nik191 Среда, 20.01.2021, 20:21
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [851]
Как это было [613]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [206]
Разное [19]
Политика и политики [171]
Старые фото [38]
Разные старости [61]
Мода [309]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1574]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [772]
Украинизация [547]
Гражданская война [1047]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [122]
Восстание боксеров в Китае [0]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2020 » Декабрь » 30 » Война с Трансваалем. Ледисмит все еще держится
05:20
Война с Трансваалем. Ледисмит все еще держится

Буры, втаскивающие пушку на один из холмов под Ледисмитом

 

 

 

 

Война в Трансваале


Известия с театра войны, благодаря строгости английской военной цензуры, продолжают быть чрезвычайно скудными. Все действия покрыты какой-то тайной. Правительство объясняет это опасением, чтобы буры каким-нибудь образом не узнали о движении британских войск. Такое объяснение, однако, мало кого удовлетворяет, гораздо вероятнее предположить, что причина молчания военного министерства кроется в отсутствии утешительных известий о ходе войны, так как даже незначительный успех раздувается до размеров решительной победы.

Согласно последним газетным сведениям видно, что большая часть экспедиционного корпуса высадилась на берег и начала наступательное движение к границам Оранжевой республики.

Ошибки начала кампании, выразившиеся в крайней разбросанности и без того слабых английских сил принужденных искать затем спасения в укрепленный пунктах, отразились роковым образом и на плане дальнейших действий. Общественное мнение (фактор, с которым в Англии приходится сильно считаться) требовало прежде всего освобождения несчастных гарнизонов; Ледисмита, Кимберлея и Мэфкинга. Падение этих пунктов, кроме морального своего значения, могло также сильно отразиться и на престиже англичан в Африке.

Все эти обстоятельства играли, вероятно, немалую роль в решении главнокомандующего генерала сэр Редверс Буллера отказаться от действия совокупными силами и тем лишить себя возможности нанести решительный удар противнику. Прибывавшие подкрепления распределялись по трем отрядам, сообразно трем главным операционным направлениям: Капштадт—Кимберлей, Ист-Лондон—Стормберг и Дурбан—Ледисмит.

План действий сводился к концентрическому наступлению к границам Оранжевой республики, при чем главная роль выпадала на долю крайних колонн, а средняя, двигаясь уступом позади, должна была прикрывать их тыл и фланги (это скорее относится к левой колонне, так как правая действует на совершенно особом театре).

Ледисмит все еще держится, хотя защитники его начинают испытывать лишения и сильно страдают от неприятельского огня. Силы буров определяются в 25—30 тысяч, так как иначе они не могли бы одновременно осаждать город и вести операции против деблокирующих войск англичан.

Натальский театр отошел, впрочем, на второй план, так как весь интерес двух последних недель сосредоточивался на действиях левой колонны генерала лорда Метьюна. Хотя официальной целью движения колонны и было поставлено освобождение Кимберлея, но нужно предположить, что в виду имелась также возможность угрожать и Блёмфонтейну—столице Оранжевой республики.

Англичане надеялись, таким образом, оттянуть часть сил противника из Наталя, облегчить этим участь гарнизона Ледисмита и поселить раздор между трансваальскими и оранжевыми бурами. Часть их расчетов действительно оправдалась, так как иначе трудно себе объяснять причину поспешного отступления Жубера из окрестностей Питермарицбурга. Грандиозный план наступления к Дурбану, приведший уже к последовательному изолированию Исткорта и Вестона, не удался благодаря диверсии со стороны Капской колонии. Буры должны были отойти к Колензо, где и заняли позицию на левом берегу р. Тугелы.

Вследствие тревожных слухов о положении гарнизона Кимберлея, лорд Метьюн должен был ускорить свои приготовления и выступить в поход, не дожидаясь дальнейших подкреплений и с весьма ограниченным запасом продовольствия. После кровопролитных боев под Бельмонтом 11-го ноября и Граспаном—13 го, 15-го числа войска подошли к реке Моддер. Здесь противник оказал упорное сопротивление. Бой 16-го ноября длился целых 12 часов.

Позиция буров, насколько можно судить по газетным сведениям, имела вогнутое очертание и прикрывалась спереди рекой Моддер и ее притоком Рит. Обе речки сильно вздулись от дождей и были непроходимы в брод. Правые берега были усеяны холмами, представлявшими отличное закрытие для обороняющихся. Англичане принуждены были наоборот наступать по открытому полю под перекрестным артиллерийским и ружейным огнем противника и понесли жестокие потери. К вечеру, впрочем, удалось переправить часть сил на противоположный берег. Противник к утру отошел с позиции, но увез с собой орудия. Что произошло далее—трудно понять. Отчего Метьюн не пошел к Кимберлею, до которого оставалось всего 40 верст?

По всей вероятности он не решился на это из опасения за свои сообщения с тылом. Войска Кронье не были разбиты, а просто отошли к северу, где у Спитфонтейна находится новая позиция, впрочем, уже последняя, на пути к Киберлею. Сведения о бое при Моддер-Ривере чрезвычайно сбивчивы и противоречивы. Многое совершенно непонято, например: если позиция буров была, как это теперь выяснилось, на противоположном берегу реки, и река эта была непроходима вброд, то какой же был смысл в лобовой атаке? Не лучше ли было бы обойти фланг, что в конце концов и было сделано и принудило буров очистить позицию.

Дальнейшие известия об этой колонне сообщают, что Метьюн получил значительные подкрепления, которые довели его отряд до 15 тысяч человек. Противник усилился. К Кронье подошли новые «команды» трансваальских и оранжевых буров, так что силы противника сделались приблизительно одинаковыми. Англичане занимали местность по правому берегу р. Моддер, а буры расположились в двух группах, частью на севере у Спитфонтейна, а частью на востоке в окрестностях Якобсдаля, прикрывая дороги к Кимберлею и Блёмфонтейну. Отдельные отряды не переставали беспокоить тыл английских поиск и между прочим 26 ноября разрушили мост у Граспана (Енслина). В конце ноября лорд Метьюн счел себя достаточно сильным для дальнейшего движения вперед на выручку Кимберлея.

29 числа войска подошли к позиции противника. Артиллерия начала обстреливать впереди лежащие холмы. Буры однако недаром употребили подаренное им время. Позиция была искусно усилена полевыми окопами, которые к тому же были так хорошо замаскированы, что шотландская бригада, следовавшая в походной колонне со вздвоенными рядами в голове отряда, подошла к ним на расстояние 300 шагов и не подозревая того, что противник находится так близко.

Убийственный огонь буров принудил англичан к поспешному отступлению. Приведя себя в порядок за складкой местности, бригада, подкрепленная Гордонским шотландским полком, двинулась вторично в атаку, но была отброшена с огромными потерями. В то время как все это происходило на левом фланге, правое крыло, состоявшее из гвардейской стрелковой бригады, одинаково безуспешно вело атаку на противника, который, благодаря искусному применению к местности, был невидим, а англичане принуждены были наступать по открытому нолю. Потери и здесь были также очень велики.

На следующий день, 30 ноября, бой возобновился с новой энергией, но все попытки выбить противника из занимаемой им позиции были безуспешны. В конце концов Метьюн должен был отойти к реке Моддер, оставив убитых и раненых на поле сражения. Сведения о сражении 29—30 ноября пока еще очень сбивчивы и не полны, но если верить тому, что пишут газеты, то окажется, что положение лорда Метьюна чрезвычайно опасно, тем более, что в то время, как все это происходило к северу от реки Моддер, другой отряд буров атаковал войска, охранявшие его сообщения с тылом. Неизвестно, насколько удачна была эта атака, но в случае ее успеха Метьюну угрожает участь Ледисмита, а Кимберлею и Мэфкингу неминуемая гибель.

Что касается средней колонны генерала Гатакра, то действии ее долгое время ограничивались подержанием порядка в северной части Капской колонии. Население этой местности состоит главным образом из голландцев, почти не скрывающих своих симпатий к противнику, переход которого чрез границу был встречен весьма сочувственно местным населением, и только слабость бурских отрядов и боязнь репрессалий со стороны англичан удерживали фермеров от открытого восстания. Впрочем, значительная часть молодежи уже и тогда вступала в ряды войск противника.

Генерал Гатакр занимал линию Де-Аар-Гановер—Наоупорт—Куинстаун, прикрывая головные станции трех железнодорожных линий от океана к границам Оранжевой республики. Числительность войск под его начальством доходила до 20,000, большая часть которых была сосредоточена за правым флангом. Все важнейшие узлы находились в его руках за исключением Стринберга. Значение этого пункта обусловилось тем, что отсюда отходила поперечная линия на Росмид, Наоупорт и Де-Аар, связывавшая таким образом дорогу от Ист-Лондона, с таковыми же от Порта-Елисаветы и Канпштадта.

Введенный в заблуждение местными жителями относительно силы расположения противника у Стормберга. генерал Гатакр решил овладеть им с помощью ночной атаки. При этом он упустил из виду два главные условия, обеспечивающие успех подобного предприятия: скрытность и знание местности. Первое было невозможно, так как вся страна кишела тайными шпионами противника, от глаз которых не могла ускользнуть перевозка 2,000 отряда по железной дороге в Мольтено. Знание местности было заменено наличностью проводников, которые, по словам англичан, изменнически повели их не туда, куда следовало, и сыграли таким образом роль мулов под Никольснеком.

Войска Гатакра были внезапно атакованы на марше при следовании походным порядком. Позиция буров оказалась неприступной, при чем англичане попали еще под перекрестный огонь противника. Началось отступление сперва в полном порядке, но затем произошло какое-то замешательство, после которого часть отряда (Ирландские стрелки и Нортумберландский полк) была отрезана и принуждена сдаться в плен. Артиллерия прикрывала отступление и поплатилась потерей одного орудия. Генерал Гатакр отступил к Мольтено. Силы буров в этом сражении определяются в 4,000 человек.

Поражения Гатакра и Метьюна отзовутся весьма неблагоприятно на настроении тех африкандеров, которые остались еще верными английской короне. Для успокоения умов нужны были решительные успехи, а вместо них только одни поражения. Удачная вылазка 26-го ноября генерала Гатакра (начальник штаба генерала Уайта) из Ледисмита, при чем англичане испортили несколько дальнобойных орудий противника, является единственным настоящим успехом британского оружия; но за ней последовала другая вылазка, гораздо менее благоприятная, так как производившие ее войска были отрезаны и принуждены сдаться в плен. Положение Ледисмита продолжает оставаться тем же, а войска Жубера и Буллера стоят друг против друга у Коллензо и Фрира. От исхода столкновения этих масс зависит дальнейшая судьба не одного только осажденного города, но и всего британского экспедиционного корпуса.

Разбирая действия англичан в Южной Африке нужно сознаться, что дело разведыванья о местности и противнике поставлено у них очень плохо. Кавалерия совсем не подготовлена к разведывательной службе, почему и приходится доверяться разным сомнительным проводникам из местного населения. Войска вблизи противника, даже на самом поле сражения идут походным порядком, без мер охранения, и узнают о присутствии противника всего лишь в расстоянии 300 шагов от его окопов. Искусство маневрирования совсем отсутствует и в действиях регулярных войск против милиции обходов что-то не видно, а все больше лобовые атаки. Положим, что они свидетельствуют о храбрости английских войск; но дело от этого нисколько не выигрывает, а только приносятся напрасные жертвы. Сами атаки эти производятся без должной подготовки артиллерийским огнем. Но в этом виноваты не войска, а военное министерство, которое не дало себе труда достаточно вникнуть в характер театра предстоявших действии. Скалистые холмы южно-африканских плато служат отличным закрытием для войск от шрапнельного огня; шрапнель же является пока единственным снарядом в английской полевой артиллерии. Из 28 батарей, посланных на театр военных действий, лишь 3 стреляют гранатами, но они по несчастной случайности отправлены с последними эшелонами и поэтому находятся еще в пути.

Действия же самих артиллеристов заслуживают большой похвалы. Этот род оружия оказывается вполне на высоте своего призвания, ему одному англичане обязаны спасением своей пехоты в боях 18-го октября под Ледисмитом, 16-го ноября на реке Моддере и наконец 28-го ноября под Отормбергом, так как прикрытие отступающих войск достигается главным образом решимостью артиллерии пожертвовать собой в критическую минуту, а не наличностью того или другого типа снарядов.

 

Б. А. Б.

 

Разведчик, № 478, 12 декабря 1899 г.

 

 

 

Еще по теме

 

Англия и Трансвааль (1-15 августа 1899 г.)

.............................

Война Англии с Трансваалем. 12 декабря 1899 г.

Война с Трансваалем. Ледисмит все еще держится

Война Англии с Трансваалем. 13 декабря 1899 г.

 

 

 

Категория: Англо-бурская война | Просмотров: 26 | Добавил: nik191 | Теги: Англия, трансвааль, война, 1899 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz