nik191 Вторник, 28.09.2021, 19:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Сентябрь » 4 » Первая мировая война. 04 сентября (22 августа) 1914 года
07:57
Первая мировая война. 04 сентября (22 августа) 1914 года

 

 

04 сентября (22 августа) 1914 года

 

 

 

 

 

 

 

Подробнее

 

 

Галицкий театр военных действий

 

 

22-го августа. От штаба Верховного Главнокомандующего получено сообщение, что 22-го августа на всем фронте сражения с австрийцами мы продвинулись вперед. Особенно был расстроен неприятельский центр. В районе к западу от Красностава окружен и сдался 45-й австрийский полк, в составе командира, 44 офицеров и 1,600 солдат.

Германская дивизия, шедшая на помощь австрийцам, была атакована на левом берегу Вислы.

Наши армии в Галиции продолжали неутомимо продвигаться вперед.

Стрый занят нами. Наша конница на перевалах Карпатского хребта.

Занятие Стрыя является крупным успехом, так как он важный железнодорожный узел. Обладанием им и Львовым мы отрезали всю восточную Галицию и Буковину от железнодорожного сообщения с западной Галицией.

С другой стороны, известие о занятии нашей конницей перевалов через Карпаты указывает на обеспечение левого фланга армии генералов Брусилова и Рузского со стороны Венгрии.


22-го августа. Германская армия, по-прежнему удаляясь от Парижа, продолжала движение к юго-востоку. Немцы очистили также местность у Компьен и Санли. По сообщению военного губернатора Парижа, войска, выдвинутые для обороны Парижа, вступили в соприкосновение с силами противника, по-видимому, прикрывавшими на реке Урк движение в направлении к юго-востоку больших масс правого германского фланга. Произошло небольшое сражение, закончившееся для французов успешно.

Бюро печати в Бордо сообщило:

«На левом фланге взаимное расположение германских и французских армий не претерпело существенных изменений. Обходное движение неприятеля по-видимому окончательно остановлено. В центре фронта и на правом фланге союзников в Лотарингии и на Вогезах положение без перемен. В Мобеже бомбардировка продолжалась с чрезвычайным ожесточением; крепость держится несмотря на разрушение трех ея фортов».

Германские войска покинули Брюссель и направились к северо-западу, по всей вероятности, с целью отрезать Антверпен от побережья.

У Малина германцы были застигнуты врасплох страшной жертвой, принесенной бельгийцами, затопившими этот город. Вода хлынула из разрушенных бельгийцами плотин и залила собой всю местность. Немцы, застигнутые потоком, были вынуждены под огнем фортов спасать орудия и зарядные ящики, неся при этом большие потери.

По мнению военного сотрудника «Нового Времени», на французской границе действует (с запада на восток) 7 армий, а именно: против левого крыла, в частности против англичан, армия ген.-поруч. фон-Клука; далее против главной французской группы (8-ми корпусов) — армия ген.-пор. фон-Бюлова и барона фон-Гаузена (бывшего саксонского военного министра): эти три армии наступали с обеих сторон Мобежа, по словам германцев, разбили и тех и других и отбросили англичан к юго-западу. Войсками этой германской группы взят Намюр и осажден Мобеж.

Затем следующая, четвертая армия, герцога Альбрехта Виртембергского, перешла Маас и ворвалась в Арденны; пятая армия, кронпринца германского, овладела Лонгви и отразила нападения со стороны Вердена. Наконец шестая, наследного принца Рупрехта Баварского, и седьмая, ген.-пор. фон-Хернигена, действуют в Лотарингии.

Таким образом если считать по 3 действующих корпуса в каждой армии, то против северо-западной группы союзников действовало не менее 9 действующих корпусов, не считая резервных.

 

Южный фронт

22-го августа. Черногорцы, под командой военного министра, генерала Вукотича, разбили австрийские силы у Болянича в Герцеговине, захватив при этом все военные и жизненные припасы. Австрийцы оставили на поле битвы многочисленных убитых и раненых. Кроме того, генералом Вукотичем австрийцы отражены близ Чайницы, куда он вошел, найдя город отчасти подожженным и разграбленным. Кровавые бои продолжаются. Большие силы австрийцев, превосходящие по численности черногорцев, пытаются занять Грахово.

 

Дальний Восток

22-го августа. Японский десантный отряд в составе 18-й дивизии высадился на Шандунском полуострове, севернее Лай-Чжоу, у городка Лун-Као или Лун-Чан. Бывшие здесь китайские войска уведены из этого района. Японцы установили контроль за телеграфом. Все большие острова около Циндао заняты десантом с японских кораблей. Кроме 18-й дивизии мобилизованы 1-я и часть 4-й и 5-й дивизий.

Из Цзинаньфу сообщают о первой стычке германских кавалерийских разъездов с англо-японским десантом между Гаошилайчжоу. Встреченные ружейным огнем разъездных, они быстро ретировались. Германская кавалерия выдвинута тремя отрядами: в направлении Цзинцзякоу — Гаоми—Лункоу.

В ожидании наступления противника, передовая линия германских пикетов выдвинута на пятнадцать миль от Циндао. Внешняя линия обороны между Гаошан—Луншан, имеет три форта, внутренние форты—Бисмарка, Мольтке, Ильтиса. Промежуток между обеими линиями заполнен линиями окопов, проволочных заграждений, фугасов, соединенных с Циндао электрическими проводами. Тяжелая артиллерия укрыта стальными щитами, замаскирована прикрытиями. Китайские поселки в районе обстрела сравнены с землей. Гарнизону Циндао угрожает недостаток воды, ибо в городе только семь колодцев. Главный источник, питающий водопровод, находится в тринадцати милях к северу, другой, меньший, в четырех милях к северо-востоку. Японцы намерены захватить их.

 

Что такое военное положение

По поводу объявления некоторых губерний и городов Российской империи на военном положении „Б. В." приводят следующую справку.

В местностях, объявленных на военном положении, главнокомандующему войсками военного округа в силу закона предоставляется над краем огромная власть. Между прочим, он может воспрещать удаляться из местностей, объявленных на военном положении, тем лицам, которые по их знанию, ремеслу или занятию могут быть привлечены к работам для достижения целей войны, назначать общие и частные реквизиции, воспрещать вывоз необходимых для работ орудий и материалов, а также продовольственных и перевозочных средств, фуража, дров и т. п.

Не принадлежащие к армии лица подлежат военному суду и наказанию по законам военного времени: за бунт против Верховной власти, государственную измену, за умышленный поджог или умышленное повреждение необходимых для армии предметов, а также водопроводов, мостов, плотин, дорог, телеграфного или телефонного сообщения, железнодорожного пути и состава, за нападение на часовых и караулы, за сопротивление властям. Все эти преступления наказываются смертной казнью.

Главнокомандующий имеет право назначать в отдельные местности по своему усмотрению начальников. Каждый начальник может уничтожать строения и все, что может помешать военному действию.

Гражданские власти, городские и земские управления обязаны оказывать военному начальству полное содействие: без лишней переписки, путем устных переговоров, они обязаны сообщать военному начальству сведения о благонадежности, вообще, населения и отдельных лиц, а также о средствах края.

Все гражданское начальство края, во главе с генерал-губернатором, находится в непосредственной зависимости от главнокомандующего. С его разрешения генерал-губернатор издает обязательные постановления и устанавливает за нарушения их взыскания—до 3-х месяцев ареста и до 3-х тысяч рублей штрафа.

К административному рассмотрению могут быть приняты все судебные дела и даже от прокурорской власти могут быть потребованы производства, еще не переданные в суд. Из общей подсудности могут быть исключены целые категории дел.

Всякие народные, общественные и частные собрания могут быть запрещены и закрыты. Всякие торговые и промышленные заведения должны быть закрыты по первому требованию. Генерал-губернатор может закрыть любое учебное заведение на срок до одного месяца, а главнокомандующий— на все время военного положения.

Неблагонадежные лица могут быть высланы во внутренние губернии, а на недвижимое имущество их наложен секвестр, равно как и арест на движимое.

Должностные чины всех ведомств 4-го класса включительно, а равно служащие по выборам и в городских земских учреждениях могут быть устранены от должности без объяснения причин.

Местным начальникам полиции и жандармских управлений предоставляется право предварительного задержания на срок до двух недель всех лиц, внушающих основательное подозрение в совершении преступлений государственных или против армии.

Закон требует, чтобы всем жителям местности, объявленной на военном положении, незамедлительно было объявлено и разъяснено как содержание военного положения, так и вводимые в действие обязательные постановления. Точно так же должен быть объявлен перечень дел, изъятых из общей подсудности и переданных к административному рассмотрению.

 

 

 

Военные заметки


Восточный фронт

Одновременно с наступлением нашей армии северо-западного фронта, разбившей 1 германскую армию у Гумбинена, другая наша армия варшавского района предприняла наступление на плоцко-ломжинском фронте и, вторгнувшись в южную часть восточной Пруссии по линии Зодьдау—Нейденбург—Иоганисбург, нанесла поражение XX германскому корпусу у Мюлена в Остеродской озерной группе.

Разбитый нами германский корпус отступил на последнюю немецкую укрепленную позицию озерной группы Дейч-Эйлау—Морунген. Защищаться далее на остеродской позиции командир XX корпуса генерал Шольц не мог, так как правая колонна русской армии заняла Алленштейн и угрожала охватом левого фланга германцев. Позиция Дейч-Эйлау—Морунген, прикрытая, кроме группы озер, течениями болотистых рек—на правом фланге Древенц и на левом Пассарге,—и укрепленная в проходных местах полевыми укреплениями, волчьими ямами и двойным рядом проволочных заграждений, очень сильна. На помощь XX корпусу, очевидно, поспешил ХVII германский корпус из Данцига, а также гарнизоны крепостей Торн и Грауденц. Кроме того, на эту же позициюю успела отступить значительная часть 1 германской армии.

В общем, как я уже указывал в "Военных заметках", не менее 4 корпусов с несколькими резервными и ландверными дивизиями, всего до 160 тыс. чел. с 600 полевыми и 60 тяжелыми орудиями. Возгорелись упорные бои. Пользуясь превосходством сил, германцы на некоторых участках переходили в наступление. Наши войска в продолжение трех дней 16—17 августа продолжали наступать на этом фронте, преодолевая рвы, проволочные заграждения и молодецки действуя штыками и ручными бомбами.

Наша 1 армия (сев.-западн. района) в это время, очевидно, действовала к сев.-востоку от второй (плоцкой) армии и наступала с боем, тесня германские арьергарды приблизительно на линии Прейсиш-Эйлау — Ландсберг—Гейльсберг, в 40—45 верстах от позиции Дейч-Эйлау—Морунген. К 18 августа на эту позицию немцы, пользуясь широко развитой сетью жел. дорог, притянули с фронта Торн — Познань 11 арм. корпус с несколькими резервными дивизиями и 19 августа с превосходными силами обрушились на один из флангов нашей 2-й армии.

Наши войска, всего около двух корпусов, не более 50—60 тыс. чел. с 260 полевыми и 24 тяжелыми орудиями, геройски дрались весь день против огромных неприятельских сил— не менее трех корпусов, численностью до 120—130 тыс. чел. с 540 полевыми и 72 тяжелыми орудиями. Превышая нашу тяжелую артиллерию в три раза, германские 6-дм. гаубицы сильнейшим сосредоточенным огнем нанесли весьма большие потери нашим войскам, вынужденным после геройской обороны отступить перед превосходным неприятелем. В этом неудачном для нас бою, к сожалению, убиты командующий 2-й армией ген. от кавалерии А. В. Самсонов, командир XV арм. корпуса ген.-от-инфантерии Н. Н. Мартос, начальник штаба армии генерал Пестич и некоторые другие чины штаба. Очевидно, генералы Самсонов и Мартос, ободряя наши войска примером, находились с своими штабами в сфере действительного неприятельского артиллерийского огня и погибли геройскою смертью.

Понесенная нашими доблестными войсками неудача, конечно, досадна и по потерям в высшем командном составе очень тяжела, но подобные частичные неудачи всегда возможны в такой огромной войне, ведущейся на протяжении по нашему фронту более тысячи верст, и придавать подобному, как выразился штаб верховного главнокомандующего „прискорбному событию" преувеличенное значение, а тем 6олее впадать хотя бы во временное сомнение или уныние безусловно не следует.

Успех, одержанный немцами, не может быть ими развит и вызовет лишь кратковременную остановку в нашем наступлении. Краткая телеграмма нашего штаба не дает возможности определить, какому из флангов армии ген. Самсонова нанесен удар немцами. Если было атаковано левое крыло, то наши войска могут свободно отступить к границам Плоцкой губ., если немецкий удар обрушился на правую колонну, то она беспрепятственно отступила к 1-й нашей армии ген.-ад. Ренненкампфа, находившейся от места боя на расстоянии одного усиленного перехода.

Судя по обстановке, надо предположить, что германцы атаковали именно наше правое крыло, в надежде отбросить его к Мазурским озерам и затем разбить и окружить наш левый фланг. Если бы план германскаго главнокомандующего ген. фон-Притвица увенчался полным успехом, то дальнейшее наступление наших войск на фронт Познань-Силезия могло быть задержано на более или менее продолжительное время и, во всяком случае, до подхода с западного фронта значительных германских сил.

Но, к счастью, удар, нанесенный нам германцами, был быстро и с полной настойчивостью парирован нашим верховным главнокомандующим, в распоряжении которого имеется в центральном районе весьма значительный общий армейский резерв в размере не менее 1/5—1/6 всех наших боевых сил на австро-германском фронте. И действительно, уже 20 августа наши соединенные 1 и 2 армии под командой ген.-адъютанта Ренненкампфа дали блестящий отпор перешедшей в наступление 1 германской армии, понесшей при этом большие потери. Надо ожидать дальнейшего и настойчивого наступления подкрепленных из общего резерва наших армий, временно приостановленного неудачею 18 августа.

На галицком фронте наши войска одержали блестящую победу и не только на голову разбили львовскую австро-венгерскую армию, но открытою силою овладели укрепленной столицей Галиции.

На южном фронте варшавского военного округа, где австрийцы вели наступление в двух направлениях на Люблин и Холм весьма значительными силами не менее 350 тыс. чел. с 1,100 орудиями, 18 и 19 августа продолжались упорные бои. Наш правый фланг 18 августа перешел в наступление и заставил отступить левое крыло австрийцев, при чем нами с бою были взяты 3 орудия, 10 пулеметов и более тысячи пленных.

Правое крыло австрийцев, наступавшее в районе Томашева, потерпело 15 августа полное поражение. 15-я венгерская дивизия VI арм. корпуса, в числе 13 б-нов, была окружена нашими войсками у местечка Лашер, (в 10 вер. от границы и в 20 вер. к востоку от Томашева) и уничтожена. Взято нами в плен 100 офицеров и 4,000 нижних чинов, из коих оказалось всего 60 раненых, и захвачено знамя 65 полка и 20 орудий. Все поле сражения покрыто убитыми венгерцами. Убиты начальник 15 дивизии, один из командиров бригады и начальник штаба.

На восточном галицком фронте наши армии продолжали вести успешное наступление. Сильнейшая укрепленная неприятельская позиция за р. Гнилой Липой (левый приток Днестра в 20—26 вер. к западу от р. Золотой Липы и в 36 вер. от Львова) была взята нашими войсками 17 и 18 августа после упорного боя.

Попытка австрийцев удержать наше наступление атакою в охват нашего левого фланга со стороны укрепления Галича не удалась,- австрийцы и здесь были отброшены с большими потерями. В этом бою нашими войсками взято много пленных, в том числе один генерал, отбито 32 орудия, одно знамя и захвачено много обозов.

После удачного для нас боя командующий нашей армией ген. от инфантерии Рузский, преследуя неприятеля, быстро двинулся с главными силами к Львову. 19 августа, после крайне упорного боя, наша армия овладела всеми сильно укрепленными позициями, вынесенными на 15— 20 верст на восток от Львова, и приблизилась к главным фортам. Австрийские войска бежали в беспорядке, бросая легкия и тяжелые орудия, артиллерийские парки и походные кухни. Наши авангарды и конница энергично преследовали неприятеля, понесшего огромные потери убитыми, ранеными и пленными. Все дороги загромождены брошенными артиллерийскими парками и обозами с разными грузами.

Всего в течение семидневных боев в Львовском направлении нами взято около 150 орудий, много пулеметов, пленных и огромное количество зарядных ящиков, парков и другой военной добычи.

Действовавшая на львовском восточном фронте австрийская армия, состоящая из III, XI и ХII корпусов и частей VII и XIV корпусов, совершенно разбита; потеряла 1/3 своей артиллерии и прибл. 1/4 всего состава убитыми, ранеными и пленными. При свойственной австрийским войскам панике, разбитая нами армия может считаться негодной 6олее не только для наступления, но и для упорной обороны.

По приблизительному подсчету, на обоих галицких фронтах-северном и восточном—нашими войсками во время боев 13 — 19 августа взято у австрийцев около 200 орудий, более ста пулеметов, несколько знамен и от 15 до 20 тыс. пленных. Общая потеря австрийских армий убитыми, ранеными, разбежавшимися и пленными должно быть не менее  80 — 90 тыс. человек. При такой потере дальнейшее сопротивление двуединой армии не может быть ни продолжительным, ни стойким.

По последним известиям Львов занят нашими войсками. Помимо огромного политического значения занятия нами столицы австрийской Польши, теперь армия Рузскаго, отделив часть сил для преследования австрийской армии и занятия подступов к Карпатским проходам, может в один переход выйти в тыл австрийской армии, действующей в люблинском районе. Значение этого движения понятно без объяснения. Если австрийская армия не поспешила еще отступить к Ярославу и Перемышлю, то правое крыло ее, действующее у Томашева, несомненно будет окружено и взято в плен.

Разгром австрийских армий отдает в наши руки всю Галицию за исключением крепостей. Первый период войны—борьба за передовой галицкий театр — заканчивается полным поражением Австро-Венгрии. Начинается вторая половина кампании— овладение Карпатскими проходами и стремительный поход на Пешт или Вену, где и решится участь Австро-Венгерской монархии.

 

Планы Австрии


"Новое Время" помещает изложение статьи одного австрийского военного, скрывшегося под именем Ф. Кассандер. Статья озаглавлена "Вооружения Европы и Австрия". При пламенном австрийском патриотизме памфлет этот чрезвычайно откровенно раскрывает если не тайную программу Австрии, то те инстинкты, на которых основана габсбургская политика. Весьма объемистая (свыше 4 печатных листов) эта статья, снабженная диаграммами, целиком переведена в варшавском журнале "Военное дело за границей". Австрийский публицист весьма саркастически относится к проповеди мира в европейской печати, как и в успокаивающему пению дипломатических сирен.

Отмечая одновременно с этим пением идущее бешенство вооружений во всех странах, г. Кассандер говорит: "Соперничество в вооружениях стоит много, адски много денег, болтовня же о мире решительно ничего не стоит ни в материальном, ни в нравственном отношениях. Следовательно, надо принимать всерьез вооружения, а не мирную свирель".

 

С этим здравым взглядом нельзя не согласиться. К сожалению, „принимать в расчет вооружения" не так-то легко: во всех странах вооружения более или менее прикрыты тайной. Если древние рыцари все оружие свое носили наружу, то современные народы, на манер сhеvаliers h’industriе, стараются припрятывать в складках платья неожиданные кастеты и кинжалы.

Но сама природа нынешней войны такова, что главных ее сил все-таки не скроешь, а взаимный шпионаж, на который великие державы не жалеют средств, помогает разоблачить почти все существенное, что сохраняется в секрете. Австрийский публицист, намекающий на свое военное образование, собрал в сжатых выводах все, что известно о вооружении сухопутных европейских армий. Конечно, впереди всех держав по лихорадочности вооружений стоит Германия, которой военная мощь, по мнению автора, доминирует на земном шаре. С осени 1913 года мирный состав немецкой армии доведен до 800 тыс. человек, не считая офицеров и флота. "Германское военное министерство стало на ту точку зрения, что качество и боеспособность армии должны быть доведены до возможно высшей степени, и что это гораздо ценнее погони за количеством“. Согласно новой военной программе, 25 германских армейских корпусов, преимущественно пограничных, скоро достигнут высшей степени боеспособности и внутреннего совершенства.

Австрийская армия, если верить г. Кассандеру, гораздо плоше немецкой. У немцев роты имеют по 150, а некоторые—по 180 человек, между тем в Австрии ротные командиры "по утрам" с трудом могут собрать 40 — 50 чел., чтобы вести "обучение роты". У немцев состав военного времени в пограничном корпусе будет представлен только тремя сроками службы, "наши же роты,—замечает австрийский публицист,—при мобилизации насчитывают 12 сроков, смешанных с еще менее обученными запасными и ополченцами». О французской и итальянской армиях г. Кассандер менее почтительного мнения, нежели о германской. Растущая убыль населения во Франции и прибыль населения в Германии делают соперничество этих стран невозможным даже при крайних напряжениях французского закона о воинской повинности.

Чтобы несколько уравнять шансы с Германией, для Франции остается одно средство—трехлетний срок службы и использование чернокожих и смуглокожих подданных в Африке. Франция уже приступила к этому, и кажется, с успехом. В Италии увеличению армии ставит большие преграды все возрастающая эмиграция. „Постоянный недобор достигает почти 40,000 человек, и почти нигде состав не досчитывает надлежащего числа людей". А в кавалерии чувствуется недостаток лошадей. Как и во Франции, в Италии идет широко распространенная социалистическая антимилитаристская пропаганда. Однако, несмотря на все, Италия, напрягающая все силы, чтобы поднять свою военную мощь, „будет видным фактором в европейской войне".

Гораздо интереснее, как смотрят в Австрии военные люди на Россию. „После манчжурских неудач,—говорит г. Кассандер,— русское военное министерство с удивительною быстротою стало производить самые коренные реформы и с несвойственной русским энергией успело окончить их уже в 1912 году. Важнейшая из приведенных реформ состоит в преобразовании офицерского корпуса в целях достижения единообразного состава и в уничтожении крепостных и резервных войск. Кроме того, все было переорганизовано—как в войсковых частях, так и в высших отраслях управления. Технические войска и артиллерия увеличены, и благодаря денежной помощи Франции введено во все вооружение и снабжение войск сообразно современным требованиям. Мобилизация переделана на совершенно новом, значительно лучшем основании, благодаря чему существенно повысилась боевая готовность армии".

Окончательный его вывод тот, что „Россия сделала в последние годы очень много для поднятия своей военной силы, и неудачи на Востоке не должны умалять современного значения русской армии".

Спрашивается, какую цель преследует эта чудовищная подготовка к бою? Тут мы подходим к самому любопытному откровению австрийского публициста. Он утверждает, что при современном положении вещей ни одно правительство, сознающее свой долг пред нацией, не может вести войны ни по религиозным, ни по национальным мотивам, ни ради поддержания престижа. Единственная причина войны может быть только требование экономической необходимости. Франция не воюет ради возвращения Эльзаса, но не замедлила бы воевать с Германией из за Марокко. Италия не воюет с Австрией из за Трентино и Триеста, но готова воевать, чтобы укрепить за собой Албанию.

„И Россия,—говорит г.Кассандер,—только тогда начнет воевать с нами ради защиты „соплеменных и единоверных" балканских славян, когда будет иметь в виду этой войной приобрести Дарданеллы и обеспечить исполнение своих планов в Азии". Насколько верно „австрийская Кассандра" пророчествует о России,— это объяснять не будем, но что экономический расчет ныне превышает в политике все идеальные девизы, это, к сожалению, верно.

Скрытыми пружинами современной дипломатии служат: борьба за рынки, захват колоний, дележ земного шара, переустройство человечества по такому плану, чтобы оно могло быть выгодным покупателем европейских товаров. Как уже много раз доказывалось, главными соперниками на земле в текущий момент являются англичане и германцы. Австрийский публицист считает "неизбежным, что в скором времени произойдет реальный поединок между Англией и Германией, который решит, кто из них сильнее и кому принадлежит право мирового господства". При этом основная задача Англии, как и в век Наполеона, состоит в том, чтобы разбить своего врага чьими-нибудь чужими руками, а задача Германии—обеспечить себе тыл, связав соседей взаимной войной. Как же должна вести себя Австрия в эту эпоху горячечных вооружений? Что она должна ставить своим государственным идеалом?

Австрийский публицист подробно и красноречиво описывает "бедственное экономическое положение" своего отечества. Оно может быть улучшено,—говорит он, — „только тогда, если мы приобретем Балканы, как исключительно нам принадлежащую колонию для сбыта нашего промышленного перепроизводства, вывоза излишка населения и духовного перепроизводства". Под духовным перепроизводством автор разумеет, по-видимому, чрезмерное множество интеллигентных пролетариев, которые, не попав в чиновники, составляют истинное бедствие для страны.

„Если мы,—говорит г. Кассандер,—возможно скорее не обеспечим за собою Балканы, то они попадут частью в руки Италии, вследствие чего для нас будет закрыт выход в открытое море, и частью — России, которая грозно охватит нас тогда со всех сторон. Если мы не подчиним себе славянские балканские государства, то они будут постоянно угрожать нашему внутреннему спокойствию, что заставит нас непрерывно принимать дорогостоющие и все-таки бесполезные меры противодействия".

С чрезвычайною откровенностью австрийский патриот, скрывшийся под легендарным именем, взывает к своему отечеству: “Балканы мы должны приобрести! Нет другого средства для того, чтобы оставаться впредь великой державой. Для нас дело идет о существовании государства, об избежании экономического краха, который несомненно повлечет за собой распадение монархии. Для нас дело идет о том, быть или не быть. Мы должны вооружаться, вооружаться до последней кроны, до последнего человека!

 

Военный публицист заканчивает свою статью такими интересными для настоящего момента словами: "Вооружайтесь для решительного боя! Приносите деньги лопатами и шапками, отдавайте последний грош, сплавляйте кубки и серебро, отдавайте золото и драгоценные камни на железо! Предоставляйте ваши последние силы на вооружение неслыханное, какого еще свет не видал, ибо дело идет о последнем решительном бое великой монархии. Дайте ружье в руки отрока и вооружайте старца! Вооружайтесь беспрестанно и лихорадочно, вооружайтесь днем и ночью, чтобы быть готовыми, когда наступит день решения! Иначе дни Австрии сочтены".

 

Бой „Гебена" и „Бреслау" с „Глостером"

«Рус. Вед.» со слов очевидца описывают картину боя английского крейсера „Глостера" с немецкими крейсерами „Гебеном" и „Бреслау“.

„После ряда тщетных попыток выехать на родину, мне удалось, наконец, обеспечить себе местечко на старом, но большом пароходе и благополучно отвалить от Бриндизи. Публики было масса; теснота невероятная: нас, русских, было чуть не до тысячи. Ночь прошла под возбужденные рассказы и шопот на тему о германских броненосцах, будто бы перехватывающих и пускающих ко дну все суда, на которых находятся подданные враждебных Германии держав. И хотя мы плыли под итальянским флагом, но сердце не слушалось доводов разума и колотилось в непобедимой тревоге. Капитан наш, толстый, флегматичный итальянец, только улыбается, посасывая сигару.

Но с наступлением дня ясного, солнечного, ласкового,—все страхи куда-то пропали. Совершенно не верилось, чтобы под таким синим-синим небом, на такой чистой, невинной водяной глади могло совершаться кровопролитие. Пассажиры приободрились и занялись прозаическим делом устройства своих персон и пожитков с возможным удобством. Немножко странно было, что нам не встречалось пароходов на обычно оживленной линии, но в виду военного времени это было объяснимо.

— Пароходы! раздался вдруг крик. Приятное развлечение... публика хлынула на штриборт. Пялю глаза,—ничего не вижу. Наконец, на горизонте смутно вырисовываются две грязно-желтых полоски. Оне растут, растут, и уже видно, что пароходы не совсем обычного, коммерческого типа: те широкие, пузатые, а эти какие-то длинные, приземистые.—Германские крейсеры! — Откуда знаете?—Кто сказал?—Капитан сказал!

А капитан со своего мостика напряженно всматривается в сероватую мглу горизонта, прикрыв ладонью глаза. Какой чудак! В руке подзорная труба, а он простым глазом! — Первый — «Гебен», второй — «Бреслау!»—объясняет он. — Чей? Чья суда?—Германские!—разъясняет он с таким довольным видом, точно это открытие доставило ему большую радость. — Да почему вы знаете? Разве можно узнать на таком расстоянии?—Не раз видел! Второй, «Бреслау», так себе крейсеришки. А быстроходный! А вот первый— одно из лучших судов германского флота!—Они не обидят нас? — Не знаю...

 

Ббах!.. Глухой взрыв или выстрел. Неужели в нас? Но дым не с крейсеров, а с горизонта, где-то сбоку. Грязно-белое облачко рассеялось,—и мы видим еще один длинный пароход, значительно меньше двух первых. Целая эскадра?

— Английский крейсер, — говорит капитан. Я теперь уже ясно видно, что первые два уходят, а третий гонится за ними. Идут как-будто мимо нас, но уже значительно придвинулись и выросли в размерах.—Англичанин. «Глучестер!» — докладывает капитан. «Глостер!» — поправляет какой-то знаток английского.

«Глостер», — это видно, — спешит,-спешит за немцами и вдруг делает какое-то быстрое движение, оказывается боком к своим врагам... Ббах!... Дым и огонь со всего борта, и уже крейсер продолжает погоню.

Мы поняли: перед нами происходило морское сражение.

Даже ничего не смыслящему в морском деле было ясно, что маленький крейсер «Глостер» хочет опередить немецкие крейсеры с какой-то целью. Он нагоняет задний. «Бреслау»: тот поворачивается поперек себя и дает с борта несколько выстрелов вразброд. «Глостер» немедленно становится боком и разражается дружным, компактным, яростным залпом. «Бреслау» сильным ходом пускается наутек. «Глостер» опять преследует, поворачивает то одним, то другим бортом и выпускает залп за залпом.

Огромный «Гебен» оставляет товарища и заворачивает к «Глостеру».

 

Тот дает залп и начинает удирать. «Гебен» догоняет. «Глостер», поворачиваясь, отстреливается четкими залпами от беспорядочно палящего «Гебена». Ведя за собою «Гебен», «Глостер» делает диверсию в сторону и начинает маневрировать, охаживать германский броненосец с разных сторон, точно пытается один «окружить» его и заманить куда-то... Потом бросается по прямой линии и начинает уходить, убегать от врага. Но, видно, «Гебен» быстроходнее. Стреляя, он все сокращает расстояние между собою и «Глостером», уходящим на всех парах. Неожиданно «Глостер» стопорит, полным бортом поворачивается к противнику... Ббах! Б6ах! Ббах! Грохот смолкает, дым разлетается, и мы ясно видим, что на «Гебене» двух труб как не бывало, что огромный крейсер громоздко и тяжко кренится на бок, но не тонет. Повернувшись, крейсер начинает уходить, развивает огромную скорость и вместе с «Бреслау» исчезает за горизонтом.

«Глостер» направляется прямо к нам. Публика оцепенело смотрит на крейсер, на всех парах несущийся нам наперерез. Мы останавливаемся. Острый нос крейсера, вырастая, режет волны. Вот-вот он воткнется в наш борт... Чуть не под носом у нас крейсер плавно заворачивает и выбрасывает английский флаг. Начинается обмен сигналами, объяснения. Узнав, что на нашем пароходе едут почти сплошь русские, команда крейсера, точно по уговору, дружно, громко и отрывисто выкрикивает: «Урра! Урра! Урра!», и «Глостер» начинает удаляться...

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 30 (17) августа 1914 года

Первая мировая война. 31 (18) августа 1914 года

Первая мировая война. 01 сентября (19 августа) 1914 года

Первая мировая война. 02 сентября (20 августа) 1914 года

Первая мировая война. 03 сентября (21 августа) 1914 года

Первая мировая война. 04 сентября (22 августа) 1914 года

Первая мировая война. 05 сентября (23 августа) 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

..............

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 972 | Добавил: nik191 | Теги: 1914, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz