nik191 Пятница, 24.05.2019, 20:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [750]
Украинизация [408]
Гражданская война [437]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [128]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2015 » Февраль » 7 » Первая мировая война. 08 февраля (26 января) 1915 года
06:01
Первая мировая война. 08 февраля (26 января) 1915 года

 

 

08 февраля (26 января) 1915 года

 

 

Подробнее

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

25 января.

В Восточной Пруссии бои в долинах Инстера и Шешупы приняли более упорный характер.

На фронте сражения, происходящего на левом берегу Вислы, продолжается сильный артиллерийский огонь. Несмотря на германские контратаки наши войска не только удержались на левом берегу Бзуры, близ устья, но и развили дальнейшее наступление, овладев одним весьма важным неприятельским опорным пунктом к северу от селения Витковице.

Близ Господского двора и Боржимова мы захватили на довольно значительном участке одну линию германских траншей и овладели частью второлинейных неприятельских окопов. При этом нами захвачено 6 пулеметов. Неприятель в районе Боржимова произвел три безуспешных атаки.

Демонстративные атаки неприятеля на участках между Малогошем и Хенцинами, а также близ верхней Вислы у Хвалибоговице и в Галиции к югу от Ценжковице отражены без затруднения.

В Карпатах более упорные бои происходят к северу от линии Збро— Стропко—Мезо-Лаборч, где мы продолжаем продвигаться вперед.

В районе перевалов Бескид неприятельское наступление задержано.

На позициях у перевала Витков и на путях к Надворной наши войска также успешно отбили все неприятельские атаки.

В Карпатах нами вновь захвачено свыше 2.000 пленных.

 

 

С театров военных действий

 

Германский театр военных действий

25-го января.

Германцы, постепенно накапливаясь в Восточной Пруссии и подтянув свежие силы, в течение последних дней производили усиленные разведки и 25-го января перешли в наступление значительными силами на участке от Хоржеле до Иоганисбурга. Одновременно германцы предприняли активные действия на обоих флангах восточно-прусского фронта в районе Ласденена—Ругупенена— Арис и Вяла. У Ласденена, при отражении германской атаки, нам удалось один из атаковавших батальонов уничтожить почти полностью. Немцы повели наступление и на путях от Рыпина, где наша конница стянулась к Серпецу.
На левом берегу Вислы неприятель активных действий не предпринимал. Судя по оставленным перед нашими позициями телам, германцы по-видимому потеряли убитыми и ранеными в течение шестидневного штурма позиции Боржимов—Гулин—Воля Шидловская несколько десятков тысяч людей.

 

Австрийский театр военных действий

25-го января.

В Карпатах к востоку от Свидника наши части решительно наступали на высоты к югу от Быстре. Австрийцы не выдержали и, поражаемые огнем нашей артиллерии и неся громадные потери, бросились бежать. Нами захвачено здесь 15 офицеров и более 1,000 нижних чинов в плен.

На направлении Мезо-Лаборч— Гуменное противник медленно с упорными боями отходил к югу. В районе Балигрода бои продолжались. Австрийцы, получив подкрепления, переходили несколько раз в контратаки, но были отбиты. Около 3 ч. дня наши части лихим штыковым ударом овладели рядом сильно укрепленных высот в районе Воля Горжаньска, захватив 20 офицеров и 1,600 нижних чинов в плен и 9 пулеметов и 1 картечницу.

В этом же районе в ночь на 26-е января австрийцы ночной штыковой атакой были нами выбиты из редута и из двух линий окопов, оставив нам 3 пулемета и 300 пленных.

На фронте от Мезо-Лаборч до Лутовиска мы овладели несколькими укрепленными позициями. В районе Мезо-Лаборч нами взято 52 офицера и 3,100 нижних чинов, 15 пулеметов и 1 картечница. В окрестностях Лутовиска наше наступление продолжалось. Несмотря на упорное сопротивление и частые контратаки противника, нами занята северная окраина Лутовиска и взято в плен 1 офицер и 579 нижних чинов.

 

Франко—Бельгийский театр военных действий.

25-го января.

В Бельгии происходил прерывавшийся по временам артиллерийский бой; неприятель бомбардировал Ипр и Фюрн. Бельгийская артиллерия разрушила ферму, защитники которой бежали.

Вдоль дороги из Бетюн на Лабассэ французы вновь заняли мельницу, на которой неприятелю удалось раньше утвердиться. Германцы бомбардировали Суассон зажигательными снарядами.

На всем фронте р. Эна и в Шампани французская артиллерия успешно боролась с германскими батареями.

На Аргоннской возвышенности бой вокруг Багатель происходил в одном из самых густых участков леса и принял вследствие этого довольно беспорядочный характер; обе стороны, в общем, сохранили свои позиции.
В боях 25-го января участвовало не более 3—4 батальонов с каждой стороны.

В Лотарингии и в Вогезах продолжалась артиллерийская перестрелка.

 

Ответ на воззвание „к культурному миру“

представителей германской науки и искусства

 

От конференции Императорской военно-медицинской академии

Гигантская борьба, задуманная давно и навязанная Европе Германией, борьба, ужасы которой мы переживаем, есть результат стремления Германии подчинить своему влиянию весь мир, заставить слушаться повеления немецкой нации, и только ее—вот наше убеждение.

Величайшее преступление против человечества, казавшееся невозможным в новейшей истории Европы, совершено Вильгельмом II и его правительством — это доказано теперь документально.

Удивительное по незнанию истинной причины войны воззвание «к культурному миру», обнародованное германскими учеными и представителями искусства, есть, по нашему мнению, результат ослепления и обмана своим императором и правительством наиболее культурных представителей германского общества. Если теперь начинающие, может быть, уже отрезвляться от содеянных их отечеством злодеяний, германские ученые и представители искусства, чувствуя потребность оправдания, поднимают свой голос против приписываемых германскому народу преступлений, заверяя культурный мир, без всяких притом доказательств, а только своею честью, что обвинения, несущиеся со всех сторон, не правдивы, то это, может быть, есть только начало отрезвления; конец его еще впереди, когда беспристрастная история окончательно откроет им глаза на все совершившееся.

Какая может быть теперь, после всего того, что известно и стало достоянием истории, вера словам ученых, отрицающих существование насилии, грабежей, глумления, бесцельных жестокостей со стороны австро-германских армий, когда целый ряд удостоверенных повсюду фактов говорит противное, когда мы видим зверски замученных воинов и мирное население, видим пленных воинов, которых кололи штыками за то, что они не отвечали на вопросы о расположение своих частей? Какое может быть доверие к ученым, отрицающим известные нам факты пристреливания раненых, даже специально придуманным для этого прибором, да еще руками санитарного персонала? Где почерпнуть это доверие, когда соотечественники ученых, руководя турецкими таборами и полчищами курдов, стараются поднять друг на друга все новые и новые народы, когда на всех театрах войны они действуют по одинаковому общему плану, повсюду грабя и уничтожая мирное народонаселение, оскверняя церкви, разрушая бомбами с цеппелинов мирные и незащищенные города и драгоценные памятника искусства, забыв всякое представление о международном праве и обычаях честной войны и нагло взывая к тому же международному праву, когда это выгодно?

Как верить германским ученым, когда германские врачи, при случайном пленении русского лазарета, приказывают пленному медицинскому персоналу, чуть не под страхом смерти, бросать своих раненых и помогать германским? Каким образом верить, когда сами германские раненые жалуются на жестокосердие своих врачей? Наконец, мы никогда не забудем, что германские курортные врачи в начале кампании выбрасывали на улицу ни в чем не повинных русских больных, доверивших свое здоровье их попечению, не соображаясь с тяжестью состояния больных, доводя их этим иногда даже до смертельного исхода, благодаря грубости немецкой черни и полиции.

Напрасно было бы думать, что приведенные факты единичны, что они представляют собою исключение. Наоборот, все, что нам и всему миру известно о несчастной Бельгии, Сербии, Франции и, наконец, Польше, относительно которой мы имеем теперь строго проверенные и неопровержимые факты,—все ярко говорит за то, что приемы грубого варварства при ведении австро-германской войны носят общий характер. Обратное имеет место, но лишь в виде светлого исключения на общем мрачном фоне.

Нет... Веры подписавшим воззвание германским ученым и представителям искусства быть не может. Их даже громкие, ученые имена не заставят нас молчать и смотреть на совершающееся иначе, как на преступление Вильгельма II и его нации.

Германцы забыли заветы гуманистов, они заменили проповедь гуманности, правды и справедливости проповедью ницшеанской сверхчеловечности, надменности, жестокости, коварства и лжи. Для нации, ослепленной манией величия, и во главе этого величия, устами даже своих ученых поставившей милитаризм, — казались легко осуществимыми и достижимыми практические выгоды общего порабощения.

Но именно этого-то и не будет.
Ряд культурных стран стал смело на защиту прав человечества, прав отдельных государств и народов: другие государства отказали в помощи германским притязаниям. Россия, которую клеймят германские ученые и представители искусства, с спокойным презрением относится к их наветам, сознавая себе правой. Не в первый раз подниматься нашему великому отечеству на защиту Европы и за свободу угнетенных народов. Россия, заслонившая собою когда-то от нашествия монголов, теперь, в союзе со своими славными друзьями, спасет Европу от немецкого насилия и глумления над святыми принципами гуманности, права, правды и справедливости.

Пусть окончательно падет германский милитаризм, в продолжение десятков лет разорявший все страны и доведший свою родину-Германию до безумия. Пусть погибнет германский шпионаж, под покровом якобы культуры, как паутиной, опутавший весь мир.
Пусть сломятся надменность и жестокость германской нации.

Пути культуры и цивилизации не те, которыми сейчас идет германский народ. Гуманность и справедливость еще никогда не выражались убийствами, насилием и грабежом и выражаться ими никогда не будет. Вот еще причина, почему воззванию германских ученых и представителей искусства нет и не может быть веры.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 05 февраля (23 января) 1915 года

Первая мировая война. 06 февраля (24 января) 1915 года

Первая мировая война. 07 февраля (25 января) 1915 года

Первая мировая война. 08 февраля (26 января) 1915 года

Первая мировая война. 09 февраля (27 января) 1915 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

..............

Первая мировая война. Оружие.

.........

Первая мировая война. Техника

.........

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 543 | Добавил: nik191 | Теги: январь, война, 1915 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz