nik191 Суббота, 25.11.2017, 10:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [235]
Как это было [370]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [240]
Полезные советы от наших прапрабабушек [229]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1481]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [285]
Революция. 1917 год [440]
Украинизация [73]
Гражданская война [6]
Брестский мир с Германией [2]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Июнь » 23 » К событиям в Севастополе (июнь 1917 г.)
05:20
К событиям в Севастополе (июнь 1917 г.)

 

По материалам периодической печати за июнь 1917 год.

Все даты по старому стилю.


ТЕЛЕГРАММА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

6 июня вечером, получив донесение командующего Черноморским флотом о возбужденном состоянии команд флота и гарнизона Севастополя, выразившемся в отобрании оружия у офицеров флота и армии, а также в предъявленном адмиралу Колчаку требовании сдать командование флотом, морской министр А. Ф. Керенский доложил о сем Временному Правительству, которое в ночном заседании постановило послать в Севастополь командующему флотом и центральному комитету следующую телеграмму:

«Временное Правительство требует:

1) немедленного подчинения Черноморского флота законной власти;

2) приказывает адмиралу Колчаку и капитану Смирнову, допустившим явный бунт, немедленно выехать в Петроград для личного доклада:

3) временное командование Черноморским флотом принять адмиралу Лукину с возложением обязанностей начальника штаба временно на лицо по его усмотрению,

4) адмиралу Лукину немедленно выполнить непреклонную волю Временного Правительства всеми мерами водворить в Черном море порядок, подчинение закону и воинскому долгу, возвратить оружие офицерам; в день получении сего повеления восстановить деятельность должностных лиц и комитетов в законных форма; чинов, которые осмелятся не подчиниться сему повелению, немедленно арестовать, как изменников отчеству и революции, и предать суду. Об исполнении сего телеграфно донести в 24 часа, напомнить командам, что до сих пор Черноморский флот почитался всей страной оплотом свободы и революции.

Министр-председатель кн. Львов.

Министр морской Керенский.

 

ДОНЕСЕНИЕ АДМИРАЛА ЛУКИНА

В ночь с 7-го на 8-е июня морским министром было получено следующее донесение из Севастополя от адмирала Лукина:

«Доношу постановление состоявшегося сегодня делегатского собрания.

«Товарищи!

Для развития русской революции нужна сильная революционная власть. Власть эту создал народ через своих выборных: российская демократия, выражаемая волею Всероссийского Совета Крестьянских, Рабочих и Солдатских Депутатов и Временного Правительства, требует от всех нас во имя революции беспрекословного подчинения распоряжениям. Командующий флотом и его начальник штаба отозваны в Петроград, и мы обязаны:

1) немедленно вернуть всем офицерам оружие, составляющие их частную собственность, т-е. холодное и огнестрельное, не казенного образца;

2) прекратить обыски и аресты, а о всех подозреваемых сообщить центральному комитету;

3) немедленно исполнить все распоряжения командующего, ра6отающаго при участии комиссии, избранной делегатским собранием.

Товарищи, ответственность за успех революции лежит на каждом из нас, и, только подчиняясь народной организованной революционной власти, мы закрепим ее завоевания.

Общая резолюция делегатского собрания, подтверждая еще раз свое доверие Временному Правительству и петроградскому Совету Рабочих и Солдатских Депутатов, обращается к ним с просьбой привлечь к ответственности лиц, неправильно осветивших события последних дней в Севастополе перед представителями Временного Правительства, создав представление бунта,— всем же предписаниям Временного Правительства безусловно подчиниться и тем окончательно рассеять возводимое на нас подозрение, будто мы—бунтовщики.

Севастопольцы дадут отчет представителям Временного Правительства и членам петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. Севастополь всегда был и будет вместе со всей демократической Россией».

Адмирал Колчак и капитан 1-го ранга Смирнов выбыли в Петроград. Обязанности начальника штаба возложены на капитана 1-го ранга Зарина.

Подписал Лукин».

Для выяснения действительных причин происшедшего будет произведено расследование.

 

ТЕЛЕГРАММА ПЕТРОГРАДСКОМУ С. Р. и С. Д. и

ЧЕРНОМОРСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ

«История бунта в Севастополе раздута. Вышло недоразумение с арестом трех офицеров. Это недоразумение было раздуто на митинге, где решили идти обыскивать всех офицеров. Желая этого избежать, экстренное делегатское собрание и центральный комитет просили Колчака издать приказ о сдаче офицерами оружия. Приказ был издан, оружие все офицеры сдали вчера. Этим предотвратили обыски и возможные эксцессы. Колчак об этом в резкой форме телеграфировал в совет министров, и поэтому создался инцидент с Колчаком.    

Возбужденный митинг с заезжими агитаторами вынес резолюцию об аресте Колчака. Мы, не считая постановление митинга для себя обязательным, требования этого не исполнили, прося высказаться об этом все судовые и полковые комитеты, и они сегодня все прислали свои постановления, где 68 постановлений не соглашаются с постановлением митинга, и только четыре—за то, чтобы арестовать Колчака и Смирнова.

Делегатское собрание и 15-тысячный митинг, получивши телеграмму Временного Правительства, где требуют подчинения и возврата оружия офицерам, называя это военным бунтом,— единогласно постановили: подчиниться, как и всегда, Временному Правительству, но протестовать против слов «военный бунт», требуя расследования о тех лицах, которые ввели Временное Правительство в заблуждение о событиях в Севастополе, на основании чего Временное Правительство назвало это бунтом.

Черноморский флот и гарнизон еще лишний раз показал, что он организован и не поддастся на провокацию, а стоит на страже свободы, в полном согласии с демократией всей России. Недоразумений больше нет, все ясно.

Центральный комитет армии, флота и рабочих, Председатель Сафонов.

***

В телеграмме уже отмечено, что митинг, происходивший 4 июня в Севастополе, был возбужден приехавшими из Петрограда агитаторами, предъявившими к трем береговым офицерам, занимавшим административныя должности, обвинения в подготовке контрреволюции. Этим офицерам, и ранее не пользовавшимся симпатиями демократических масс, приписывалось определенно устройство складов оружия.

***

В Севастополь спешно выехал член 2-й Гос. Думы Г. А. Алексинский. Туда же выезжает представитель черноморской делегации г. Фельдман.

***

Адмирал Колчак телеграммой сообщил правительству в самой категорической форме, что он выходит в отставку.

 

Чем были вызваны волнения

В половине мая во дворце, где имели стоянку части Балтийского флота, большевики начали агитацию против флота Черного моря, обвиняя последний в том, что он остался в стороне от революции. Как на признак отсталости черноморцев, ленинцы указывали на то, что в Черноморском флоте революция прошла без эксцессов, что боевая деятельность его не прекращалась и что во главе с адмиралом Колчаком остался на месте весь командный состав флота.

Некоторые изменения были произведены лишь в административном его управлении. В Гельсингфорсе и Кронштадте были устроены большие митинги, на которых было постановлено послать Черноморскому флоту 5 делегатов от Гельсингфорса, Ревеля, Кронштадта, Аландских позиций и Петрограда.

Делегация выехала. Уже в Мелитополе, где дебютировали делегаты большевиков, их встретили недружелюбно. В Симферополе они были арестованы тотчас по приезде, и комиссар освободил их лишь по распоряжению центрального комитета армии и флота и рабочих Севастополя, который взял на себя охрану их при дальнейшем следовании от толпы, несочувственно встретившей ленинские лозунги.

Делегация везла с собою письмо Ленина, опубликованное в свое время на крестьянском съезде. После предупреждения центрального комитета, что на ленинскую литературу он ответит литературой других партий, а на живые слова своими ораторскими силами, делегаты как будто приутихли, на митингах они уже открыто с большевистскими лозунгами не выступали а даже уверяли, что ничего общего с ленинцами не имеют. Но агитацию они продолжали не среди моряков и севастопольских постоянных гарнизонов, а в частях сформированной во время войны черноморской дивизии, состоящих, главным образом, из уроженцев северных губерний пожилых возрастов.

В этой дивизии еще до приезда балтийцев замечалось стремление к дезертирству и полное падение дисциплины. Был даже поднят вопрос о расформировании этой дивизии. В частях этой дивизии ленинцы и вели свою работу. Помогло им то, что около 1 июня из Севастополя уехали лучшие силы черноморцев на съезд совета раб. и солдатских депутатов. Ленинцы усилили свою пропаганду и устраивали все чаще и чаще митинги на улицах Севастополя. К этому времени была спущена на берег команда одного из кораблей, участие которой в митинге 4 июня совместно с солдатами черноморской дивизии и привело к вынесению известной резолюции, вызвавшей те волнения, которые ныне уже ликвидированы.

 

Что происходит в Севастополе?

Обзор печати

В министерской газете «Речь» (№ 132) напечатано:

В Черноморском флоте произошли волнения. Передают об уходе в связи с событиями командующего Черноморским флотом адм. Колчака. На его место назначается один из его помощников.
Военным и морским министром А. Ф. Керенским отдано распоряжение о принятии решительных мер для водворения порядка и об аресте зачинщиков.

* * *

Полученные поздно ночью из Севастополя сведения носят успокоительный характер.

* * *

Министр-председатель на вопрос сотрудников газет заявил, что у Временного Правительства определенных сведений о событиях в Севастополе не имеется.

* * *

В «Маленькой Газете» (№ 131) мы читаем:

«Черноморский флот. Там волнения. Офицеры обезоружены матросами. Адмирал Колчак смещен. Выбран адмирал Лукин».

«Новое Время» нашло даже уже виновников, которыми опять, конечно, оказываются ужасные большевики. (Таковыми же обыкновенно бывают «объяснения» Войтинских и Либеров).

«Новое Время» (№ 14797) пишет:

Вчера в Петрограде распространились слухи, что в Севастополе началось среди моряков и местного гарнизона серьезное брожение, вызванное большевистской агитацией. Были, якобы, случаи нападений на офицеров, срывания с них погонов. Говорят, что движение возникло на почве недовольства некоторых групп распоряжениями высшего командного состава о выступлении судов для определенных боевых операций.
Но агитаторов следовало бы, наконец, призвать к ответу в порядке недавно изданного приказа военного и морского министра Керенского.

Не для чего было издавать приказы, если они не будут выполняться.

Что же происходит в Черноморском флоте? Какие именно меры принял Керенский? Какие меры приняло Временное Правительство? Что предпринимает по этому поводу Исполнительный Комитет?
Молчание невозможно. Молчание усиливает тревогу.

Керенский, говорят нам, уже отдал распоряжение о принятии «решительных» мер и «об аресте зачинщиков». Мы протестуем против такого образа действий самым решительным образом. Мы видим в нем вызов матросам и солдатам. Этот шаг, действительно, может создать угрожающее положение. Так поступают правительства, которые теряют почву под ногами.

Кого Юпитер хочет погубить, того он лишает разума. Выступление Временного Правительства против Черноморского флота, который до сих пор изображали оплотом «патриотизма», показывает, что нынешнее Временное Правительство очень близко к тому, чтобы рассориться с Юпитером.

Политика коалиционного министерства трещит по всем швам. Конечно, Войтинские, Либеры и Ко находят очень легкое «объяснение»:    во всем виноваты большевики, виновата «анархия», виновата «улица».
Но неужели среди нынешних вождей Совета нет людей, которые способны были бы обозреть положение в целом? Пора понять, что «затыканием» конфликтов—сегодня в Кронштадте, завтра в Севастополе, вчера с железнодорожниками, сегодня с шахтерами — вопрос не решается. Пора понять, что не штопание дырявого чулка Львова — Милюкова выведет нашу страну из кризиса.

Новое движение нарастает. Будем надеяться, что оно излечит от колебаний тех, кто еще сможет излечиться, и устранит со своей дороги тех, кто мешает движению.


 

Беседа с адмиралом Колчаком

Прибывший сегодня в Петроград командующий Черноморским флотом вице-адмирал Колчак в беседе с представителями печати обрисовал картину событий в Севастополе.  

10-го мая исполнительным комитетом был поднят вопрос об аресте помощника командующего флотом ген. Петрова. Я предупредил, что если арест произойдет без моего распоряжения, то я буду вынужден сложить с себя командование. Ген. Петров был арестован.

Тогда я телеграфировал военному министру, что, не обладая полнотой власти, лишен возможности противодействовать незакономерным действиям и просил меня уволить.

 

 

Находившийся в Одессе А. Ф. Керенский вызвал меня. А. Ф. Керенский прибыл из Одессы вместе со мной в Севастополь, и я в его присутствии в заседании исполнительного комитета подтвердил все то, что говорил раньше. Временное правительство потребовало немедленного освобождения ген. Петрова, что и было исполнено.

Теперь у меня нет сомнения, что этот инцидент был направлен против меня, чтобы внести разлад между мной и матросами.

Вскоре миноносец «Жаркий» отказался выйти в море для участия в боевой операции, мотивируя тем, что не желает плавать с командиром, слишком строго относящимся к матросам. Исполнительному комитету удалось уговорить команду выйти в море, но время было упущено, и миноносец не исполнил нужной операции. Спокойствие на миноносце продолжалось недолго, и через несколько дней команда удалила своего командира совершенно недостойным способом.

Следственная комиссия исполнительного комитета, разбиравшая этот случай, не вынесла никакого определенного решения. Я донес об этом военному министру, указав на необходимость строгого расследования. А. Ф. Керенский приказал назначить следственную комиссию. В это время в Севастополь прибыла делегация от балтийского флота. Пять прибывших делегатов принадлежали к партии большевиков и повели пропаганду в ленинском духе. Они повели кампанию и против меня.

На нескольких митингах указывалось, что Черноморский флот для революции ничего не сделал, исполнительный комитет принял меры против агитации большевиков, но делегаты сумели обойти и его. На митинге было постановлено произвести обыск и арест среди офицеров. Было арестовано 4 офицера.

Обыск сопровождался грубыми насилиями над офицерами. Возможные эксцессы были предотвращены только благодаря вмешательству солдата царскосельского гарнизона Киселева, случайно находившегося в Севастополе.

На митинге следующего дня было вынесено постановление отобрать у всех офицеров оружие, а начальника штаба арестовать. Одновременно с митингом заседало и делегатское собрание, которое не нашло возможным меня арестовать, и присоединилось к мнению митинга об отобрании оружия и потребовало от меня немедленной сдачи должности старшему в чине, не предъявив мне никаких обвинений.

Видя, что мы не можем уже спасти положение, я нашел нужным передать командование адм. Лукину и приехал на берег. Оружия своего я не отдал, указав, что золотую саблю я получил за отличие в делах против японцев и во время капитуляции Артура японцы у меня ее не отобрали. Я сломал саблю и бросил ее в море. Я дал радиотелеграмму по флоту, чтобы офицеры беспрекословно подчинялась этому постановлению.

"Русские Ведомости" № 132, 13 июня

 

Телеграмма Севастопольского комитета

Севастопольский Центральный комитет армии, флота и рабочих прислал следующую телеграмму Петроградскому Совету Рабочих и Солдатских Депутатов и черноморской делегации:

«История бунта в Севастополе раздута. Вышло недоразумение с арестом трех офицеров. Это недоразумение было раздуто на митинге, где предлагали начать обыскивать всех офицеров.

Желая этого избежать, экстренное делегатское собрание и Центральный комитет просили Колчака издать приказ о сдаче офицерами оружия. Приказ был издан, оружие все офицеры сдали. Этим предотвратили обыски и возможные эксцессы.

Колчак об этом в резкой форме телеграфировал Временному Правительству, и поэтому создался инцидент с Колчаком. Возбужденный этим, митинг с приезжими агитаторами вынес резолюцию об аресте Колчака. Мы нашли постановление митинга для себя необязательным. Требование это не исполнено. Предоставлено высказаться об этом всем судовым и полковым комитетам, и они сегодня вынесли свои постановления, из которых в 48-ми резолюциях не соглашаются с постановлением митинга, и только в четырех высказываются за то, чтобы арестовать Колчака и Смирнова.

Делегатское собрание и 15-титысячный митинг, получив телеграмму Временного Правительства, которое требует подчинения и возвращения оружия офицерам, называя это военным бунтом, единогласно постановили подчиниться, как всегда, Временному Правительству и протестуют против слов «военный бунт», требуя, разъяснений от тех лиц, которые ввели Временное Правительство в заблуждение о событиях в Севастополе, на основании чего Временное Правительство назвало это бунтом.

Черноморский флот и гарнизон еще лишний раз показал организованность и не поддался провокации, а стоит на страже свободы и в полном согласии с демократией всей России. Недоразумений больше нет, все ясно».

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Революция. Революционная армия (июнь 1917 г.)

 

Где нет большевиков или им говорить не дают,—там эксцессы, там разложение (июнь 1917 г.)

 

К событиям в Севастополе (июнь 1917 г.)

Всероссийский съезд советов (июнь 1917 г.) - Ленин: "Есть такая партия"

Всероссийский съезд советов. Заседание 8 июня 1917 г.

Революция. Обзор печати (первая декада июня 1917 г.)

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 126 | Добавил: nik191 | Теги: Колчак, 1917 г, июнь, революция, севастополь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz