nik191 Вторник, 18.06.2019, 22:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [424]
Как это было [469]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [78]
Разное [19]
Политика и политики [119]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [754]
Украинизация [429]
Гражданская война [468]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [131]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Декабрь » 29 » Большевизм на Кубани. Часть 3
05:10
Большевизм на Кубани. Часть 3

Л. Л. Быч, председатель кубанского краевого правительства

 

 

 

Большевизм на Кубани

Часть 3


Статья Л. Л. Быч

 

(начало)

 

 

Настроение у громадного большинство депутатов было боевое; казаки, по крайней мере съехавшиеся на Раду, были готовы продолжать борьбу, но было уже поздно. Большевистския войска, освободившияся после взятия Ростова и Новочеркасска, теперь в массе ринулись к Екатеринодару и участь его была предрешена. Уже 23—25 февраля положение было признано совершенно безнадежным и Рада, вместе с войсковым атаманом и Правительством, начала обсуждать вопрос об эвакуации Екатеринодара.
    
Тяжелыя минуты переживались. Что делать? Бросить ли борьбу и рассыпаться в одиночку, дабы выждать время, дать народу пережить болезнь большевизма и затем выступить снова на работу, не оставляя ее, впрочем, и при господстве большевиков? Или же сохранить себя, как центр власти, центр политической борьбы, к которому будут стремиться, вокруг которого будут группироваться все недовольные переворотом и советским режимом? Особенную заботу и опасения со стороны всех нас вызывала участь отрядов, геройски боровшихся на наших  многочисленных фронтах. Мы знали, что им уже во всяком случае пощады не будет, что они morituri. В трагически памятном заседании 26 февраля казаче-горской фракции Рады было решено держаться в Екатеринодаре до последней крайности, боя под Екатеринодаром и в самом городе не давать, уйти с отрядом в горы и там выждать событий.

В последние дни доходили весьма смутные слухи о выходе из Ростова армии генерала Корнилова, о том, что он движется на Кубань, но где он, куда он направляется, этого не знали. К 28 февраля создалось, по заявлению полевого штаба нашей армии, критическое положение: штаб признал, что нужно уходить, чтобы не погубить отрядов, разбросанных маленькими частями вокруг Екатеринодара. Спешно были стянуты отряды к городу и 28 февраля в 7 часов вечера мы выступили за Кубань, а было всего около 3200 бойцов и около 2000 не комбатантов; снарядов было мало, не более 300; патронов на несколько хороших боев; денег 2 1/2 миллиона рублей.

При уходе по городу были разбросаны воззвания такого содержания:

—Граждане Кубани! Мы: Кубанская Законодательная Рада, Кубанское Краевое Правительство и Войсковой атаман Кубанского казачьяго войска, мы решили без боя покинуть с правительственными войсками город Екатеринодар—столицу Кубанского Края.

Мы вынуждены были это сделать под напором большевистских банд, задавшихся целью разрушить наш благодатный край, нашу родную Кубань, внеся в ее пределы смуту кровавую, анархию и братоубийственную войну.

Мы это должны были сделать, во-первых потому, что защита Екатеринодара на подступах к нему представлялась делом весьма трудным и, во-вторых, потому, что мы не хотели подвергать опасностям борьбы городское население на самой территории города, не хотели допустить, чтобы ярость большевистских банд, подогретая азартом борьбы, пала на голову ни в чем неповинного населения.

Мы ушли из Екатеринодара. Но это не значит, что борьба кончена. Нет! Мы только перешли на другие более для нас выгодные позиции.

Мы одухотворены идеей защиты республики Российской и нашего края от гибели, которую несут с собой захватчики власти, именующие себя большевиками. Мы знаем, что тяжкая болезнь государственности, именуемая большевизмом, скоро пройдет и народ стряхнет с себя иго большевистского позора, воочию увидев, к чему ведут его вожди большевизма. Сплошной позор, бесправие, обнищание, разорение, грабежи и убийства—вот что ожидает вас, казаки, горцы и иногородние.

Затоптаны будут в грязь все завоевания революции, все свободы, ваша честь, ваша независимость.

Мы вам давно уже говорили об этом, мы вас давно звали на борьбу с анархией и разорением. Но, к несчастью, вы, казаки и иногородние, опутанные со всех сторон ложью и провокацией, обманутые красивыми, но ядовито лживыми словами фанатиков и людей подкупленных, вы своевременно не дали нам должной помощи и поддержки в деле святой борьбы за Учредительное Собрание, за спасение Родины и за ваше право самостоятельно устраивать судьбу родного края.

Мы избраны вами. Мы имели право требовать от вась реальной помощи, ибо вы же нам поручили защищать край от вторжения насильников. Нам больно говорить об этом, но это так: вы не смогли защитить своих избранников.

Мы знаем, что вы, казаки, лишившись свободы, земли и своего добра, вы впоследствии поймете свои ошибки и будете оплакивать их.

Мы также знаем, что вы, казаки и горцы, не сможете вынести позора и разорения, вы поднимитесь против насильников и их прогоните. Но эту борьбу вам будет вести труднее, потому что вы будете разорены и дезорганизованы. Когда вам сделается слишком тяжко, когда вы принуждены будете взяться за оружие, вы должны помнить, что мы существуем, что мы с нашими отрядами окажем вам помощь.

Вы же одиночки, гордые казаки, горцы и иногородние, не желающие лизать пяту, угнетающую вас, вы идите к нам, поступайте в наши отряды. Мы с вами составим силу, которая разгонит и растопчет насильников, посягнувших на наш край, на славу и вольность казачью, на свободу всех граждан Кубани.

Председатель Законодательной Рады Рябовол,

 

***

Начался тяжелый поход.

Вскоре Кубанский отряд, в большей своей части состоявший из казаков и черкесов, соединился с отрядом генерала Корнилова, который к моменту соединения был численно меньше нашего.

Много было пережито, испытано, выстрадано за эти пять месяцев скитаний.

Теперь мы снова в Екатеринодаре и мы можем сказать, что поступили мы правильно, что мы не сделали ошибки в понимании событий.

Но не только мы, сделавшие поход, страдали. Мы думаем, что тем, кто оставался на месте и кто не мог восприять большевизма во всех его формах проявления, тем было горше нашего.

Вечный трепет за жизнь свою и своих близких; вечная боязнь насилий, издевательств, пыток—что может быть тяжелее и унизительнее?

Исстрадалась Кубань, изранена, полуразорена она.

Много нужно сделать, чтобы залечить кровоточивые раны родного края.

Вера в необычайные природные богатства Кубани, вера в творческие, зиждительные силы казачества дает нам право сказать, что Кубань воскреснет, расцветет, развернет во всю ширь свои спящие силы, лишь бы ей никто больше не мешал строить свою внутреннюю жизнь так, как того требуют правильно понимаемые интересы населения на основах триединого лозунга: „свобода, равенство и братство!".

 

Гор. Екатеринодар. 1 марта 1918 года.

 

Л. Быч.

 

Донская волна 1918 №21

 

Еще по теме:

Большевизм на Кубани

Большевизм на Кубани. Часть 2

Большевизм на Кубани. Часть 3

 

 

 

Категория: Тихий Дон | Просмотров: 77 | Добавил: nik191 | Теги: казаки, большевики, 1918 г., Кубань | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz