nik191 Суббота, 25.05.2019, 23:04
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [750]
Украинизация [408]
Гражданская война [437]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [128]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2015 » Сентябрь » 25 » Первая мировая война. 25 (12) сентября 1915 года
06:57
Первая мировая война. 25 (12) сентября 1915 года

 

 

 

25 (12) сентября 1915 года

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

Немецкие летчики появились в Рижском заливе, но были отогнаны нашими гидропланами.

Деревня Аткальне (район Нейгут), несколько раз переходившая из рук в руки, к утру 10 сентября осталась в наших руках.

Попытка противника отбить деревню Стригге (район Бирсгален) успеха не имела.

В двинском районе бои продолжаются. Немцы во многих местах развивают ураганный огонь артиллерии и ведут бешеные атаки.

В районе Ново-Александровска, по обеим сторонам Двинского шоссе, ожесточенное сражение не прекращается. На перешейках в районе озер Дрисвяты и Оболе также происходят жаркие столкновения.

Из м. Вилейки наши войска выбили противника штыковым ударом. Пока в этом районе нами взято у немцев более 8 офицеров (?) До настоящего времени выяснено, что в числе их имеются 4 гаубицы. Кроме того, взято 9 зарядных ящиков и 7 пулеметов. Взятые орудия во время боя были повернуты против немцев и заставили уйти немецкий бронированный автомобиль.

В районе Ошмян и далее на юг до верхнего Немана, равно как и в районе восточнее железной дороги Лида—Молчад, по всему фронту идут упорные бои. Особенного напряжения бой достиг в районе деревни Субботники, на реке Гавья, где неприятелю удалось переправиться на левый берег реки, и в районе юго-восточнее Молчади, где противник был отбит с большими потерями и отхлынул назад. К югу от м. Барановичи передовые части противника достигли реки Мышанки (правый приток Шары).

На Огинском канале к бою у Логишина германцы были разбиты и бежали. Логишин вновь занят нами. Часть неприятельского обоза подверглась нападению нашей конницы, порубившей прислугу и уничтожившей повозки. У Дубровы Мокрой, восточнее Логишина, германцам нанесен жестокий урон.

К югу от Припяти противник выбит из деревень Горынычи и Омыт на нижнем Стоходе и отброшен от реки Веселухи.
Особым успехом сопровождались действия наших войск в луцком районе. Атаковав и взяв в течение ночи на 10 сентября неприятельскую позицию у деревень Липовец и Небожка (севернее Лупки), наши войска захватили, по предварительному подсчету, до 80 офицеров и 4000 нижних чинов, пулеметы, походные кухни и телефоны. К утру 10 сентября Луцк был в наших руках, а к вечеру того же дня наши войска лихо овладели Красненским предмостным укреплением в районе самого Луцка.

Юго-западнее Луцка после третьей самоотверженной атаки наши войска овладели селениями Подгайцы и Крувы и в штыковой схватке переколола много мадьяр. В боях на переправах через реку Стырь несколько названных селений (?) Нами взято за последние сутки еще около 1000 пленных.

Со стороны Почаева неприятель произвел несколько контратак, незначительно потеснив наши войска. В районе деревни Хмелевка (юго западнее Трембовли) противник отброшен еще далее на запад.

 

От штаба кавказской армии

за 10 сентября

В ольтинском направлении столкновения наших разведчиков с турками в районах Тева, Христаспора и Аркинса.

В мелазгертском районе перестрелка нашей конницы с гамидийцами у селения Фенек.

В ванском районе, восточнее Анга, бой передовых частей.

На остальном фронте без перемен.

 

Западный фронт

12-го сентября.

На фронте двинских позиций день прошел несколько спокойнее. По показанию пленных, немцы в последних боях и отбитых нами атаках понесли большие потери.

В районе р. Вилии, выше Вилейки, упорные бои продолжались; д. Нестерки взята нами. Немцы произвели ряд атак в районе Вилейки, доведя неоднократно их до штыков. Все атаки были отбиты.

В районе северо-западнее Вилейки наши войска штыковым ударом овладели укрепленной деревней Остров и вернули обратно д. Гиры.

На фронте Сморгони и южнее бои продолжались. В районе с. Лаздуны, восточнее м. Ивье, противник развил сильный огонь тяжелой артиллерией. Наши войска очистили это селение. Упорное сопротивление немцев у д. Иодгурье, к востоку от Новогрудка, было преодолено штыковым ударом. Крайне напряженный бой происходил весь день в районе ф. Ларисин, также восточнее Новогрудка. Окопы фольварка переходили из рук в руки. Несколько южнее ф. Марисин неприятель был выбит настойчивыми атаками из окопов у д. С. Кольчицы, причем захвачено в плев до 600 немцев. Еще южнее, после кровопролитного штыкового боя, была также занята нами д. Полужье.

На Струмени германцы были отброшены за реку, причем бросили много раненых и снаряжения; мост у Статичево (южнее Пинска) был ими сожжен.

Юго-западный фронт

12-го сентября.

На фронте к югу от р. Припяти и на галицийском театре ничего существенного не произошло.

Кавказский фронт

12-го сентября.

На ольтинском направлении в районе Хистаспора наши разведчики потеснили турок, а в районах Ишханы и Тев турки вели безрезультатный огонь по нашим позициям.

В районе Севричая наши разведчики внезапно напали на турецкую заставу, частью перекололи, а частью взяли в плен.

 

Дневник военных действий
Н. Шумского


Наступление в Полесье

Самым значительным событием за последнюю неделю августа месяца является наступление двух северных армий— прибалтийской генерала Белова и ковенской генерала Эйхгорна— к Двинску, Свенцянам и Вильне. Как известно, прибалтийская армия Эйхгорна имела операционное направление все время вдоль Прибалтийского побережья, и в этом видели якобы угрозу нашей северной столице.

Однако, дойдя до реки Двины, Белов отказался от переправы через эту реку и повернул направо, к Двинску. Таким образом, если даже считать, что Белов стремился вдоль Прибалтийского побережья к нашей северной столице, от которой его, к слову сказать, отделяло не менее 400 верст, то теперь можно было уже видеть, что он „свернул с этого операционного направления “ и пошел в совершенно другую сторону—от Фридрихштадта к Двинску.

Необходимо напомнить, что называется в стратегии „операционным направлением". Операционным направлением в стратегии называется линия, соединяющая армию с той целью, куда она стремится. Вполне естественно, что нормальное операционное направление отходит перпендикулярно от фронта армии, и лишь в частных случаях операционное направление отходит в иную сторону.

Поэтому, пока Белов двигался фронтом к северо-востоку, направляясь к Западной Двине, его операционное направление, если его далеко вычертить по карте, действительно приводило к северной столице. Но уже тогда было понятно, что один Белов со своими шестью корпусами, т.-е. с какими-нибудь 250 тысяч человек, не может серьезно угрожать северной столице. Уже тогда ясно было, что Белов стремится к Двине для того, чтобы прикрыться этой широкой рекой от нашего натиска со стороны Ревеля и побережья Финского залива.

Поэтому для нас нисколько не было неожиданностью, что противник, дойдя до Западной Двины и прикрывшись этой рекой, свернул направо к Двинску. Это движение Белова, если прочертить его операционное направление, выводит в район Полоцка и к верховьям Днепра, т.-е. на дороги Седлец—Бологое и московско-брестскую. Следовательно, тот Белов, которого считали якобы угрожающим северной столице, на самом деле, повернув к Двинску, обнаружил намерение пробраться в район Полесья и в район, прилегающий к Полесью, т.-е. на московские пути.

Одновременно таким же маневром обнаруживала себя ковенская армия Эйхгорна. Так как 250-ти тысяч Белова было уже слишком недостаточно, чтобы якобы угрожать северной столице, то к Белову некоторые присчитывали и армию Эйхгорна в составе четырех корпусов, и почему-то считалось, что вся северная группа,—и Белова и Эйхгорна,—в составе уже 400 тысяч человек, якобы предназначена для угрозы северной столице.

Поэтому весьма важным оказалось то обстоятельство, что Эйхгорн так же, как и Белов, свернул с путей вдоль Прибалтийского побережья и устремился к Свенцянам и Вильне, каковое операционное направление выводило в Минский район и в район верховьев Днепра, т.-е. также на дороги Седлец — Бологое и московско-брестскую, а, следовательно, и это операционное направление выводило на московские пути.

После этого было уже трудно сомневаться в том истинном направлении, к которому стремятся немецкие массы на нашем фронте. До сих пор, как мы знаем, армия Гальвица — южнее Гродны, Шольца—у Волковыска и Слонима, Ковеша, Макензена и эрцгерцога Иосифа-Фердинанда -всего пять армий — двигались в промежутке между Гродной и Пинскими болотами, стремясь продвинуться по дорогам Седлец—Бологое и брестской к северо-востоку. Теперь к этим пяти армиям, стремящимся по 1000-верстным московским путям, присоединились еще две северные армии -Белова и Эйхгорна, устремившиеся также в направлении к московским путям. Между тем на Белова и Эйхгорна указывали как на доказательство того, что якобы существует угроза северной столице, и что якобы эту угрозу предполагают осуществить вышеупомянутые армии Белова и Эйхгорна.

Таким образом и северная группа противника и средняя его группа одинаково и определенно стремились по средним московским путям в районы верховьев Днепра, и направление операционной линии главных масс немцев уже не подлежало оспариванию.
Как известно, северная и средняя группы противника оперировали к северу от Полесья до Балтийского моря. Совершенно отдельно вела операцию южная группа противника—от Полесья до Румынии, и Полесье разделяло войска к северу от него и войска к югу от него на две самостоятельные и отдельно действующие группы. Южная группа противника, как в свое время в 1879 году писал немец Сарматикус в своей брошюре „Польский театр военных действий", должна была иметь операционное направление и этапную линию Львов—Киев— Курск—Орел—Москва. Вполне ясно, что южная группа противника, стоявшая лишь впереди Львова, находилась в самом начале этого невероятно грандиозного 1200-верстнаго пути.

Во исполнение этого, как мы видим, давно намеченного плана наших противников, армии Ботмера, Линцингена и Пфланцера двинулись широким фронтом из Галиции к нашим южным губерниям. Результат этого движения оказался крайне неожиданным для противника: в течение двух недель австро-германцы понесли ряд поражений и потеряли одними пленными свыше 40 тысяч человек, что дает количество пленных, равное целому армейскому корпусу. Если присчитать к этому потери убитыми и ранеными, которые должны были быть раза в 1 1/2—2 больше числа пленных, то станет ясно, что потери противника доходили до 2 1/2 корпусов. Если считать, что в трех галицийских армиях —Ботмера, Линцингена и Пфланцера - было около 12 корпусов, то станет понятно, что все три армии испытали сильнейшее поражение, понеся до 20 процентов потерь.

Как только стали обнаруживаться первые поражения австро-германцев в Галиции, армия Макензена, бывшая впереди Бреста, и находившаяся с ним рядом армия эрцгерцога Фердинанда поспешили на выручку своей галицийской группы. С этой целью Макензен двинулся не прямо в Галицию, а направился в Волынскую губернию, стремясь через Ровно выйти в тыл Галицийской границе и в тыл нашим „киевским" армиям, теснившим австрийцев в Галиции. В случае успеха этого обхода, Макензен мог бы выйти на некоторые пути отхода наших войск из Галиции, и это могло бы заставить нас очистить Галицию, что одновременно сделало бы бесполезными наши победы над австрийцами в Галиции.

Однако наступление Макензена было задержано нашими войсками впереди Ровно, на реках Стыри и Горыни. Невзирая на чрезвычайные усилия Макензена, на его обычные приемы—ураганный огонь громадного количества пушек, на применение им „фаланги", Макензен не только не мог выйти в тыл Галицийской границе, но в беспрерывных боях потерял тысячи пленных и пулеметы.

Таким образом первые шаги противника по его грандиозному пути Львов- Киев — Курск — Орел— Москва закончились поражением, и если германцы чуть подвинулись на своих московских путях к северу от Полесья,—примерно, до Слонима, — то австрийцы на своих московских путях, направлявшихся через Киев, оказались абсолютно не в состоянии тронуться с места. Это имело весьма существенное значение. Как известно, противника на его средних путях из брестско-гродненского района отделяет свыше 1000 верст от конечной цели. Нам уже приходилось упоминать, что противник считал необходимым идти к центральной столице два года, для чего в первый год предполагал пройти первую половину пути, примерно, до верховьев Березины и Днепра, а во второй год самоуверенно намечал остальную половину пути. Между тем противника к первым числам сентября, когда оставалось всего лишь месяц-полтора времени, благоприятного для операций, отделяло от верховьев Березины и Днепра свыше З00 верст пути.

Крайне неблагоприятные условия местности затрудняли движение противника, а сопротивление, оказываемое нашими войсками, вынуждало его продвигаться, в общем, с ничтожной скоростью, не более четырех верст в сутки.

При таких условиях, не имея возможности быстро продвинуться от Полесья к верховьям Днепра, противник решил это осуществить при помощи охвата Полесья с двух сторон: с севера и с юга. Смысл наступления Белова и Эйхгорна к Двинску, Свенцянам и Вильне и заключался в том, что противник пытался при помощи этого наступления охватить Полесье с севера, подобно тому, как при помощи наступления из Восточной Пруссии противник охватил с севера „передовой театр" — Царство Польское.

Для охвата с юга и предназначались те три галицийские армии, которые вместе с армиями Макензена и эрцгерцога Иосифа у Ровно должны были обойти Полесье с юга,—подобно тому, как ранее Макензен охватил с юга „передовой театр".

Таким образом, по отношению к Полесью с его старо-наполеоновскими путями, противник хотел осуществить такой же охват с двух сторон, какой его в свое время привел к овладению „передовым театром". В силу этого, поражение, нанесенное южной группе противника, оказалось весьма важным. Оно свидетельствовало о том, что южный охват противника не удался, и это можно сравнить с тем, что было бы, если бы мы разбили Макензена на Дунайце в Галиции в мае месяце.

Таково значение поражения, понесенного австро-германцами в Галиции в августе месяце.

Южный охват Полесья потерпел неудачу. Оставался охват Полесья с севера, почему Белов и Эйхгорн повели крайне настойчивое наступление против Двинска и Свенцян, вычерчивая себе операционное направление к Полоцку и верхнему Днепру, дабы вынудить нас этим очистить Полесье до Днепра. Наступление это встретило энергичное сопротивление наших войск, в результате чего на всем фронте от Вильны до Двинска завязалось большое сражение.

 

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 21 (08) сентября 1915 года

Первая мировая война. 22 (09) сентября 1915 года

Первая мировая война. 23 (10) сентября 1915 года

Первая мировая война. 24 (11) сентября 1915 года

Первая мировая война. 25 (12) сентября 1915 года

Первая мировая война. 26 (13) сентября 1915 года

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 433 | Добавил: nik191 | Теги: сентябрь, война, 1915 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz