nik191 Вторник, 22.01.2019, 18:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [349]
Как это было [422]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [71]
Разное [18]
Политика и политики [98]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [296]
Полезные советы от наших прапрабабушек [234]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1569]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [718]
Украинизация [328]
Гражданская война [295]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [105]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Декабрь » 28 » Большевизм на Кубани. Часть 2
05:11
Большевизм на Кубани. Часть 2

Л. Л. Быч, председатель кубанского краевого правительства

 

 

 

Большевизм на Кубани

Часть 2


Статья Л. Л. Быч

 

(начало)

 

В это время уже начала прибывать на территорию Кубани знаменитая 39 дивизия, сыгравшая столь печальную роль в жизни всего Северного Кавказа, а отчасти и Дона. Стали чрез Новороссийск, Туапсе и Армавир вливаться толпы с головы до ног вооруженных солдат кавказского фронта, с пулеметами и пушками; они открыто грозили всех непокорных истребить, уничтожить.

Разъехались члены Рады по домам на рождественские праздники, но не весело прошли эти праздники по станицам. Ежедневно—набаты, ежедневно—митинги. Приезжие ораторы требовали принятия советской власти. Станицы упирались, не сдавались, но уже с половины января часть их должна была принять новую власть, т. к. по многим станицам были расставлены солдатские гарнизоны. Им помогали собственные большевики из молодых казаков. Старики предупреждали, молили молодежь одуматься, не идти на гибель. Но молодые верили в своих „товарищей“, с которыми „в окопах вместе лежали, сухую корку хлеба делили".

Они не допускали мысли, чтобы вчерашние „товарищи" их могли обидеть, пролить их кровь, они верили, что большевики борются за правду и равенство, за свободу и мир. Они не допускали мысли, что те посягнут на их землю, на землю трудового казачества, на их права казачьи, на их жизнь и добро. Они верили. И не было возможности убедить казаков-фронтовиков в необходимости дать отпор надвигающимся бандам, не было возможности открыть им временно ослепшие очи, их уши были глухи к словам предостережения. Все попытки в этом роде они принимали, как желание натравить их на братьев-солдат, вызвать нужную якобы для буржуев гражданскую войну, пролить братскую кровь.

Правительство не могло рассчитывать на войска. Оно издавало приказы занять узловые станции Кавказскую, Тихорецкую и выходную станцию Тоннельную и разоружать войсковые части (вернее сказать, тогда это были разнузданные толпы), самовольно оставившие Кавказский фронт. От полков и батальонов казачьих являлись депутаты к войсковому атаману и к председателю Правительства с просьбой отменить эти распоряжения, как ведущие, по их мнению, к братоубийственной войне.

На вопрос, для чего „гражданам“-солдатам, идущим домой на покой, везти с собой винтовки, пушки и пулеметы, ведь не для того же они это делают, чтобы учить ружейным приемам жену и детей или стрелять по воробьям, от депутатов слышался стереотипный ответ: „солдаты имеют право на оружие. Они наши братья, они нас не обидят, сухую корку хлеба и т. д. и т. д.“.  Твердили как попугаи. На короткое время станции занималась, но затем бросались: казаки самовольно расходились по домам.
    
Создалась атмосфера до чрезвычайности тяжелая. Правительство уже в конце декабря с полной ясностью установило, что надеяться на регулярные войска нельзя и потому приступило к организации Добровольческой Кубанской армии. Нужно, однако, отдать справедливость нашим фронтовикам; сопротивление их Правительству было только пассивным: они ни разу не выступили против своих атамана и Правительства, как организованная вооруженная сила.
Некоторые из полков шли с фронта в приподнятом, воинственном настроении, с намерением чуть ли не идти походом на Екатеринодар и захватить власть в свои руки. Но, приходя на Кубань, они понемногу этот угар утрачивали и постепенно, попадая под влияние своей казачьей обстановки, остывали, приходили в себя, не решаясь поднять руку на избранников Рады. Здесь несомненно сказывалось усвоенная чуть не с молоком матери привычка к выборному началу.

 

III

Постепенно и, можно сказать, удивительно планомерно, происходил захват власти большевиками на Кубани.

Прежде всего были ими захвачены Новороссийск и Туапсе при помощи солдат, прибывших из Батума и Трапезунда.

Высадившись одновременно с теми из Керчи, большевики захватили Тамань и Темрюк. Почти тогда же овладели портами Ейск и Приморско-Ахтарский. Заняв эти пункты, стали постепенно продвигаться внутрь Кубанского края.

Гораздо успешнее и быстрее пошло у них дело после занятия железнодорожных узловых пунктов—Армавира, Кавказской, Тихорецкой. Произошло замыкание кольца вокруг Екатеринодара, после чего были начаты уже вполне определенные наступательные действия на самый Екатеринодар.

Нужно удивляться только тому, что действия эти были в начале несогласованными. Повел наступление Новороссийск. Кровопролитные бои под Энемом и Георгие-Афинской 22 и 24 января окончились полным поражением большевиков. После этого новороссийцы уже не оправились и в течение месяца не представляли серьезной угрозы для Екатеринодара. В этих боях выдвинулся полковник Покровский, бывший начальником отряда.

На время почувствовался подъем настроения. Охотнее стали записываться в отряды; сразу же их образовалось несколько. Но непродолжительная была передышка. С первых чисел февраля открылись фронты Тихорецкий, Кавказский и потом Тимошевский, Славянский и по-прежнему продолжает тревожить фронт Новороссийский. Поднялось и Закубанье. Со всех сторон, как саранча, напирали большевистские банды, все ближе и ближе подходя к Екатеринодару.

 

Кубанский войсковой атаман полк. А. П. Филимонов

 

Уже октябрьский большевистский переворот в Петрограде, Москве, а затем и в Киеве, и в других центрах Северной России произвел большое впечатление на казаков. Не раз приходилось слышать вопрос „разве мы, казаки, можем справиться со, всей Россией?"

Ведь несколько миллионов, а нас горсточка?

 

Кубанское войсковое правительство

(Первый состав 1 мая - 1 октября 1917 г.)

 

В центре кубанский атаман полк. А. П. Филимонов, слева—сотник Л. Л. Макаренко, известный на Дону по выступлениям на круге во дни „Калединского мятежа", , И. А. Щербина, С. Ф. Манжула.

 

И сомнение закрадывалось в души казачьи. На войне казаки видели на всех фронтах необозримое море солдатских шинелей; казаки там терялись среди этой массы, они знали, что представляет собой количественно бывшая Русская Армия. Но пока держался Дон, пока популярнейший среди кубанцев генерал Каледин стоял на своем посту, у казаков еще была надежда справиться с разбойно-большевистскими бандами. Когда же раздался роковой выстрел атамана Каледина, выстрел, которым генерал Каледин принес себя в жертву казачеству, последняя надежда рушилась. Все поняли, что Дону и Кубани не устоять среди бушующого моря анархии.

 

Президиум кубанской законодательной рады

 

Законодательная Рада все же сделала последнюю попытку поднять казачество на дело защиты края: была собрана на 15—17 февраля Черноморская Рада в станице Брюховецкой. Съехались туда представители 62 станиц бывшего Черноморского войска (к Северу от Кубани).

 

Гор. Екатеринодар. 1 марта 1918 года.

 

Л. Быч.

 

Окончание Большевизм на Кубани. Часть 3

 

Донская волна 1918 №21

 

 

 

Еще по теме:

Большевизм на Кубани

Большевизм на Кубани. Часть 2

Большевизм на Кубани. Часть 3

 

 

 

Категория: Тихий Дон | Просмотров: 50 | Добавил: nik191 | Теги: казаки, Кубань, 1918 г., большевики | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Block title


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz