войск в южную Македонию, где должна была соединиться с англо-французскими войсками. Сербская столица переносилась в Монастырь, и территория, занятая сербскими войсками, соприкасалась непосредственно с Грецией, ибо теперь уже сербские войска, сербское правительство и большая часть населения Сербии переселились с боем в южную Македонию.

Теперь уже сербские войска, вместе с десантом, должны были оказать сопротивление австро-немецко - болгарскому наступлению на Балканах и должны были удерживать всеми силами положение союзников на этом важном полуострове.

В тылу у них находилась Греция, и, так как Салоники, через которые шло все снабжение и сербов и союзного десанта, принадлежали также Греции, то от поведения последней в значительной степени зависело все положение соединенных сил сербов, англичан и французов в южной Македонии.

Поэтому на Грецию стала усиленно нажимать австро-немецкая дипломатия. Австро-немцы назначили громадные силы для уничтожения сербской армии, но не сумели окружить сербов и устроить им «Седан", почему теперь уже за это дело взялась австро-германская дипломатия, стремившаяся поднять Грецию и этим закрыть все пути как сербским войскам, так и союзному десанту.

Положение Греции в этом вопросе было несомненно весьма трудное. С одной стороны, греки не могли выступить против четверного согласия, ибо территория Греции с ее островами и извилистым побережьем всецело находилась под стратегическим контролем союзного флота, и последний мог в любой момент нанести сильнейший удар Греции, в случае ее выступления против союзников. С другой стороны, греки боялись выступить вместе с державами четверного согласия, так как, по-видимому, король Константин верил в победу австро-германцев и опасался, что последние после Сербии примутся за Грецию, если греки выступят открыто против немцев.

При таких условиях, греки весьма желали бы сохранить нейтралитет, но австро-немецкая дипломатия заявила протест против высадки англо-французского десанта в Салониках, указывая, что это представляет собою нарушение Грецией ее нейтралитета.

При такой сложной обстановке Греция продолжала оставаться нейтральной, а сербы и англо-французы продвигались навстречу друг другу, чтобы, путем соединения в южной Македонии, положить предел распространению австро-германцев и болгар на Балканах.

В тот момент, когда писалась эта статья, стало известно, что дипломатия четверного согласия предупредила Грецию том, что какие-либо покушения разоружить сербов, в случае их отхода на греческую территорию, не могут быть допущены, и что от Греции ожидается хотя бы в такой форме выражение содействия Сербии во имя греко-сербского союзного договора. На этот совет-запрос Греция сразу ответа не дала.

 

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 23 (10) ноября 1915 года

Первая мировая война. 24 (11) ноября 1915 года

Первая мировая война. 25 (12) ноября 1915 года

Первая мировая война. 26 (13) ноября 1915 года

Первая мировая война. 27 (14) ноября 1915 года

Первая мировая война. 28 (15) ноября 1915 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 442 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz