nik191 Вторник, 28.09.2021, 19:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Сентябрь » 3 » Первая мировая война. 03 сентября (21 августа) 1914 года
05:01
Первая мировая война. 03 сентября (21 августа) 1914 года

 

 

 

03 сентября (21 августа) 1914 года

 

 

 

 

 

 

 

Подробнее

 

 

Телеграмма Августейшего Верховного Главнокомандующего  

Его Императорскому Величеству

21-го августа. Августейший Верховный Главнокомандующий телеграммою донес Его Императорскому Величеству:

«С восторженной радостью и принеся благодарение Богу, доношу Вашему Величеству, что победоносная армия генерала Рузскаго сегодня в одиннадцать утра взяла Львов, а армия Брусилова город Галич. Ходатайствую о награждении за все предыдущие бои генерала Рузскаго Георгием 4-й степени, а за взятие Львова Георгием 3-й степени, генерала Брусилова за все бои Георгием 4-й степени».

В пояснение к этой телеграмме, штаб Главнокомандующего объявил нижеследующее:

Для прикрытия операций австрийской армии на фронте Люблин — Холм со стороны Киевского военного округа в районе к востоку от Львова собиралась 2-я австрийская армия, в составе 3 го, 11-го и 12- го корпусов и пяти кавалерийских дивизий. Ко времени нашего перехода в наступление, сосредоточение австрийских армий еще не было закончено и обстановка вынудила неприятеля усилить эту армию еще частями 7-го, 13-го и 14-го корпусов, всего до состава двенадцати пехотных дивизий и нескольких бригад ландштурма.

 

Наши войска в пределах Киевского округа, сосредоточившись в районе Луцк—Дубно — Проскуров, 7-го августа перешли границу и двинулись в направлении на Львов, чтобы разбить высланный сюда австрийский заслон и действовать во фланг и тыл главным силам австрийцев. Наступление затруднялось тем, что все дороги пересекались многочисленными левыми притоками Днестра. Сверх того, на Днестре неприятель располагал рядом предмостных укреплений: Залещики — Нижниов—Галич—Миколаев, откуда беспрерывно грозил нашему левому флангу и сообщениям с Россией. С 4-го по 21-е августа наше левое крыло прошло 220 верст, находясь с 7-го по 21-е августа в беспрерывном бою с противником.

 

Главные силы неприятеля укрепились на сильной позиции Каменка — Галич, где и были на голову разбиты в упорных боях 18 го и 19-го августа; в одном только районе нижнего течения Гнилой Липы, где неприятельское расположение было прорвано 18-го августа, противник потерял около 20,000 убитыми и ранеными. Отступление австрийской армии после поражения у Львова обратилось в бегство и в наши руки попало около 200 орудий, обозы и масса пленных, число коих еще не приведено в известность, но выражается в десятках тысяч. Остатки второй австрийской армии временно потеряли всякую боевую силу. Верки Галича, представлявшие двустороннее предмостное укрепление на Днестре, оставались в руках австрийцев до 21-го августа, когда мы овладели ими.

 

Уже 20-го августа наши войска подошли на пушечный выстрел к Львову, форты коего не остановили нашего натиска. 21-го августа, в 11 часов утра Львов был охвачен нашими войсками и взят. Вместе с ним в наши руки попала большая военная добыча. Все дома в городе завалены ранеными австрийцами, брошенными при отступлении. Помимо огромного значения Львова, как важнейшего политического и административного центра Галиции, взятие его имеет особенно большое оперативное значение, как важнейшего узла путей к Сану и Днестру и в тыл австрийским армиям, удержанным нами на фронте Ополе—Замостье— Бельз. Взятие Львова дает нашим войскам возможность еще энергичнее развить свой натиск на врага.

 

Переезд французского правительства

21-го августа. Под угрозой осады Парижа немцами, правительство перенесено в Бордо.

Президент и правительство французской республики постановили обратиться к стране с нижеследующим манифестом:

«Французы!

Вот уже несколько недель, как наши геройские войска неутомимо ведут упорный бой с неприятельской армией. Храбрыми усилиями наших доблестных солдат мы одержали значительные успехи во многих местах театра войны, но в северной его части, под давлением превосходных неприятельских сил, мы были вынуждены отступить. Создавшееся вследствие этого положение побуждает президента и правительство республики принять печальное решение.

Для лучшей заботы о благе народа правительственные и общественные учреждения должны быть временно перенесены из города Парижа.

Предводительствуемая своим выдающимся вождем французская армия, полная силы и мужества, будет по прежнему защищать столицу и ее патриотическое население против неприятельского нашествия. Но война должна быть также продолжена и на всей остальной территории театра войны.

Не зная ни минуты отдыха, без устали и остановки, будет продолжаться священная война за честь нации и за восстановление попранного права.

Ни одна из наших армий не потерпела серьезного урона. Если же некоторые ее части наших сил и понесли чувствительные потери, то они были немедленно заполнены запасными войсками. В то же время призыв новобранцев обеспечивает нам в будущем новые свежие силы молодых и энергичных людей.

«Терпеть и бороться!» — таков должен быть лозунг союзных армий: английской, русской, бельгийской и французской. Терпеть и бороться, — пока на море нам будут помогать англичане; бороться, пока русские будут продолжать свое наступательное движение в сердце Германии для нанесения ей решительного удара. На долю республиканского правительства выпала задача руководить этим упорным сопротивлением.

Везде и всюду встанут французы на защиту независимости своей страны, но для того, чтобы придать нашей борьбе грозную мощь и великую силу, необходимо, чтобы правительство оставалось свободным во всех своих действиях.

Поэтому, по предложению военных властей Парижа, правительство переносит временно свое местопребывание на такую часть французской территории, где оно может оставаться в постоянном и свободном общении со всем государством. Правительство приглашает членов законодательных учреждений не удаляться от него, чтобы иметь возможность слиться с ним в одно неразрывное целое.

Правительство оставляет Париж после того, как оно приняло все зависящия от него меры к защите города и его укреплений. Правительство знает, что ему не нужно советовать доблестному населению Парижа сохранять спокойствие, решительность.

Французы! будем достойны нынешних трагических обстоятельств. Добьемся конечной победы, добьемся ея неутомимой волей, терпеньем и упорством. Народ, который не хочет погибнуть и который для защиты своего существования не отступает ни перед какими испытаниями, ни перед какими жертвами, может быть уверен, что он победит».

 

Обсуждая выезд французского правительства из Парижа, «Еvening News» говорит:

«Общество не должно пугаться непрерывного движения вперед германской армии в пределах Франции. Несмотря на то, что союзные армии отступают, дух их остается прекрасным, всякий же шаг германской армии вперед ослабляет ее положение. Время—злейший враг полчищ императора Вильгельма. Оно сражается за нас.

Война может быть продолжительна и будет стоить больших жертв, зато конечный ея результат не может вызывать сомнений».

 

Экономическая неподготовленность Германии к войне

В «Торгово-Промышленной Газете» проф. Боголепов приводит ряд ценных указаний на экономическую неподготовленность Германии к войне и о том, как в Германии готовились к войне. Вся обширная германская литература, занимавшаяся вопросом о продовольствовании населения и скота на случай войны, исходила из предположения, что при всех возможных комбинациях подвоз иностранного корма возможен будет через нейтральные порты Голландии и Бельгии.

 

Проф. Боголепов приводит мнения авторитетнейших германских экономистов, исходивших в своих расчетах на подвоз хлеба через нейтральные гавани. Несмотря, однако, на уверенность, что Англия будет уважать нейтралитет голландских и бельгийских гаваней, в Германии в последнее время стала настойчиво проповедовать мысль о том, чтобы в самой стране до войны создать необходимые запасы хлеба, построить цементированные амбары и положить в них два миллиона тонн пшеницы. Такие запасы были признаны делом крайней необходимости.

«Но как известно,—продолжает далее проф. Боголепов,—таких запасов Германия не успела сделать, и война, которую Германия вынуждена вести чуть ли не со всей Европой, застала ее с голыми надеждами на нейтральные гавани Бельгии и Голландии».

Далее проф. Боголепов напоминает о третьем съезде немецких банков, на котором раздавались заявления о том что в финансовом отношении Германия плохо подготовлена к войне.

«Но думается,—заканчивает свою статью проф. Боголепов,—что в экономическом отношении у Германии имеются 6олее уязвимые места, так как для войны нужны не только деньги, но и хлеб».

 

Декларация германских  социал-демократов.

Пришедшие иностранные газеты содержат полный текст декларации социал-демократической партии германского рейхстага. С этой декларацией выступил лидер социал-демократов, депутат Гаазе, в заседании германского рейхстага 5-го августа:

 

— От имени моей партии я выступаю со следующей декларацией «Мы живем в ответственное время, когда решается вопрос нашей жизни или смерти.

Политика воинствующего империализма явилась причиной того, что весь мир стоит под ружьем, и что все народы бросаются один на другой, заливая Европу обильными потоками крови. Тяжелое бремя ответственности за это тяготеет всецело на защитниках этой политики.

Социал-демократы никогда не щадили своих сил в борьбе против политики империализма и в настоящий момент борются с ней в полной солидарности со своими французскими братьями, всегда работавшими в интересах сохранения мира. Наши усилия потерпели полную неудачу. Мы находимся в состоянии войны и под угрозой неприятельского нашествия. Теперь не время углубляться в причины этой войны. Нашим прямым долгом является изыскание наилучших средств защиты нашей границы. Но мы имеем полное право предаваться тягостному раздумью об участи миллионов наших соотечественников, вовлеченных, вопреки своей воле, в это катастрофическое бедствие.

Это на них обрушатся все ужасы войны. Все наши помыслы и наилучшие пожелания сопровождают наших солдат. Но мы не можем не думать о несчастных матерях, разлученных со своими сыновьями, о женах и детях, которые внезапно лишились всякой поддержки и которым предстоят ужасные страдания нищеты и голода. Завтра мы увидим тысячи инвалидов и раненых. Мы считаем своим долгом облегчить их страдания и поддержать их в исполнении их высокого долга».

Депутат Гаазе кончил изъявлением готовности бороться вместе с правительством, но под условием, что германское правительство постарается при первом удобном случае заключить почетный мир и положить конец европейской войне.

В декларации германских социал-демократов ярко сказывается нежелание германской демократии считаться с непреложной истиною фактов. Ведь не Россия напала на Германию, ведь не Россия же покушалась на ее "место под солнцем".

 

Письмо Бебеля о военной неподготовленности Германии.


20-го августа 1912 года в „Раil Маil Gаzеttе" было напечатано письмо Бебеля, в котором последний отвечает своему корреспонденту на вопрос последнего: правда ли, что Барту имел основание утверждать в французской палате, что Германия увеличила свои военные силы для нанесения последнего удара Франции?

Бебель в своем письме заявляет, что, по его сведениям, Барту не имел оснований утверждать нечто подобное. Дело в том, что германский император во время балканской войны убедился, что германская армия совершенно дезорганизована и что личный состав армии составляет желать много лучшего. Если бы французы, зная про эти обстоятельства, возымели желание совершить нападение на Германию, они, вероятно, оказались бы победителями. И это признал даже Кидерлен-Вехтер, который сначала третировал французов, а под конец своей деятельности стал мягким.

Несомненно, что если бы французы могли заподозрить, что немцы недостаточно сильны, они бы начали войну.  Император Вильгельм видел воочию превосходство в балканской войне французского оружия над германским. Он также знал, что немецкие военные были ответственны за турецкие поражения. Император, как человек практический, поступил таким образом он заставил французов думать, что приготовления Германии направлены против них: в душе же Вильгельм был счастлив, что немцев оставляют в покое. В том, что новые военные приготовления Германии должны потребовать много времени, по словам Бебеля, сомневаться не приходится. Германия не может рисковать теперь собою: для нее достаточно турецких поражений.

 

Новая англо-германская война

В дополнение к той войне, что Англия, совместно с другими союзными державами ведет против Германии на море и суше, только что началась новая война: торговая.
Англичане твердо решили воспользоваться настоящим моментом, чтобы вырвать из рук Германии те независимые рынки (о колониях уже и говорить не приходится), на которых до сих пор немецкая торговля доминировала над английской.
Движение это началось лишь два-три дня тому назад. Министр иностранных дел сэр Эдвард Грей и министр торговли г. Гархорт первые подали сигнал этой торговой войны. Они объявили, что правительство готово оказывать торговле и промышленности всяческое содействие в отвоевании от Германии экспортных рынков.
Англичане давно уже пользуются репутацией хороших вояк, Но еще Наполеон прозвал их "нацией лавочников". И англичане ничуть не стыдятся этого прозвища. Наоборот, даже гордятся им.
Все общество сознает, что несмотря на войну торговля и промышленность страны должны идти своим чередом, Лозунг общества: "Бей немцев и штыком и рублем!"
Лондон. 27 (14) августа.

 

Нейтральная Турция


Государство, объявляющее себя нейтральным, тем самым принимает на себя многочисленные обязанности в отношении к воюющим государствам. Права нейтралитета являются обязанностями его. Нейтральное государство не может отказаться от осуществления своих прав, потому что тем самым оно отказывается от исполнения обязанностей, лежащих на нем. Абсолютное воздержание от всякого участия в военных действиях, от недозволенного содействия воюющей стороне—не только право, но и обязанность нейтрального государства.

 

Рассматриваемое с этой точки зрения приобретение Турцией германских крейсеров "Бреслау" и "Гебена" является вопиющим нарушением обязанностей нейтралитета. Не подлежит никакому сомнению, что, уступая свои крейсера Турции, Германия имеет в виду не интерес последней, а свои собственные военные интересы. Средиземное море в руках англо-французского флота. Продажа крейсеров Турции является для Германии средством спасти их от неминуемой опасности уничтожения. В лучшем случае, Германия могла бы укрыть их в нейтральном, хотя бы турецком, порту, но при этом неизбежным оказалось бы их полное разоружение, вынужденное их бездействие в течение всего времени войны. Если же предположить, что проданные Турции крейсера „Бреслау" и "Гебен" точно также обречены на бездействие,—во всяком случае вырученная за их продажу сумма составляет прямую выгоду для Германии. Нейтральное государство, оказывая денежную поддержку воюющей сторон, отказывается тем самым от своего нейтралитета.

Ясно, впрочем, что дело не в денежной поддержке. Уступая свои крейсера, Германия, очевидно, уверена в том, что в руках Турции они окажут ей военную услугу. Обещанием этой услуги и является, в сущности, приобретение Турцией германских крейсеров. С того момента, как такое приобретение свершится, не может быть речи о действительном нейтралитете Турции, об одинаковом ей отношении к воюющим сторонам. Нарушение Турцией нейтралитета в пользу одной из сторон становится невозможным, в пользу другой—более, чем вероятным.

Угрожающее значение рассматриваемого факта окажется еще более очевидным, если вспомнить, что, в сущности, Турция уже в настоящее время является до некоторой степени военной колонией Германии, что в организации ея вооруженных сил и в управлении ими решающее влияние принадлежит германскому элементу. Только этим возможно объяснить явление, беспримерное в истории морской войны: уступку воюющим государством своих крейсеров государству нейтральному.

«Р.»

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 29 (16) августа 1914 года

Первая мировая война. 30 (17) августа 1914 года

Первая мировая война. 31 (18) августа 1914 года

Первая мировая война. 01 сентября (19 августа) 1914 года

Первая мировая война. 02 сентября (20 августа) 1914 года

Первая мировая война. 03 сентября (21 августа) 1914 года

Первая мировая война. 04 сентября (22 августа) 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 982 | Добавил: nik191 | Теги: 1914, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz