nik191 Среда, 01.04.2020, 20:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [657]
Как это было [523]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [106]
Разное [19]
Политика и политики [153]
Старые фото [36]
Разные старости [46]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [767]
Украинизация [511]
Гражданская война [801]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Июнь » 5 » Г. В. Плеханов и Интернационал
05:20
Г. В. Плеханов и Интернационал

 

 

 

 

 

 

Г. В. ПЛЕХАНОВ И ИНТЕРНАЦИОНАЛ

 

Во втором Интернационале Георгий Валентинович занимал место среди избранных. Их было немного. Несмотря на то, что социалистические идеи широко распространились по всему капиталистическому миру и объединили в социалистических организациях миллионы рабочих, несмотря на то, что каждый последующий международный конгресс второго интернационала с удовлетворением констатировал огромные успехи социалистического движения в различных странах, среди все новых народов, вождей и учителей, носителей заветов Маркса, и традиций рабочего Интернационала почти не прибавлялось, единицами насчитывались теоретики, единицами выдающиеся вожди современного социализма.

А между тем в рядах второго Интернационала происходило глубокое идейное брожение; чем шире разливалось движение, чем глубже оно внедрялось в жизнь, тем труднее становилось разрешение тактических задач для социал-демократии; чем сложнее делалось развитие капитализма, чем противоречивее представлялись тенденции его ближайшего развития, тем больше сомнений и колебаний в правильности марксистской теории и определяемой ею практики рождалось в умах множества социалистов, претворяясь то в анархические, то в оппортунистические, приспособленческие уклоны от научного социализма Маркса, вносившие разложение в практическую работу современного социалистического движения, подтачивавшие его идеологические и действенные корни.

Маркс не дожил до Парижского Конгресса, основавшего в 1889 году второй Интернационал. Вся тяжесть борьбы с идейными кризисами в социализме выпала на его друзей и лучших учеников. Тут был до своей смерти Фр. Энгельс, были Вильгельм Либкнехт и Бебель, был Каутский, был Год и Лафарг, был и Георгий Валентинович Плеханов. Среди небольшой плеяды вождей ортодоксального марксизма Плеханов занимал одно из первых мест.

Благодаря исключительной многогранности ума и несравненной энциклопедической эрудиции, Г. В. преследовал своим полемическим, публицистическим талантом противников научного социализма то на политической, то на философской, то на экономической арене. Неустанно бился Г. В. за чистоту марксистского мышления и действия, направляя свои удары против голландских анархистов, французских, германских оппортунистов и французских синдикалистов.

Однако, значение и роль Плеханова во втором Интернационале не исчерпывались его выступлениями в качестве выдающегося теоретика марксизма; в его лице с блестящим теоретиком сочетался практический вождь российской социал-демократии, ее „истинный вдохновитель". После Маркса и Энгельса только Плеханов сумел соединить в себе крупного мыслителя и политического вождя социализма.

На первом международном конгрессе Второго Интернационала Г. В. Плеханов, имея за собою тринадцатилетний стаж неустанной борьбы с царизмом, являясь руководителем Группы Освобождения Труда, поднявшей знамя русского рабочего движения, в качестве авангарда грядущих русских революций, впервые сроднил международную социал-демократию с ее русским отрядом и ввел нарождающуюся российскую социал-демократию в круг международной пролетарской семьи.

На парижском конгрессе 1889 года Г. В. Плеханов со свойственной ему глубиной и отчетливостью мышления открыл Интернационалу, привыкшему представлять себе русское освободительное движение, в теории и практике народовольчества, как борьбу идеалистически настроенной интеллигенции, действующей средствами политического террора, среди дикого, варварского народа, пробуждение русского общества, народных масс и передового их отряда русского рабочего класса, политическое движение которого направлено на демократизацию и европеизацию России. А, вместе с тем он неразрывными узами связал русский социализм с международным рабочим движением, ставшим родником, источником духовного питания российского социалистического движения всех оттенков на долгие годы.

Однако, Г. В. Плеханов совсем не склонен был упрощать задачи российской социал-демократии в ее борьбе с царизмом, он не преувеличивал сил русского пролетариата, не обольщался иллюзией легкой победы не только социализма, но и демократии в России. Именно потому, что Плеханов прекрасно понимал, что он ведет борьбу в стране, где, по его словам, сказанным в ответе на анкету о всеобщей стачке, произведенную Лагарделемь в 1905 году, "речь идет не о захвате политической власти пролетариатом, а о борьбе против царизма",именно потому, что русский царизм представлял на рубеже XX века великую международную опасность, Г. В. Плеханов, выступая в 1893 на Цюрихском Конгрессе Второго Интернационала в качестве Докладчика по вопросу о „поведении социал-демократии в случае войны", поддерживая резолюцию, призывающую работать без устали над низвержением капитализма, порождающего войны, протестовать против постоянных армий и отвергать военные кредиты, вместе с тем со всей решительностью обрушился на предложение голландского анархо-синдикалиста Домелы Ньевенгайса, настаивавшего на обязательности отвечать на всякое объявление войны всеобщей стачкой.

Универсальное средство борьбы с войной, предложенное Домелой Ньевенгайсом в Цюрихе, не считающееся с совокупностью международных отношений, не учитывающее могущих произойти международных последствий от применения его в странах, стоящих на различных ступенях общественно-экономического развития, не могло, конечно, быть принято ни Г. В. Плехановым, ни Интернационалом. Военная стачка, доказывал Г. В. Плеханов в 1893 году, будет иметь своим последствием обессиление наиболее передовых стран с наиболее сильным рабочим движением и порабощение их более отсталыми, в частности самодержавной Россией.

Признавая значение всеобщей стачки в качестве орудия политической борьбы в отдельных странах, в особенности у нас, Плеханов в то же время указывал на нелепость приписывания ей того же значения в международном масштабе в борьбе с войной, ибо, говорил он, в этом случае всеобщая стачка означала бы средство завоевания пролетариатом власти в воюющем капиталистическом мире, что очевидно требует такого изменения соотношения сил, о котором в ближайшее время думать не приходится.

Но если, в Цюрихе, Г. В. Плеханов считал возможным и необходимым подходить к международным проблемам под углом зрения русской опасности и бороться с анархо-синдикалистскими рецептами упразднения войн, то, по мере усиления в германской социал-демократии оппортунистических тенденций, по мере пропитывания ее идеологией германского империализма и вступления на путь компромиссной политики и в области внутреннего устройства германских государств, и в области колониальной политики. и в области милитаризма, Г. В. Плеханов сосредоточил свое главное внимание на борьбе с бернштейнианством, разоблачая в многочисленных статьях, как в русской, так и в германской прессе его общественную сущность и политические последствия.

Столь же боевую позицию занял Г. В. в вопросе о вхождении социалистов в буржуазное правительство (дело Мильерана).    
Германский оппортунизм, сопровождавшийся огромным стремительным развитием индустриализации Германии, толкавшим ее на путь захватнической мировой политики, на путь неудержного милитаризма и маринизма, подготовлявших мировую войну при параллельном ослаблении России и росте в ней революционного движения перенес центр тяжести международных отношений с русской опасности на германскую и побудил Г. В. Плеханова на Штутгартском конгрессе 1907 года требовать по вопросу о войне решительной борьбы с милитаризмом, особенно указывая на угрожающее значение для международной политики социалистического пролетариата, который приобретает разлагающий его движение оппортунизм.

Этот оппортунизм, пробуждавший в народных массах шовинистические настроения, убивавший в них дух международной солидарности и раскалывавший рабочее, даже профессиональное движение составил, также предмет доклада Г. В. Плеханова, на последнем посещенном им международном конгрессе, в Копенгагене (1910) по вопросу об отделении чешских профессиональных союзов от общеавстрийских центров.


Когда же вспыхнула в 1914 году так долго подготовлявшаяся мировая война, и германская социал-демократия, насквозь разъеденная червями оппортунизма, докатилась до своего преступления 4 августа, дав свое благословение походу Вильгельма против западных демократий, голосовав ему военные кредиты и обещав всемерную поддержку войне, Г. В. Плеханов сделал для международного рабочего движения и в частности для российской социал-демократии с решительной прямолинейностью все вытекающие из создавшегося положения выводы.

В международной борьбе, составляющей содержание нынешней войны, Г. В. Плеханов стал на сторону врагов Германии, в особенности после низвержения царизма в России.

„Мы должны, писал Г. В. Плеханов в своей брошюре „Война и Мир" всемерно стремиться к решительной победе над неприятелем".    

Верный всей своей деятельности во Втором Интернационале. Плеханов во время мировой войны довел до конца начатую им в Цюрихе на конгрессе 1898 года, борьбу с анархо-синдикализмом и его изнанкой—германским оппортунизмом. Измев германской социал-демократии, ее кровавая роль в мировой войне поставили ее в глазах Плеханова вне социалистического интернационала.

„Неужели, восклицает Г. В. в упомянутой брошюре, мы будем опять брататься с Шейдеманом, Эбертом, Гейне, Зюдекумом и проч., и проч., и проч.? Неужели мы будем пожимать их пахнущие руки? Неужели международный пролетариат не поймет, что их появление на международном съезде было бы таким торжеством для немецкого ревизионизма, которое надолго и весьма значительно ослабило бы великое нравственное и политическое значение интернационала?"

А с другой стороны "духовные дети и внуки Ньевенгайса", критикующие Плеханова, Геда, Иглезиасе Гайндмана, Жорданиа за их отношение к мировой война, эти Платены, Ленины и тому подобные „спасители интернационала" на деле стремятся разрушить его истинную основу—вот, пишет Г. В.,

„изумительный курьез, который мы должны иметь в виду, прислушиваясь к лозунгам, исходящим из среды так называемых теперь интернационалистов. В этих лозунгах несравненно больше анархизма, чем современного международного социализма в том его виде, какой принял он, благодаря теоретическим трудам и практической деятельности Маркса и Энгельса".    

„Интернационал нужен непременно восстановить", говорил и писал Г. В. Плеханов, но он должен быть очищен от его злейших внутренних врагов, от оппортунизма и анархизма.

Увы! не суждено Георгию Валентиновичу судьбою отдать свои недюжинные силы делу дальнейшей борьбы за воскрешение пролетарского интернационала!

Л. Пумпянский.

 

 

Дело : Еженедельный социал-демократический журнал.- М.,1918 1918 № 11-12

 

 

Еще по теме:

Болезнь Г. В. Плеханова (май 1918 г.)

Кончина Г. В. Плеханова

Памяти Георгия Плеханова

Историческая роль Плеханова

Похороны Плеханова (9 июня 1918 г.)

 

 

 

Категория: Политика и политики | Просмотров: 204 | Добавил: nik191 | Теги: июнь, Плеханов, 1918 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz