Знание для всех (1916 г.) - 22 Ноября 2016 - Дневник - Персональный сайт
nik191 Суббота, 03.12.2016, 12:36
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [153]
Как это было [298]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [10]
События [49]
Разное [17]
Политика и политики [21]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [179]
Полезные советы от наших прапрабабушек [218]
Рецепты от наших прапрабабушек [162]
1-я мировая война [1102]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [227]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Архив записей

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » 2016 » Ноябрь » 22 » Знание для всех (1916 г.)
    07:47
    Знание для всех (1916 г.)

     

    Материал из журнала "Пробуждение" за 1916 год.

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

     


    Знание для всех


    Статья Вл. Новоселова


    Безграмотность была вековой, неразлучной спутницей русскаго народа. Безграмотность и порожденная ею темнота цепкими объятиями душат Русь.

    Одна за другой перевертывались тяжко страницы книги судеб русскаго народа, и каждая неизменно имела одно начало и один конец: мерцающие лучи света среди кромешных потемок.

    Просвещение было и есть у нас своего рода привилегия для избранных, ибо оно, подобно солнечным лучам, освещает лишь фронтон российскаго здания, обращенный лицом к югу, и не заглядывает на задворки, обороченныя к северу. Фронтон был великолепен. Задворки пребывали в полных потьмах.
    Машина шла полным ходом, и только там в глубине России царила все та же вековая тишина. Школа оставалась там все тою же редкостью. Просвещение массы народной по-прежнему считалось роскошью и делом излишним. Еще недавно серьезно доказывалось, что «кухаркину сыну» не место в школе для привилегированных сословий. Еще недавно серьезно высказывались опасения, что школа для крестьянства опасна: она оторвет земледельца от земли и подорвет благосостояние Руси.        

    Заботы о народном просвещении никогда не составляли осознанной обязанности нашего министерства просвещения. Оно никогда не занимало первой роли среди других правительственных органов, но всегда тащилось в хвосте. Даже более: министерство просвещения постоянно ставило палки в колеса работе общественных учреждений и почину частных лиц в учебном деле. Оно тормозило деятельность земства в области школьнаго и внешкольнаго просвещения масс, и частную инициативу подвергало всем мытарствам казенных разрешений и опеки.        

    История хранит множество примеров подобных отношений. Несомненно, что почетная страница в деле просвещения деревни принадлежит не министерству, а земским учреждениям. Достаточно сравнить количество школ и число в них учащихся в земских и не земских губерниях, чтобы убедиться, какою бы до сих пор оставалась Россия, если бы в ней отсутствовали земския учреждения. Но земства никогда не были хозяевами в школьном деле. Они лишь могли строить и содержать школы за собственный счет, тогда как вся полнота учебной власти, весь контроль и наблюдение за школьными делами были в руках министерских чиновников. Все ходатайства земских учреждений о расширении программ сельских школ, о создании единой школы, разделенной на ряд последовательных ступеней, встречались еще недавно, как ненужная и вредная затея, исходящая из общественных кругов. Постановка внешкольнаго образования, в виде библиотек, читален, чтений и бесед в деревнях, зависела от сугубаго разрешения полицейских властей и чиновников педагогическаго ведомства. Дело дошло до того, что над общей цензурой книг установилась сверх-цензура министерства просвещения. Допущенныя в общий обиход книги и брошюры не допускались в обиход общественных читален и библиотек. Министерство, не тратившее из своего бюджета на них ни алтына, однако, предъявляло на них полныя хозяйския права.

    В результате более чем полувековой самоотверженной работы земских и общественных организаций, мы все еще далеки от того вожделеннаго дня, когда вся Русь сможет, облегченно вздохнув, сказать—в России нет ни одного безграмотнаго; вся Россия покрыта стройною сетью школ: каждый ребенок не только может, но и должен учиться...   

    Приближение этого радостнаго дня отодвигалось искусственно. Самое начало такого приближения, несмотря на стремление большинства земств к введению всеобщаго обучения, тормозилось всячески. Стремиться к началу иных начал было не в стиле ни Делямова, ни Боголепова, ни Шварца, ни Кассо—этих недавних печальной памяти руководителей нашего просвещения в кавычках.

    Делянов в каждом сельском учителе видел крамольника, а в земствах—гнезда крамолы. Он шел по историческому пути, предначертанному ему Победоносцевым, шел под знаменем победоносцевской мракобесной реакции. Своего у него за душой ничего не было—все заемное.

    Ученые, профессора из назначенных—Боголепов, Шварц и Кассо— воевали с выборными профессорами и студентами и перекраивали еще в дни Деляновские зачатый «новый устав». Заниматься заботами о просвещении им не позволял серьезный и ответственный пост: они были люди дела, а не опасные мечтатели, подкапывающиеся под «основы».

    Жизнь перевернула все министерския нормы и подчинила своим велениям. Она властно выдвинула на очередь вопрос огромной важности, так долго обходимый и искусственно похороненный прежними деятелями официальнаго просвещения: вопрос о всеобщем обучении.

    Политическая мудрость заключается не в том, чтобы смотреть в глаза уходящему былому. Она не в том даже, чтобы реагировать на довлеющую злобу дня, но истинная мудрость прозорливо угадывает темп грядущих событий, считается с запросами, которые «завтра» составят очередную злобу. Несомненно, что такой ближайшей злобой дня явится полная наша победа и одоление врага. К приближению срока этой победы стремится вся чуткая душевно и мыслящая Россия, всемерно ее организуя.  

    Война застала русский народ на переходном рубеже от старой к новой жизни. Но два последние года показали и доказали ясно, что самым могущественным орудием борьбы за государственное и национальное единство является просвещение. Для того, чтобы его свет мог озарить всю русскую землю, нужно сделать ровно вдвое, чем до сих пор сделано: удвоить количество школ, удвоить число учителей, уничтожить все те искусственныя перегородки, которыя разделяли единство школы, изъять сословныя ограничения и привилегии.

    Начальная школа должна быть едина, должна стать переходной ступенью к средней и высшей. Все дети школьнаго возраста должны иметь возможность пользоваться благами просвещения и не оставаться вынужденно за дверьми переполненных школ. Опасение, что со стороны самих родителей встретится препятствие для посылки детей в школу, вряд ли серьезно. Жизнь делает свое дело, забрасывая в самые глухие углы думу о необходимости знания. Оно станет насущно необходимым после окончания войны, ибо жизнь наша, застоявшаяся, зашагает семимильными шагами. Война пробудила деревню, всколыхнула медвежьи углы, раскрыла заспанныя вежды русских городов и поселков. Иное небывалое смотрит в лицо новому поколению захороненных в дебрях русских граждан. Но только через школу получат они приближение к заветной цели: самостоятельности в борьбе русскаго народа с засильем всякаго рода, ибо засилье всегда основано на рабстве слабейшаго сильнейшим.

    В семье европейских народов, мы, русские, были богатыми и нищими в то же время. Богатыми силой родного чернозема, молодецкой удалью своих Микул Селяниновичей. И тем не менее, сильные, мы оказывались бессильными во всех областях знания и труда, приложения своих рук. Сила просвещения и навыков иностранцев давала им преимущество во всех областях политики, техники, торговли и промышленности. Народ, создавший мировую великую ценность—литературу русскую,—во всех других областях оставался все еще, даже не выучеником, а только учеником иностранцев. Первый в области духа, он чуть не последний в областях материальнаго успеха. И так будет до тех нор, пока знание для немногих не станет—знанием для всех, пока просвещение не разольется широкой волной всюду по лицу русской земли, пока всеобщее и обязательное обучение не сделается правилом, а не исключением.

     

     

    Долг государства—обеспечить за населением его право на бесплатную школу. Обязанность населения зорко следить за тем, чтобы все дети учились и ни в одной семье они не оставались вне учебы.

    Новый проект министерства народнаго просвещения несколько приближает нас к этому радостному началу. Но оно явится только тогда благотворным, когда будет предоставлено своему естественному развитию. Одним начальным обучением дело не может ограничиться, особенно при тех «усеченных» программах, которыя сейчас узаконены для низшей школы. Эта школа не может быть, как теперь, тупиком без выхода, без органической связи со средним и высшим образованием для всех желающих. Для этого нужна коренная реформа всего нашего учебнаго дела. Такая реформа во имя счастья и благоденствия России явится величайшей из ея побед, ибо через нее откроются пути к новым возможностям и достижениям многомиллионнаго народа—его выход на широкий путь.        

      
    Вл. Новоселов.

     

     

    Еще по теме

     

     

     

    Категория: Исторические заметки | Просмотров: 40 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г., образование, школа, знания | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Календарь

    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz