nik191 Вторник, 28.09.2021, 20:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Сентябрь » 18 » Первая мировая война. 18 (05) сентября 1914 года
04:53
Первая мировая война. 18 (05) сентября 1914 года

 

 

 

18 (05) сентября 1914 года

 

 

 

 

 

Подробнее

 

От главного управления генерального штаба

«Кельнская Газета» 12-го сентября нов. ст. в № 1018, приписывая генерал-адъютанту Ренненкампфу и генералу-от-инфантерии Мартосу распоряжения жечь все без исключения немецкие поселения и расстреливать мирных жителей, советует рассматривать русских начальников, приводящих в исполнение таковые распоряжения, в случае их пленения, как преступников.

Телеграфное агентство Вольфа 5 (18) сентября сообщает, что один из находящихся в Германии в плену наших генералов закованный перевезен в Галле и предается военному суду за якобы отданное им распоряжение по подчиненным ему войскам в Восточной Пруссии о сожжении всех поселений и расстреле всего мужского населения, даже в случае непринятия участия в военных действиях и предоставления продовольственных припасов.

Главное управление генерального штаба имеет возможность категорически заявить, что подобное распоряжение безусловно не отдавалось ни одним из находящихся на театре военных действий войсковых начальников. В отдельных случаях, когда жители занятых нашими войсками населенных пунктов, в особенности члены военных обществ, предательски обстреливали войска, конечно, военные начальники принимали соответствующие репрессивные меры, которые, однако, никогда не имели никакого подобия с теми безрассудными распоряжениями, в которых германская пресса обвиняет наших военачальников и которые лучше всего опровергаются в той же прессе рассказами очевидцев, которые в совершенно ином виде описывают отношение наших войсковых начальников к мирному населению Восточной Пруссии.

Что же касается сообщений агентства Вольфа о перевозке закованного нашего пленного генерала в гор. Галле и предании его военному суду, то этот новый прием ведения войны конечно встретит подобающий отклик с нашей стороны по отношению к находящимся у нас в плену представителям извращенной немецкой военной этики, столь характерно проявленной старшими чинами германской армии в Калише и Ченстохове.

 

На русском фронте

5-го сентября. Происходили небольшие бои между передовыми частями.

В пределах западной пограничной полосы Царства Польскаго передовые части германской армии укрепились на фронте Ченстохов—Велюн—Слесин. Ченстохов находится в Петроковской губ., в 12 верстах от границы; Велюн—на юге Калишской губ., в 13 верстах от границы, а Слесин на севере Калишской губ., в 14 верстах от границы. Протяжение этого фронта—180 верст.

По слухам кронпринц принял верховное командование над германской армией, оперирующей в восточной Пруссии.

5-го сентября. Мы овладели укреплениями Синявы и Самбора. Австрийские арьергарды отброшены с реки Вишни за Сан. На участке Радымно-Медыка неприятель уничтожил мосты на Сане. Ярослав горит. 2-го сентября в районе Сандомир—Радомысль взято свыше 3,000 пленных и десять орудий. В Немирове и ближайших окрестностях взято 3,000 повозок с артиллерийскими припасами. В занятых нами районах бродит много одиночных неприятельских солдат, постепенно сдающихся в плен.

 

Австрийские арьергарды, пытавшиеся задержать наше наступление в районе Баранов—Ранишов, отброшены с большими потерями. Тяжелая артиллерия обстреливает укрепления Ярослава. Завязались боевые действия с гарнизоном Перемышля, крепостная артиллерия коего открыла огонь. При прохождении войск в лесах обнаруживаются брошенными австрийцами батареи.

 

Западный фронт

5-го сентября. В общем положении никаких перемен за исключением левого фланга, где французские войска продолжали подвигаться вперед. Замечается некоторое затишье в военных действиях.

 

Южный фронт

 

5-го сентября. Сербы очистили Землин. «Пресс-бюро» уполномочено самым категорическим образом опровергнуть распространяемые из Вены известия, будто бы сербы были выбиты из Землина, причем у них было захвачено 6,000 пленных и несколько пушек. Сербы удалились из Землина по приказанию из сербской главной квартиры, руководившейся стратегическими соображениями. Уход войск совершился в полном порядке. Все солдаты ушли, захватив весь военный материал, и австрийцы вступили в Землин лишь два дня спустя по очищении его сербами.

Вышеприведенные ложные известия, равно как и известия, распространяемые «южно-славянской корреспонденций», у которой только название славянское, а именно, будто бы «7,000 сербов бомбардировали Панчево, но были отброшены», и тому подобные фантастические подробности— все это распространяется с единственной целью заставить иностранных читателей поверить в мнимые военные операции, а также с целью заставить забыть о поражениях австрийцев, нанесенных им сербами. Ни один сербский солдат не переходил через Дунай, и потому на неприятельской территории по этому фронту не было и признаков сражения.

 

Австрийский театр военных действий

Подводя итоги событиям последних дней, «Армейский Вестник» говорит:

4-го сентября наши войска продолжали преследовать отступающих австрийцев, причем противнику удалось частью внести порядок в отступающие войска, частью пополнить расстроенные части подвезенными из глубины страны свежими войсками. При нашем движении вперед противник местами оказал некоторое сопротивление, вследствие чего за последние дни произошел ряд боев наших войск с арьергардами австрийцев, причем результат этих боев был для нас успешен.

 

Так, 2 го сентября наш отряд выдержал серьезный бой с австрийцами, занявшими сильно укрепленную позицию у Кржешева. Бой шел за мосты на реке Сане. Сильные предмостные укрепления были взяты нами с налета, причем наш батальон перешел по мосту через Сан на плечах бежавших австрийцев.

В других районах также произошел ряд мелких боев за переправы—на реках Любачувка и Вишне; при этом, благодаря нашему энергичному и быстрому наступлению, австрийцы не успели разрушить мосты, к чему они прибегали раньше. Только у м. Мосциска железнодорожный мост оказался взорванным. Быстрый захват неповрежденных мостов на реке Сане, Любачувке и Вишне обеспечил нашим войскам возможность маневрирования на обоих берегах названных рек, т. е. дал полную свободу действий. Австрийцы, потеряв надежду задержать нас на естественных преградах, спешно перешли к возведению ряда полевых укреплений в районе Ряшев — Лежайск—Ярослав—Перемышль, особенно сильно укрепляя местность к востоку от крепости Перемышль, по дуге с радиусом верст в 15, обращенной выпуклой стороной своей к северо-востоку, востоку и юго-востоку. 2-го сентября наши войска с запада, севера и с востока атаковали г. Сандомир, укрепленный австрийцами, и после горячего боя сломили упорство противника, который быстро отступил на юг.

В этом бою нами захвачено 10 орудий и 1,500 пленных. В самом городе Сандомире австрийцы оставили большие запасы продовольствия, не успев при своем поспешном отступлении их уничтожить. В тот же день, в том же районе, юго-западнее г. Радомышля, наши войска, настигнув отступающего противника, разбили его и захватили еще 1,500 пленных.

По опросе взятых в этих боях пленных выяснилось, что это уже вновь привезенные две недели тому назад войска, которые были предназначены на пополнение убыли в армии после боев 26-го — 30-го августа, но брошены были австрийцами на север к Сандомиру, чтобы свежими войсками задержать быстрое наступление наших войск. 4-го сентября наши войска, продолжая преследовать австрийцев, теснили их на всем фронте, захватывая постепенно с боя ряд укрепленных позиций. Того же числа нашими войсками атакован и взят с боя сильно укрепленный Самбор—переправа на Днестре. Железнодорожные мосты на линиях Садова-Вишня—Перемышль и Комарно — Самбор австрийцами взорваны. На этих днях наша воздушная разведка дала ценныя сведения относительно укреплений у м. Сенявы трехмостной переправы на реке Сане. Лежащие на фронте этой укрепленной позиции у м. Сенявы деревни Рудка, Добра и Черцо были сильно укреплены австрийцами.

Для нас являлось необходимостью завладеть в этом месте переправою. По-видимому, у австрийцев, несмотря на построенные здесь укрепления, не было надежды удержать этот важный пункт в своих руках, так как от перебежчиков было известно, что противник предает огню все свои запасы, собранные в этом городе. 5-го сентября наши войска атаковали одновременно с севера и юга м. Сенява, и после ряда атак взяли с боя сначала местечко, а затем и самые мосты на реке Сане. К вечеру 5-го сентября наши войска овладели местечками Павлушовице—Ягодник—Липница—Ловиско—Тарновец — Сенява. Оба берега реки Вишни очищены австрийцами и заняты нашими войсками. На всем фронте Любачув — Садова-Вишня —Рудки, противник отступил к укреплениям, возводимым, видимо, впереди крепости Перемышль.

Железная дорога Перемышль — Ярослав — Пржеворск — Ряшев охраняется густыми цепями австрийцев и идет усиленная перевозка войск в обе стороны. Имеются достоверные сведения о том, что крепость Перемышль деятельно готовится к самой упорной обороне.

 

ВОЕННЫЕ ЗАМЕТКИ


Восточный фронт

Преследование разгромленной первой австрийской армии (красникской) ген. Ауфенберга нашей люблинской армией несколько замедлилось. Переправа значительных сил с многочисленной артиллерией, обозами, парками и др. тыловыми частями через Сан, многоводную и быструю реку, шириною на путях нашего наступления в 140—150 сажен, требует несколько дней времени. За отсутствием мостовых переправ (на нижнем участке Сана имеется только один постоянный железо-бетонный мост на шоссе у Ниско, где придется наводить понтонные мосты, не менее одного на каждый корпус. Переправа по понтонным мостам производится с крайней осторожностью—люди идут с интервалами, конница - спешенная и не может быть сделана быстро). При подобных условиях австрийская армия, преследуемая нашими авангардами, должна была лишиться большинства своей артиллерии и обозов.

Телеграмма штаба верховного главнокомандующего говорит о взятии более 400 орудий, но в конечном счете их окажется гораздо больше, судя по тому, что в галицийской битве три австрийских армии имели около 2.100 орудий. (Всего было до 2500 ор., из них прибл. 400 германских). Без большой погрешности можно предположить, что австрийцы лишились не менее 1/3 части всей своей артиллерии, т. е. около 700 орудий. Если же при этом потеряна большая часть артиллерийских парков, то уцелевшая артиллерия будет иметь недостаточное количество снарядов. В особенности тяжела для австрийской армии потеря гаубичной, тяжелой (позиционной) артиллерии, которой у австрийцев имелось всего 168 гаубиц калибром 15 см.

Армия ген. Рузского, овладев неприятельской позицией у Городка, в один день прошла 35 верст и достигла 1 сентября Мостиска в 25 вер. от Пржемышля. Крепкую Городокскую позицию наши войска взяли одновременной атакой с фрота и охватом обоих флангов. Правое австрийское крыло было охвачено нами между Краковецом (по шоссе на Ярослав в 50 вер. к западу от Львова) и Липовецом (Любачев—в 30 вер. к северу от Краковеца), почти в тылу Городка, причем мы взяли 1400 пленных, 8 гаубиц, обозы, и что весьма важно, понтонный парк. С другой стороны, части армии генерала Брусилова овладели Дорогобичем в обход правого фланга Городокской позиции, упиравшейся в малопроходимые болота по Днестру между Самбором и Жидачувом (50 вер. на юго-запад от Городка).

Не сумев защитить прекрасную Городокскую позицию, которая во всех военно-статистических исследованиях галицкого театра войны по своим свойствам признается недоступной, австрийцы вряд ли могут удержаться на позиции по среднему Сану на фронте Ярослав Пржемышль и далее по р. р. Вару (правый приток Сана) и Стрывцу (левый приток Днестра) до Хирова (в 30 вер. к югу от Пржемышля) важного узла на второй параллельной границе двухколейной железной дороге Звардов— Станиславов—Черновицы. Позиция эта, сильная по фронту на восток против неприятеля наступающего от Львова, свободно будет обойдена нашей люблинской армией на Жешув и Пржеворск (в 20 и 15 вер. на запад от Ярослава), станции первой параллельной границе двухколейной железн. дороги Одерберг - Краков— Львов—Подволочиск. Захват обеих железных дорог в этом направлении весьма важен для наших дальнейших операций так как окончательно прерывает сообщение Пржемышля и Ярослава с внутренними областями Австро-Венгрии.

Поэтому надо ожидать, что третья армия ген. Данкля и остатки второй—львовской армии должны будут оставить указанную позицию и отступить за Карпаты в пределы Венгрии для прикрытия Пешта, где могут быть пополнены запасными и совершенно переформированы, так как множество частей войск более не существует. Армия ген. Ауфенберга вынуждена будет отступить на запад к Кракову и далее в Моравию к Брюну для защиты Вены. Не считая последних австрийских крепостей в Галиции— Кракова и Прежемышля, которые будут обложены и обойдены нашими войсками и не окажут никакого влияния на наше дальнейшее наступление, внутри двуединой империи спешно строятся сильные укрепленные лагери по Дунаю на линии Тульн—Вена (Тульн на Дунае в 30 вер. к западу от Вены) и у Будапешта. В промежутке Вена—Будапешт строятся временные укрепленные лагери у Пресбурга и Эстергома. Возможно, австрийцы попытаются оказать сопротивление нашим армиям в Бескидских карпатских проходах (проходы в Лесистых Карпатах нами, очевидно, уже захвачены) и, наконец, на последней оборонительной линии перед Будапештом по р. Тису (Тейсс).

Может ли Австро-Венгрия собрать достаточные силы для защиты     обеих своих столиц и успеет ли она это сделать? На этот вопрос надо ответить отрицательно. Всего Австрия при крайнем напряжении может выставить действующую армию 1 и 2-й линии (имперская армия, ландвер, гонвед, резервные и маршевые части) в количестве не более 810—820 6-нов, 395—400 эскадронов с 2640 орудиями численностью до 950—975 тыс. строевых по штату; с нестроевыми, парками, обозами и т.п. это составит около 1.250.000 чел. Затем остается еще ландштурм (ополчение) до 240 б-нов, 20 эскадронов с 360 поршневыми (нескорострельными) орудиями, всего 250—260 тыс. строевых, а с нестроевыми, парками и т. д. прибл. 325 тыс. чел. Боевая ценность ландштурма, в особенности австрийского, не велика, и во всех государствах ополчение назначается исключительно для тыловой, этапной службы.

Австрийцы, желая всевозможными способами увеличить численность наступавших на нас армий, включили несколько ландштурмных дивизий в первую линию, но печальный опыт у Юзефова, где целая дивизия ландштурма, охранявшая переправу у Вислы и атакованная 17 августа нашей конницей с небольшой пехотной частью, была рассеяна огнем конной артиллерии и бросила свои три батареи, с полной убедительностью должен доказать ошибочность и крайнюю опасность подобных соединение. Поэтому ландштурм в расчет боевой, действующей силы не может быть принят во внимание.

 

Из 950 тысячной армии австрийцы в галицийских, в сербских и черногорских битвах потеряли убитыми ранеными, пленными и разбежавшимися до 450— 500 тысяч человек, не считая убыли больными, весьма высокой в австрийской армии, что составит еще от 50 до 60 тыс. выбывших из строя. Следовательно, активной силы у австрийцев осталось не более 400— 450 тыс. строевых на всех фронтах. Часть убыли может быть пополнена запасными войсками, которых может набраться до 300 тыс. строевых.

 

В трех действующих против нас армиях осталось не более 350—375 тыс. деморализованных и упавших духом бойцов; из этого числа должно было быть выделено еще не менее 50 тыс. в гарнизоны Кракова, Пржемышля и Ярослава. Одна треть артиллерии и огромное количество материальной части и всяких военных запасов потеряна, а очень большая часть продолжительными боями приведена в негодность. Новой, скорострельной артиллерии, переворуженной незадолго до войны, в запасе у австрийцев не имеется. На переформирование и пополнение разгромленной австрийской армии запасными частями и материальной частью, во всяком случае, потребуется не менее 3—4 недель времени. Вряд ли наши войска, находящиеся в нескольких переходах от Карпат и продолжающие наступать с полной энергией дадут австрийцам столь необходимую им передышку.

Поэтому наши армии сопротивлению последней австро-венгерской военной силы не может быть упорным и тем менее продолжительным.

 

Хроника войны

Австрийцы не ожидали решительного натиска наших войск на Львов и были охвачены паникой. Считая крепость почти неприроступной, они рассчитывали на продолжительную осаду и запас провиантом на год. Все это сделалось нашей добычей. Наши войска, вступив во Львов освободили заключенных русских, среди которых много русско-подданных представителей Галичан.

На крайнем восточном фланге прусского театра войны Германцы производят воздушные частые разведки. Сперва прилетают аэропланы, затем появляется Цеппелин и кидают снаряды.

Показался аэроплан. Наши стали стрелять. Аэроплан скрылся. На следующий день он появился снова на высоте приблизительно около 2,000 метров. Наши обстреляли его удачно. Аппарат стал делать планирующий спуск, что всех поразило. Оказалось, что летчик был ранен. Когда аэроплан спустился в районе наших войск, летчик бросился убегать. Его тяжело ранили. Кроме него на аппарате находился австрийский полковник. Когда его арестовали, он первым делом спросил, считают ли его шпионом, или нет. Ему ответили, что он военнопленный.

Полковника позвали завтракать. Он разговорился и расспрашивал, доходили ли до нас слухи о распущенном обращении немецких офицеров с русскими туристами. На столе лежала русская газета. Наш офицер перевел Австрийцу несколько заметок об обращении с русскими путешественниками.

Полковник задумался и сказал:

Они—наглецы. Позорно рядом с ними сражаться!

Турция решила напасть на Грецию. Болгария расположена дать Турции компенсации. Царь Фердинанд собственноручным письмом уверяет венгров, что все симпатии болгарского народа в настоящей войне на их стороне.

 

18 августа в 7 часов вечера, два германских авиатора появились над Парижем как раз в то время, когда жизнь на бульварах была в полном разгаре. Один аэроплан летал сначала на высоте 1,500 метров, затем спустился на 500 метров и бросил 11 бомб. Три попали в электрическую станцию, одна бомба, предназначавшаяся для французского 6анка, упала на улице Вивиен. По аэропланам была произведена стрельба, но безрезультатно. Были сброшены бомбы также около биржи и на крышу станции Северной железной дороги. Самые сильные повреждения произвели бомбы, брошенные близ станции Сен-Лазар, где было четверо убитых и несколько раненых. Одна бомба упала в четырехэтажный дом, но не взорвалась. Паники не было. Французские аэропланы бросились преследовать неприятеля, но он успел улететь.

Парламентский комитет конгресса трэд-юнионов заявил, что будет поддерживать правительство в этой войне предвидит необходимость введения всеобщей воинской повинности.

Среди киевских пленных весьма ярко обрисовывается рознь, существующая в австрийской армии: Немцы и Мадьяры держатся совершенно особняком от Галичан и Славян; вместе их не видно даже на прогулке (в крепостном дворе). Не зная, трудно было бы предположить, что это части одной и той же армии, «братья по оружию»: это как бы два враждебных лагеря, между которыми нет ничего общего.

Пленные Немцы и Мадьяры угрюмы и видимо тяготятся своим положением, чувствуя себя на чужбине. Славяне, особенно Галичане приветливы, смеются.

Вы скучаете?—спрашивал группу Галичан и Славян корреспондент газеты.

Как же не скучать: ведь там остались наши семьи, и что с ними, мы ничего не знаем.

— А вообще как чувствуете себя здесь?

- Вообще хорошо и покойно. Забудешься, заболтаешься- и чувствуешь себя легко. А вспомнишь семью,—и грустно становится.

 

Из последней партии раненых, прибывших в Петроград, большая половина попала в городские больницы. Выглядят они все довольно бодро и делятся впечатлениями. Все ранены в конечности и главным образом на передовых позициях, в окопах.

Пока идет артиллерийская стрельба и ружейная перестрелка, неприятель упорно держится, но стоит нашим перейти в штыковой бой, как сразу в среде неприятеля получается замешательство. Артиллерия, потеряв прицел, замолкает, а мы попадаем под огонь пулеметов, под неумолчную трескотню которых быстро наступаем. Вот картина, почти общая для всех отдельных боев в Пруссии. Ее одинаково рисуют как офицеры, так и низшие чины.

 

Военные расходы великих держав

 

По данным собранным немецким морским ежегодником "Nauticus", расходы великих держав на армию и флот по бюджету на 1914 г. составляли в марках:

                            Всего в тыс                     на душу населения.

Россия .    . ..........1.834,991                              11,47
Франция. ............ 1.203,035                              32,39   
Англия ............... 1.640,874                               85,36
Япония ................. 395,866                                7.20
Германия ........... 2.245,633                               32,88
Австро-Венгрия ......726,637                               13,25

Таким образом, больше всех указанных великих держав тратит на армию и флот Германия. По расходу же, падающему на одного человека, первое место занимает Англия, а затем идет Германия. Данные эти, впрочем, мало говорят о бремени расходов, падающих на население, т. к тяжесть этого бремени зависит также от среднего национального дохода, который в Англии выше, чем во всей Европе.

За последние 10 лет всюду произошло сильное увеличение военных расходов. Расход, падающий на душу населения, увеличился начиная с 1906 года в процентах:

Япония                   373,7
Германия.               114,6               
Россия.                    52,4
Франция                  35.7
Австро-Венгрия        21.7
Англия.                    20,9

Если исключить Японию, которая вышла на арену мировой политики только после русско-японской войны, то наиболее стремительный рост милитаризма был в Германии. Расход на душу населения в период, когда Германия не вела никаких войн и пользовалась 35 годами мира после франко-прусской войны—увеличился более, чем вдвое. Наоборот, в Англии за это десятилетие расход, падающий на душу населения, увеличился меньше, чем во всех других странах.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 12 сентября (30 августа) 1914 года

Первая мировая война. 13 сентября (31 августа) 1914 года

Первая мировая война. 14 (01) сентября 1914 года

Первая мировая война. 15 (02) сентября 1914 года

Первая мировая война. 16 (03) сентября 1914 года

Первая мировая война. 17 (04) сентября 1914 года

Первая мировая война. 18 (05) сентября 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

..............

 

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 1211 | Добавил: nik191 | Теги: война, 1914 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz