nik191 Четверг, 04.03.2021, 09:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [882]
Как это было [626]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [211]
Разное [19]
Политика и политики [181]
Старые фото [38]
Разные старости [65]
Мода [313]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1578]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [549]
Гражданская война [1050]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [163]
Восстание боксеров в Китае [25]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2021 » Февраль » 7 » Второе бракосочетание царя Михаила Феодоровича (Продолжение)
05:09
Второе бракосочетание царя Михаила Феодоровича (Продолжение)


 

 

 

Второе бракосочетание царя Михаила Феодоровича

(5 февраля 1626 г.)

(Продолжение)
 

«Бояре смотрят из терема:
Бояре молвят: чей-то такой?
Боярыни молвят: чей господин?
А сужена молвит: мой дорогой».


Свадебная песня (похвальная невесты своему жениху).

 

Посадив всех по местам, царственный жених послал дружек царицыных вести невесту в грановитую палату. Шествие царевны следовало из золотой ее палаты, в проходную, на постельное крыльцо и, через него, в грановитую. Открывали ход свещники, за ним каравайщики и фонарники. За фонарем нес богоявленскую свечу стряпчий Илья Козьмич Безобразов, и обручальные свечи стряпчий Никита Федорович Шушерин; за ними же выступал с осыпалом думный дьяк Федор Лихачев. «Осыпало» на золотой мисе, состояло из хмелю (положенного на три угла), 27 соболей, 27 платочков (шириной пол-аршина, длиной 5 вершков) «золотых участковых», 27 белок и 18 червонцев венгерских.

 

 

За осыпалом следовали дружки, протопоп, да «оберегатели пути», чтоб никто не переходил дороги процессии—с обеих сторон (окольничий князь Григорий Констант. Волконский и дьяк Иван Болотников). Протопоп Иван Наседка кропил путь св. водой. Непосредственно за ним вели под руки невесту свахи «большие», т.е. государевы, княгиня Елена Алексеевна Черкасская (супруга князя Дмитрия Мамстрюковича), да жена спасителя России—князя Дмитрия Михайловича Пожарского- княгиня Прасковья Варфоломеевна. По сторонам их, «для обережения», шла (справа) мать-посаженая—Ульяна Федоровна Романова (жена Ивана Никитича), да Федора Семеновна Сицкая (жена князя Андрея Даниловича Сицкого, бывшего вторым боярином из поезжан).

За невестою несла ее кику, Арина Абрамовна Михалкова (жена постельничего Константина Михайловича Михалкова). Дальше шли пять «сидячих» боярынь*) и несли царевнины ширинки, на золоченых блюдах (жениху, патриарху и великой старице,—по иночеству своему, не участвовавших в свадебном веселье, и заменяемых четой Розановых).

*) Княгини: Евдокия Ивановна Шуйская (жена князя Ивана Ивановича), Марфа Ивановна Суншелеева (жена Юрия Янчесвича), Авдотья Дмитриевна Сицкая (жена Аленсея Юрьевича); да жены окольничьих, братьев, Федора и Тимофея Бутурлиных, Анна Савишна и Евфросинья Никифоровна.

Придя в грановитую палату, протопоп окропил место невесты и ее посадили, дав соболи держать дьяку Варееву. Вместо государя сел подле невесты князь Яков Куденетович Черкасский. Свахи стали за стулом невесты, а боярыни сели по местам: подле невесты мать посажоная, за ней Сицкая и прочие пять, в указанном выше порядке. Свечники стали направо, против государева места, «у лавки»; а караваи и фонари, отодвинулись налево, к поставцу. Вошли бояре и заняли места: первое, дядя царев, Иван Никитич и кн. Ив. Ив. Шуйский на лавку первым.

 

 

Входя, отец посажонный помолился на все стороны, садясь подле жены. Посидев немного, он громко приказал идти звать государя—князю Даниле Ивановичу Мезецкому.

Выслушав по форме произнесенное приглашение, Михаил стал молиться на иконы, поцеловал крест, поданный Благовещенским протопопом Максимом и пошел в грановитую, с таким же порядком, как шла невеста, в предшествии двух протопопов—крестовый кропил путь, в последовании дружек и поезжан. Как за невестой несли кику, так за женихом—колпак держал стольник князь Федор Борисович Татев. По вшествии в палату, Благовещенский протопоп произнес «Достойно», и дал поцеловать крест государю, который, поклонясь образам, пошел на свое место.

Дружка государев поднял князя Якова Черкасского, соболи дал держать дьяку Подлегову и жених сел подле невесты, бояре заняли оставленные места на лавках, а с протопопом на скамье посели прочие поезжане.

Посидев несколько минут, протопоп встал и прочел молитву «покровению главы». Тогда старшая сваха жениху и невесте чесала голову гребнем, обмакивая его в чарку с медом, которую держал перед нею дьяк Дементий Образцев. Тут же стоял Лихачев с осыпалом. В это время богоявленской свечей зажгли свечи жениха и невесты. Вычесав невесту, сваха надела на нее кику с покрывалом и покрыла шею ее жемчужным убрусом (ожерельем в несколько рядов, вместе соединенных) с дробницами, как видно на нашем рисунке. Надев убрус на невесту, жениха и ее осыпала сваха, тут же, осыпалом. Царев дружка разрезал перепечу и сыр, а старший царицын дрежки (Шеин) поднес государю невестины поминки: «убрусец тафтяп, низан жемчугом, ширинку и каравай»; вручив жениху, с сыром и перепечью.

С этими же «поминками», пошел Шеин к матери и отцу государеву. Меньшой же дружка невесты разносил и раздавал ширинки, каравай и сыр присутствующим, начав с посажоных отца и матери. Раздав в грановитой палате, он же (князь Роман Пожарский) пошел оделить ширинками боярынь и чины теремные, постельные и проч.

 

 

Отведав перепечи, стали собираться в церковь. Михаил взял под руку Евдокию и повел на красное крыльцо, где сам сел на аргамака, а царевну посадил в сани. Под ноги шествующей высокой четы, расстилали шестеро стряпчих «камки червчатые». По приводе аргамака к крыльцу, на него, до появления царя, сел конюший боярин Борис Михайлович Лыков; увидев царя, он встал и аргамака подвел государю ясельничий Богдан Матвеевич Глебов.

 

 

Государь, с 40 поезжанами, объехал по площади к западным дверям Благовещенского собора и вышел у паперти на мостик, отдав коня конюшему Лыкову, опять на него севшему. Конюший, ясельничий и оберегатели шли до собора пешком, вслед за царским аргамаком. Поезжане вперед—за ними дружки, а позади их, поодаль от государя—тысяцкий.

 

 

Царевну, впереди государя везли в санях, обитых золотым атласом. «Сберегатели пути» шли по сторонам саней, между ними и царским аргамаком, не давая тут проходить. Всего их было сорок пять: 25 человек с жениховой стороны (окольничий Волконский, дьяк Болотников и 23 челов. дворян), да 20 детей боярских, со стороны невесты, против которой, в санях, сидели все четыре свахи.

 

 

В Благовещенском соборе, по освященному временем обычаю, жених стал направо, у патриаршего места, а невеста—налево. Перед женихом становились свечники, а караваи—особо, у левого клироса, подле которого, у столба приготовлены были на скамье места для четы брачущихся, со зголовьями, соболями и пр. Здесь сели они после венчания, слушая поучение протопопа. Жених и невеста стали перед царскими вратами (там, где теперь амвон) и под ноги им послал князь Федор Алексеевич Сицкой—подножье: три аршина камки куфтерь, свернутой вдвое, да сорок соболей, связанных головами вместе, по 20-ти в связке. При венчании, совершенном протоиереем Максимом в сослужении двух ключарей, с протодьяконом, певчие пели по нотам («строками»).

Фряжское вино держал «в склянице» боярин Вас. Петр. Морозов, при котором находились два ключника «в золоте».

 

 

После венчания, произнеся поучение, протопоп поздравлял их величества, а за ним подошли тысяцкий, дружки и бояре. Пели многолетие царственной чете, с полным титулом—«демество большое». Выслушав его, супруги вышли и прибыли в грановитую палату тем же порядком, как ехали венчаться. Приняв царского аргамака, Лыков опять сел на него и поехал к сеннику (спальне), где, во все время нахождения четы новобрачных, должен он был разъезжать, держа меч наголо.

 

 

Сев на место свое, государь велел подавать кушанье. После третьей перемены, подали «куря верченое» —пулярдку, жареную на вертиле, с особенными обрядами. Тотчас, старший дружка завернул его в скатерть с перепечей и солонкой и, отнесши в сенник, дал под особенное наблюдение сберегателю царского брачного ложа—боярину Федору Ивановичу Шереметеву. За дружкой вслед, пошел в сенник и царь, ведя под руку царицу, предшествуемый до дверей палаты отцом посажоным, который, оставаясь здесь (у выхода из грановитой) «отдавал царицу» государю, в дверях произнося форменную речь. Она оканчивалась словами—

«И ты, великий государь, свою царицу, а нашу государыню, приемли и держи, как человеколюбивый Бог, в законе нашем истинные христианские веры устроил, а апостолы и святиии отцы предаша».—

Поклонился и вошел в грановитую, оставив довести до сенника новобрачных сидячим боярам и боярыням.

В дверях сенника, мать посажоная, выворотив шубу мехом вверх, осыпала во второй раз новобрачных осыпалом, составленным также, как и первое. Свечники и каравайники внесли, в это время, в сенник принадлежности своих свадебных служб. Свечи, женихову (трехпудовую) и невестину, поставили в одну кадь со пшеницею, в головах постели новобрачных. Здесь должны они были гореть целые три дня, а потом их огарки слепили вместе и поставили в церкви.

 

(Окончание в след. №)

 

Всемирная иллюстрация : Еженед. илл. журнал. Т.5, № 3 (107) - 16 января - 1871.

 

Еще по теме:

Второе бракосочетание царя Михаила Феодоровича

Второе бракосочетание царя Михаила Феодоровича (Продолжение)

Второе бракосочетание царя Михаила Феодоровича (Окончание)

 

 

Категория: Как это было | Просмотров: 25 | Добавил: nik191 | Теги: бракосочетание, царь Михаил Феодорович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz