nik191 Суббота, 25.11.2017, 10:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [235]
Как это было [370]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [240]
Полезные советы от наших прапрабабушек [229]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1481]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [285]
Революция. 1917 год [440]
Украинизация [73]
Гражданская война [6]
Брестский мир с Германией [2]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Июнь » 24 » Всероссийский съезд советов. Заседание 8 июня 1917 г.
05:50
Всероссийский съезд советов. Заседание 8 июня 1917 г.

По материалам периодической печати за июнь 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

Всероссийский съезд представителей советов раб. и солд. депутатов

 

Проповедь захвата

Заседания всероссийского съезда рабочих депутатов представляют большой интерес и по произносимым речам, и по принимаемым резолюциям. Выясняются цели, задачи, приемы действия некоторых партий; обнаруживаются позиции и стремления большинства съезда.

Может быть, больше, чем кто-нибудь, высказались большевики, ясно представив съезду те приемы управления, которыми они пользовались бы, если бы власть перешла в их руки. То, что было заявлено г. Лениным в его ответной речи министру Церетелли, не оставляет никакого сомнения относительно существа этих приемов и относительно понимания лидером большевиков слова «свобода».

Разницы между тем, что применялось при царском режиме, и тем, что предлагается г. Лениным, нет; это—те же приемы арестов, обуздания, давления и насилия, которые практиковались людьми старого порядка с давних пор и на которые возлагалось ими всегда так много надежд. Для разрешения запутанного финансового положения России г. Ленин не увидал другого средства, кроме ареста сотни капиталистов, которые под влиянием этой меры должны были бы открыть что-то такое необыкновенно полезное и спасительное. О целесообразности и практичности такой меры, конечно, долго распространяться не приходится, но тенденция обуздания и насилия ясна: надо арестовывать, схватывать, допрашивать, давить.

И когда Керенский назвал эту политику политикой держиморд, большевики, как совершенно справедливо намекнул председательствовавший Гегечкори, обиделись только по малому знакомству с русской литературой, ибо поводов для обиды не было: теория обуздания и заушения—именно теория политических держиморд.

Если бы опыт с сотней капиталистов оказался неуспешным и финансы страны не поправились, это не подорвало бы в высокогосударственных людях, руководимых г. Лениным, доверия ко всей теории, а только указало бы на количественную незначительность арестованных. Почему бы не распространить энергичную меру на всех, к кому прилагается эпитет «буржуазный»? А так как этим именем можно назвать всех инакомыслящих (заносил же в группу мелкой буржуазии г. Ленин и председателя совета рабочих депутатов Чхеидзе, и кое-кого из других, охотно применяющих этот термин к своим противникам), то остановки дли применения старого испытанного средства быть не может. Очевидно, между ленинской «свободой» и царским порядком разницы нет.

Отчет о заседании говорит, что съезд бурно выражал одобрение возражавшим г. Ленину министрам, и лишь незначительное количество участвовавших аплодировало г. Ленину; а при обсуждении вопроса о наступлении против большевиков голосовала огромная часть собрания.

Представляется, будто проповедь большевизма не встречает отклика, будто сторонникам этой партии приходится проповедовать в пустыне и не слышать сочувственных голосов, что учение г. Ленина, по своей очевидной неприемлемости,—безвредная игра экзальтированного, но по существу вполне мирного воображения. Многие митинги, резолюции, по-видимому, подтверждают такое заключение: большевикам как-то все приходится оставаться в меньшинстве; их предложения лишь в редких случаях собирают вокруг себя преобладающее количество голосов. По внешности,—как бы ни относиться к этой группе лиц -  придавать им значение чего-то имеющего большое влияние на дела страны нельзя.

И однако, если мы действительно придем к такому заключению, мы едва ли будем слишком близки к истине. О, конечно, большевистские идеи не имеют большого количества приверженцев; конечно, их «Тезисы» повторяются далеко не всеми принимающими участие в политической жизни страны. Но сила демагогических призывов заключается не в бесспорности или убедительности аргументации, а в соблазнительности рисуемых перспектив, в близости к тому, что всего дороже душе людей толпы: к возможности поставить себя над другими путем насилия.

Большевизм говорит: «захватывай, а то будет поздно», и низменные инстинкты выступают на сцену, и удержать вожделение трудно, и жажда захвата растет и множится. Нет нужды, что арест капиталистов, как финансовая мера,—нелепость; нет нужды, что призыв к немедленному захвату земли крестьянами не имеет ничего общего с социализмом,—настроение создано призывом, и вожделения растут. Мы уже имеем много примеров таких стремлений к захвату, которые не считались с тяжелым положением России и бедствиями, ей грозившими. Часть этих стремлений с грехом пополам ликвидировалась, другая остается и теперь тяжелой грозой, обещающей осложнить и без того трудное положение страны.

Чем, как не настроением захвата, надо объяснить образование большого числа «республик», отделявшихся от России, вместе с самой показательной из них,—кронштадтской. Не тем ли же настроением проникнуто было движение, едва не окончившееся всеобщей железнодорожной забастовкой? Да и то стремление, в противодействии которому упрекал Керенского лидер большевиков,—стремление решить вопрос об автономии или самостоятельности Украины ранее созыва Учредительного Собрания,—разве оно вызвано не тем же настроением захвата, «пока не поздно»?

Пускай проповедь большевизма не находит себе признания на многих митингах; пускай она не принимается на съездах, но настроение, вызванное демагогическими призывами и перспективами легкого захвата,—это настроение разливается по лицу земли, и кто знает, какими последствиями может грозить, если в организации сильного общественного мнения и твердой исполнительной власти не найдет противодействия.

Только активная борьба с демагогическими призывами,—борьба, под которой не надо подразумевать столь любезных т. Лениным арестов и насилии,—может избавить страну от растущего большевистского настроения.

Русские Ведомости" № 128, 8 июня 1917 г

 


Заседание 8 июня

(Вечернее)

Речь Ленина

Докладчика большинства сменяет Ленин, который излагает точку зрения меньшинства на вопрос о войне.

— Вы обратились с воззванием к народам всего мира, в котором говорите им, откажитесь быть орудием в руках королей, помещиков и банкиров. Призывая народы для борьбы против капиталистов, вы сами сидите вместе с ними в министерстве и помогаете империалистам вести войну. Ваши призывы будут оставаться только на бумаге до тех пор, пока вы у себя внутри страны не разорвете союза со своими капиталистами.

Ни один сознательный рабочий Западной Европы не принимает всерьез вашего воззвания о борьбе со своими правительствами, когда он знает, что вы у себя вместе с капиталистами продолжаете вести империалистическую войну. Нас обвиняют в том, что мы за сепаратный мир, — это неправда. Мы также против соглашения с германскими грабителями, как против того, чтобы быть в союзе с капиталистами Англии и Франции. Сепаратным миром мы называем то соглашение, какое вы заключили с капиталистами России.

В своем воззвании к народам мира, вы заявили, что отказываетесь от аннексий, а, между тем, внутри страны, у себя дома вы являетесь защитниками этих самых аннексий, вы получили республику, которая не может поладить с финляндской и украинской демократией.

Какой же практический выход из этой войны? Выход—в свержении капиталистов у себя дома и тем самым дать пример другим странам. Все остальное — посул. Мы не должны заключать сепаратного мира ни с английскими, ни с русскими капиталистами. Но никакого союза также с Францией и Англией. Направим лучше на восток русские войска и покажем, что мы не на словах, а на деле боремся за освобождение азиатских народов.

Подчеркиваю в заключение, что мы «рабы англо-французского капитала».

—Ленин заканчивает свою речь цитатой из одной статьи, напечатанной в «Правде».

Далее выступает Военный и Морской министр А. Ф. Керенский, речь которого будет напечатана в следующем номере.

 

Еще по теме:

Всероссийский съезд советов (июнь 1917 г.)

Всероссийский съезд советов (июнь 1917 г.) - Ленин: "Есть такая партия"

Всероссийский съезд советов. Заседание 8 июня 1917 г.

Всероссийский съезд советов. Заседание 9 июня 1917 г.

Всероссийский съезд советов. Завершение работы (июнь 1917 г.)

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 95 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz