nik191 Среда, 13.11.2019, 02:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [488]
Как это было [497]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [88]
Разное [19]
Политика и политики [132]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [766]
Украинизация [492]
Гражданская война [665]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Декабрь » 14 » 150 лет со дня героического штурма Измаила (1939 г.)
05:20
150 лет со дня героического штурма Измаила (1939 г.)

 

 

150 лет со дня героического штурма Измаила

***

 

Тактика Суворова

 

Суворов был назначен для руководства боевыми действиями под Измаилом 9 декабря (н. ст.) 1790 г. 11 декабря он уже «отправился к стороне Измаила» с твердым намерением штурмовать крепость. Зная о том, что крепость «без слабых мест» и силы противника превосходят силы русской армии, Суворов еще до своего отъезда принимает решение о сосредоточении к крепости максимально возможного количества войск.

«Идешь бить неприятеля умножай войска, опорожняй посты, снимай коммуникации... Победа все покрывает».

Из-под Галаца он приводит для усиления войск под Измаилом отряд, хотя и немногочисленный, но состоящий из лучших частей. Принцип наибольшего сосредоточения сил в решающем месте и в решающий момент Суворов проводил до конца. Так, для самого штурма крепости были назначены даже плохо вооруженные казаки. Позднее Суворов говорил, что «только бедность в людях заставила меня это сделать».

Суворов, прибыв в Измаил 13 декабря и оценив обстановку, принимает решение незамедлительно приступить к подготовке штурма и в кратчайший срок — «время дороже всего»—сделать все для его успеха.

Две причины требовали всемерного ускорения подготовки: наступление зимы и необходимость сохранения внезапности штурма. И действительность доказала, что если бы штурм был отложен хотя бы на сутки, то вряд ли удалось бы его вообще осуществить: уже вечером 22 декабря наступил густейший туман, который не только все скрыл от глаз, но и превратил почву в непролазную грязь. Такое состояние погоды продолжалось почти всю зиму.

Для сохранения внезапности Суворов специально принял ряд мер. Достаточно перечислить следующие: постройка с демонстративной целью батарей на флангах крепости, предназначенных якобы для осады, а не для штурма; обучение войск правилам штурма только ночью; подача каждую ночь сигналов ракетами, дабы «ракетами приучать бусурмав, пуская оныя в каждую ночь во всех частях перед рассветом»; вывод войск на исходную линию для штурма скрытно и, наконец, назначение штурма до рассвета.

Завершив всю подготовку к штурму, Суворов проявляет заботу о том, чтобы войска нанесли сосредоточенный и одновременный удар по крепости. С этой целью начало штурма устанавливается по сигналу ракеты и дублируется по часам, «учредя на то карманные часы разнообразно, дабы единовременно на крепость напасть по данному сигналу».

Начальник 2-й колонны Ласси не заметил сигнала ракеты, однако повел свою колонну одновременно с остальными по заранее выверенным часам. Суворов знал, что с занятием вала крепости судьба самой крепости еше не будет решена. поэтому он приказывает войскам «взошед на вал» не наступать в пределы города до общего сигнала, дабы не подвергнуться уничтожению по частям.

В суворовской диспозиции нет указаний, где наносится главный удар, тем не менее направление этого удара возможно определить по концентрации сил и местам сосредоточения лучших регулярных частей. Главный удар наносился на правом фланге (группа Потемкина). Здесь еще 1 декабря атаками де Рибаса было нащупано относительно слабое место турецкой обороны (редут Табия).

В диспозиции весьма подробно определен боевой порядок каждой штурмующей колонны. Он состоял из огневой группы — стрелков, в задачу которых входило проложить огнем дорогу штурмующим колоннам, из обеспечивающей группы — рабочих и саперов, ударной группы из двух—трех батальонов, наступавших в колоннах, и резерва в составе 1—2 батальонов, построенных в каре.

Каждая колонна была снабжена и обеспечена всем необходимым для самостоятельных действий. Помимо обеспечения самостоятельности каждой колонны Суворов предусмотрел организацию взаимодействия колонн как внутри каждого отряда, так и между колоннами соседних отрядов. Каждая штурмующая колонна, взойдя на вал, распространялась по нему в обе стороны и, вступая в связь с соседними штурмующими колоннами, открывала крепостные ворота для прохода резервов.

Пехота была основным и наиболее многочисленным родом войск. Она была лучше вооружена и снабжена и, сочетая в себе огневую и ударную силу, выполняла главную роль в штурме крепости. Суворов тщательно разработал вопросы взаимодействия пехоты с другими родами войск.

Важную роль в подготовке и штурме сыграла артиллерия. В период подготовки к штурму полковая и речная артиллерия обеспечивала огнем строительство батарей на флангах от вылазок турок и от артиллерийского огня крепости. 21 декабря с 6 часов утра, и до самой ночи была открыта артиллерийская канонада всей русской артиллерии по бастионам крепости и по редуту Табия в целях их разрушения, а также по городу с тем, чтобы ввести в заблуждение противника о намерениях русского командования. С началом штурма артиллерия ведет огонь по валу крепости, но с подходом колонны к валу она прекращает стрельбу боевыми снарядами и ведет холостыми, дабы не поражать свою пехоту и поддерживать ее вместе с тем морально. С рассвета по занятии вала и до начала действий пехоты внутри крепости огонь артиллерии ведется по городу.

Кавалерия используется как резерв на важнейших направлениях против ворот на удалении картечного пушечного выстрела. Предназначалась она главным образом для отражения вылазок турок. С занятием крепостного вала пехотой и открытием ворот кавалерия должна была войти в крепость и содействовать пехоте в ее борьбе в городе (очистка улиц от отдельных турецких групп и отрядов).

В каждой колонне был создан резерв силой в 1—2 батальона, и помимо этого выделен общий резерв в 2.500 чел. конницы, которая была разбита на несколько групп и поставлена на важнейших направлениях для отражения возможных вылазок противника.

Резервам Суворов придавал громадное значение. Он предвидел, что бои на улицах города потребуют значительных сил. Поэтому он предупреждает колонных начальников о том, чтобы они берегли резервы до самого критического момента.

Особую заботу проявляет Суворов о сохранении физических и моральных качеств солдат. Под Измаилом до штурма русские войска располагались лагерем в удалении 4—5 км. от крепости. Не стесняя инициативы начальников в отношении определения времени выступления из лагеря каждой колонны для занятия исходного положения, Суворов вместе с тем указывает, что исходную линию следует занимать не ранее как за четверть часа до начала штурма:

«На сказанную линию не иначе приступить и тихо, как до определенного времени, примерно прежде четверти часа, соразмеряя излишнее положение равнообразно в расстоянии частей войск, и чтобы людей не удручить медлениями к приобретению славы».

И эта сторона подготовки — забота о сохранении физических сил и моральных качеств русского солдата,—также сыграла крупную роль в успешном исходе штурма.

Со времени штурма Измаила прошло 150 лет, но уроки этой операции не потеряли своего значения и поныне, как высокий образец тактического искусства.

 

Майор Л. ВИНИКОВСКИЙ.


ДОКУМЕНТЫ

 

ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА КОМЕНДАНТУ ИЗМАИЛА

 

«Приступая к осаде и штурму Измаила Российскими войсками в знатном числе состоящими; но соблюдая долг человечества дабы отвратить кровопролитие и жестокость, при том бывающие, даю знать через сие Вашему Превосходительству и почтенным Султанам и требую отдачи города без сопротивления, тут будут показаны всевозможные способы к выгодам Вашим и всех жителей, о чем и ожидаю от сего через двадцать четыре часа решительного от Вас уведомления к восприятию мне действия, в противном же случае поздно будет пособить человечеству когда не могут быть пощажены не только никто, но и самый женщины и невинные младенцы от раздраженного воинства; и за то никто как Вы и все чиновники перед богом ответ дать должны.
Декабря 7 дня 1790 года».

Вместе с этим письмом была послана записка Суворова следующего содержания:

«Сераскиру, Старшинам и всему обществу: Я с войском сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи — и воля; первые мои выстрелы — уже неволя: штурм — смерть.
Что оставляю вам на рассмотрение».

(Дело Военно-ученого архива, № 893, листы 229—230).

 

ЦАРСКАЯ „НАГРАДА"

В архиве Артиллерийского исторического музея Красной армии на днях обнаружен интересный документ, относящийся к взятию крепости Измаил, — указ Екатерины II Сенату 25 марта 1791 г.

Указ отмечает победоносное завершение войны с Турцией.

«Деяния в течение прошедшей кампании свершившиеся на юге, новую принесли славу оружию российскому и новым служат доказательством, что усердие, радение, искусство и мужество свойственны начальникам и подчиненным войскам нашим превозмогают над всеми трудностями, которые неприятели наши нам противу помогают.

Двукратное на море разбитие многочисленного турецкого флота, страх и беспокойство не один раз берегам их нанесенные появления легких судов наших и поисками от них произведены. Победа на Кубани, взятие крепости Килии, вступление нашей флотилии в Дунай, захват крепости Тульча Исакча, разгром турецкого флота на Дунае и пленение остатков его, взятие неприступной крепости Измаил — главнейшая победа».

Своему фавориту Потемкину Екатарина II дарит дворец в столице или в деревне по его проекту с полной обстановкой и службами.

Что же касается Суворова, то

«по ревности его службе искусному начальству частей войск наших ему вереных и многим мужественным подвигам, оказав разные опыты искусства и храбрости, наипаче взятие приступом города и крепости Измаил, потребив армию турецкую там находившуюся, всемилостивейше пожаловать в подполковники нашей гвардии Преображенского полка».

Эта символическая награда Суворова (полковником Преображенского полка считалась сама императрица) была ничтожной по сравнению с его заслугами и звучала прямым издевательством над героем штурма, решившего исход войны и высоко поднявшего престиж России во всей Европе.


Красная звезда, № 298, 22 декабря 1939 г.

 

 

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 120 | Добавил: nik191 | Теги: Измаил, Суворов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz