nik191 Вторник, 18.05.2021, 08:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [924]
Как это было [645]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [231]
Разное [21]
Политика и политики [228]
Старые фото [38]
Разные старости [66]
Мода [315]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [556]
Гражданская война [1130]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [199]
Восстание боксеров в Китае [38]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Январь » 14 » Первая мировая война. 14 (01) января 1916 года
06:44
Первая мировая война. 14 (01) января 1916 года

 

 

 

14 (01) января 1916 года

 

От штаба Верховного Главнокомандующего


31-го декабря 1915 года.

Западный фронт

В Галиции, на фронте Средней Стрипы, противник, под прикрытием снежной бури, два раза делал попытки перейти в наступление в районе Доброполе, но оба раза был отбит огнем. В этом районе и в районе к северо-востоку от Черновиц, противник был вынужден очистить часть окопов, которые нами и заняты.

Черное море

29-го декабря, наши миноносцы уничтожали потерпевшую аварию у Анатолийского берега неприятельскую подводную лодку. Ими же уничтожено два парусных судна с углем.

Кавказский фронт

В долине р. Архаве, нашим огнем рассеян турецкий отряд, производивший работы по укреплению позиций.

В районе Арджиша, у селения Хавсюнек, столкновения с значительными силами курдов.

 

Военный обзор

Чего достигли немцы и что могут предпринять в дальнейшем

 

Второй раз мы встречаем Новый Год на поле брани. Истекает полтора года, как началась европейская война. В начале ее эта цифра казалась маловероятною, так как существовало мнение, что на такой срок современная война затянуться никак не может. Однако, признание факта дальнейшей длительности ея уже не требует особых доказательств.

Война до «полной победы», вот лозунг, прозвучавший твердым и уверенным тоном по рядам армий согласия, а это указывает на то, что на окончание ее потребуется еще немало времени.

Война идет на истощение сильного врага, которое достижимо, конечно, не в короткое время.

Больше всего наш противник боится твердости нашего решения в достижении поставленной задачи, так как в этом он видит начало и основу «своего конца».    

Начиная войну, Германия с Австро-Венгрией были сильнее своих врагов, так как обладали большою армиею с сильными кадрами и, рассчитывая на молниеносное разрешение вопросов стратегии, бросали крупные массы на фронты, где намечались очередные операции большого масштаба. Такая система привела, к тому, что кадры германо-австрийских армий стали расходоваться полным темпом и этим как бы намечалось, что о длительной войне у германского генерального штаба предположений не имелось.

Колоссальные цифры потерь наших противников, изображаемые разными источниками в разном виде, но указывающие на то, что они, во всяком случае, не малы, в большой мере подорвали общий запас людей, пригодных для пополнения их действующих армий. К концу 1915 года, осенью, когда общее наступление германо-австрийцев на нашем восточном фронте задержалось и обе стороны перешли к позиционной борьбе, по условиям напоминающей таковую же на фронте наших союзников, со стороны противника резко обрисовалась забота беречь людей, заменяя их везде, где только представляется возможным, техникой, машинами и применением сильных фортификационных сооружений, которые по своей виртуозности в некоторых случаях превзошли все возможные по этому вопросу представления и ожидания. Особенно в этом смысле германцы зарекомендовали себя на западном фронте наших союзников. Одним словом, быстро маневрировавшие в начале войны австро-германские армии вросли глубоко в землю и держатся за нее настолько сильно, насколько позволят им это их технические способности и ухищрения.

Естественно, что атаки таких позиций должны стоить больших жертв и требовать громадной затраты жертв и времени.
Достигнув такого положении и состояния на главных двух европейских фронтах, австро-германцы, экономя живую силу, вынуждены вести дальнейшую войну с чрезвычайной осторожностью, и таким образом, теперь именно начинается самая опасная для противника фаза войны, где от него потребуется выдержать в полной мере испытание своих нервов. Конечно, всякие меры в этом отношении со стороны армий согласия будут все больше затруднять создавшееся для противника положение.

«Война только начинается», считает шведское общество, так как только теперь начинают вырисовываться с полной очевидностью сильные и слабые стороны борющихся сторон. До сего же времена эти глубоко-основные данные были за-тушеваны «громом побед», о которых императора Вильгельм старался как можно шире оповещать весь мир.

Чем рельефнее стали выступать данные, указывающий на то, что силы русских, англичан и французов все более и более стали возрастать, воинственный тон германского общества начал заметно понижаться. К предстоящему 1916 году граждане Германской империи призываются к терпению и готовности вынести все тяготы, которые могут еще их постичь из-за условий войны. Видимо, надежды на скорый мир покинули головы даже самых больших германских оптимистов.

Итак, война на крайнее и решительное истощение; другого исхода не видно.

Русская армия верит в свои силы и спокойно взирает на будущее; то же переживание чувств она видит и в рядах наших доблестных союзников.
И это спокойствие, чуждое всякой рекламы, черпается в уверенности, что вся Россия живет единой мыслью: «победить, каких бы жертв это ни стоило»!

Логика вещей и поруганная честь говорит за то, что о другом конце противники императора Вильгельма не помышляют, да и помышлять не могут.

Создается впечатление, что германцы вновь хотят нанести удар нашим союзникам на франко-бельгийском фронте, и предположения на этот счет нами уже неоднократно высказывались. Это вполне логично и возможно. После очередь будет за нами, и все это отлично понимают; но надо не забывать, что время «тевтонских шквалов» прошло. Помышлять же о прежней молниеносности не приходится, а в этом до сего времени была главная сила наших врагов. Даже половинного масштаба удар противника по нашим позициям и по позициям наших союзников будет ему стоить гораздо больших жертв людьми, чем это обходилось ему раньше, когда он мог быстро и свободно маневрировать.

Атака трудна теперь и для нас, и для французов и англичан; в этом наше сходство с условиями положения противника, и военное счастье надо брать временем, измором, а в этом случае козыри не в руках фельдмаршалов германского императора.  

Г. Клерже.

 

Дневник
военных действий
И. Шумского


Новая операция на юге

 

 

После того, как болгаро-немцы приостановились перед греческой границей, немецкие корпуса Макензена и сам Макензен куда-то исчезли с Балкан. Это несомненно означало, что противником затеяна какая-то новая операция, или что где-то на одном из фронтов противника что-то неладно, что-то тревожно, и немцы поспешно стягивают туда войска.

Исчезновение армии Макензена с горизонта продолжалось около 1 1/2 недель, и в течение этого короткого периода в печати появилось много самых разнообразных слухов о новых вероятных операциях австро-германцев. Сначала нейтральная печать заговорила, как водится обыкновенно в таких случаях, что немцы готовят грандиозное наступление на Францию. Телеграммы сообщали о сосредоточении и движении германских войск по Бельгии, стремящихся якобы к району Суассона, где предполагается начать наступление.

Невероятность этих известий нетрудно было видеть в общих причинах, в силу которых для немцев представляется крайне трудным вообще произвести какое-либо решительное наступление на западном англо-французском фронте. Немцы и так там содержат около 110 дивизий из всех своих 170 дивизий, т.-е. свыше 60 процентов своих сил, и то могут лишь при помощи этих сил только обороняться, притом не особенно удачно, как то показал пример англо-французского наступления в Шампани и Артуа, где англо-французы все же основательно продавили в некоторых местах германское расположение.

Для того, чтобы немцам перейти в наступление на западном фронте, им нужно увеличить там свои силы и довести их не до 60 процентов всех своих сил, а до большого процента, по крайней мере, до 70 — 75 процентов. Это они могли бы сделать не иначе, как сняв войска либо с нашего, либо с Балканского фронта. Последнее, т.-е. снятие войск с Балканского фронта, связано с отказом от балканской операции. Снятие же значительного числа войск с нашего фронта представляется совершенно невозможным в виду громадной длины фронта от Балтийского моря до Румынии, который нужно оборонять.

Таким образом немцам для наступления на западном фронте пришлось бы там сосредоточить вместо 60 процентов их сил до 75 процентов, и, конечно, не приходится доказывать, что немцы не могли бы оставить у нас только 25 процентов всех своих сил, да еще поддерживать Балканы. Поэтому не только наступление на западном фронте представлялось невероятным в те дни конца 1915 года, когда о нем говорили, но этого наступления нельзя было ожидать и в будущем, и вообще следовало считать, что этого наступления немцев на западном фронте до конца войны и не будет.

Кроме этих невероятных известий о предполагаемом грандиозном наступлении немцев на западном фронте, появились и другие известия о предполагающихся якобы наступлениях немцев на итальянском фронте, на нашем рижском фронте, о походе немцев в Египет и даже о походе в Индию. Все это было одинаково маловероятно, но, до некоторой степени, сыграло свою роль.

Не касаясь совершенно невероятного наступления на итальянском фронте, где, во-первых, немцы еще не находятся в войне с Италией, а, во-вторых, где у них нет никаких целей, которые могли бы привести к скорейшему миру, мы отметим маловероятные сведения об ожидавшемся наступлении на рижском фронте. Несомненно, что операционные направления на севере нашего фронта крайне важны, ибо, с одной стороны, они ведут через Прибалтику в Восточную Пруссию - столь чувствительное место Германии, а с другой стороны, они ведут на северные пути, идущие вдоль побережья к нашей северной столице.

Однако два обстоятельства совершенно не дают основания предполагать возможность какого-либо крупного наступления здесь противника. Это, во-первых, незначительность германских сил на рижско-двинском фронте, исчисляемых все время лишь одной армией Белова. Во-вторых же, ожидать, что немцы усилят войска для производства решительного наступления через Двину, — крайне трудно, так как здесь пути их преграждаются сначала сильно укрепленной линией Двины, а затем далее - линией Псковских озер, переход через которые представляется невозможной задачей и в стратегическом и в тактическом отношении.

Этим и объясняется, что немцы все время на северном крыле в Прибалтике держат относительно небольшие силы и всегда считали, что северное их крыло будет активно оборонительным. а всякое наступление предполагали производить, как видно из их литературы, лишь на средних и южных путях нашего фронта. Этим и объясняется маловероятность предположений о каком-либо грандиозном наступлении противника на северном рижско-двинском фронте.

Что же касается слухов, распускавшихся немцами в нейтральной печати о предполагаемом походе на Египет и даже в Индию, то англичане действительно стали считаться с возможностью таких походов, и обозреватель «Тimes’а», полковник Репингтон, отмечал, что, несмотря на маловероятие таких операций, англичанам следует подготовиться к ним и собрать достаточные силы на Ближнем Востоке. Несомненно, что настойчивость англичан в вопросе о продолжении борьбы на Балканском театре была в значительной степени связана с вышеупомянутыми предположениями о возможных походах немцев на Египет и в Индию. Вообще же следует считать, что из всех союзников, главным образом и непосредственно, была заинтересована в ликвидации балканской операции немцев Англия, ибо появление немцев на Балканах и открытие ими пути на Константинополь угрожало прежде всего и больше всего английским колониям в Африке и в Азии, в том числе Египту и Индии.

Между тем, как известно, войска Макензена и он сам оказались в конце концов в Буковине и в Галиции, где противник в двадцатых числах декабря повел встречное наступление в ответ на начатое наше наступление. Так как это наше наступление преследовало частью политические цели — давление на Румынию, частью стратегические цели, в том числе привлечение сюда германских сил с Балкан,- то из этого следует видеть, что операция в Буковине и в Галиции являлась с нашей стороны дружеским содействием Англии. Англия, как мы указывали, прежде всего была заинтересована изгнанием немцев с Балкан, ликвидацией балканской операции, и, следовательно, мы, произведя наступление, имеющее целью отвлечение немецких сил с Балкан и давление на Румынию, этим прежде всего содействовали Англии в ея планах обороны ее африканских и азиатских колоний.

Исходя из этой основной идеи, остановимся на том материале, который был сообщен в печати об операции на юго-западном фронте, т.-е. в Буковине. Галиции и в Волыни.

Прежде всего отметим характерную особенность этой операции, заключающуюся в том, что юго-западный фронт отделен от всех остальных фронтов Пинскими болотами и потому представляет совершенно самостоятельный театр между Пинскими болотами и Румынией, на котором в силу этого должна всегда происходить неминуемо отдельная операция, не связанная непосредственно с другими участками нашего фронта. Это — отдельный театр, и на нем как бы идет отдельная война, подобно тому, как
сербский и итальянский театры находится почти рядом, но на каждом из них идет отдельная война.

Другое характерное свойство этого театра, это то, что он упирается флангами в два стратегически-неприступные района, с одной стороны в нейтральную Румынию, а с другой стороны - в почти непроходимые Пинские болота. Это условие исключало возможность каких-либо стратегических обходов и обусловливало необходимость фронтальных атак -попыток прорыва фронта.

Наше наступление действительно началось с фронтальной атаки австро-германского фронта между Пинскими болотами и Румынией, что было связано с задачей такого же прорыва фронта, какой англо-французы пытались произвести в свое время в Шампани и в Артуа.

Положение здесь сводилось к следующему:

На фронте от Балтийского моря до Карпат австро-германцами были укреплены в общем три линии. Первая линия, ближайшая к австро-германскому фронту, занимаемому на нашем театре, представляет собою частью ряд укреплений, частью ряд укрепленных речек и озер.

За этой передовой линией была укреплена вторая линии, а именно -линия Неман- Буг, и третья линия- Висла. Однако, как известно, укрепления на Немане доходят на севере только до Ковны. а дальше до берега Балтийского моря: немцы поэтому прибавили Либаву. На юге же линия Неман - Буг была продолжена до Карпат, для чего были укреплены так называемые Городокския озера к западу от Львова. Таким образом и получилась вторая линия, в виде линии укреплений от Балтийского моря до Карпат. Начиналась она от Либавы, далее шла на Ковну на Немане, затем по Неману - Бугу через Гродну— Брест и, наконец, на юге оканчивалась линией Городокских озер около Львова.

Наконец,третья линия-линия Вислы с укрепленными Варшавой, Новогеоргиевском и Ивангородом—была протянута противником на север через Мазурские озера до Балтийского моря, а на юге линия Вислы имела окончанием линию реки Сана с Ярославом и Перемышлем, и так до Карпат.

Из этого можно видеть, что перед нами были три укрепленные линии противника, из которых наши войска естественно атаковали первую линию.

Наступление, как видно из сообщений о бое, было произведено в трех районах: в Волыни на севере, в Галиции в центре и в Буковине на юге. В Волыни наступление шло в общем направлении на Ковель, этот важный узел путей, идущих на Брест. В Галиции были атакованы и взяты две линии неприятельских окопов на реке Стрыпе, а на юге в Буковине была атакована линия Днестра с важным тет-де-поном, прикрывающим переправу через Днестр,- Затещиками.

Из этих трех наступлений самым важным было наступление на флангах в Волыни на Ковель и в Буковине на Залещики. Взятие Ковеля могло иметь несомненно стратегическое значение, ибо выводило во фланг неприятельскому расположению в Пинских болотах и, следовательно, могло его вынудить отойти от Пинска и Барановичей, т.-е. подать назад свою линию фронта, на которой он предполагал спокойно зимовать до весны.

Наступление на Днестре у Залещиков выводило к Черновицам и отдавало в наши руки Буковину.

В силу этого противник сосредоточил значительное количество войск ко времени нашего наступления, в общем, около 1/2 миллиона под начальством Макензена и Пфланцера, и перешел во встречное наступление.

Завязалось упорное и большее сражение во время зимы,—сражение, на которое противник не рассчитывал, ибо предполагал отдыхать до весны и собираться с силами для большого наступления весной и летом.

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 10 января 1916 (28 декабря 1915) года

Первая мировая война. 11 января 1916 (29 декабря 1915) года

Первая мировая война. 12 января 1916 (30 декабря 1915) года

Первая мировая война. 13 января 1916 (31 декабря 1915) года

Первая мировая война. 14 (01) января 1916 года

Первая мировая война. 15 (02) января 1916 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 410 | Добавил: nik191 | Теги: война, 1915 г., Декабрь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz