nik191 Пятница, 26.05.2017, 23:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [208]
Как это было [339]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [52]
Разное [12]
Политика и политики [25]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [231]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [177]
1-я мировая война [1295]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [273]
Революция. 1917 год [142]
Украинизация [18]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Май » 20 » Революция. Шпионаж и "Война народов" (май 1917 г.)
05:25
Революция. Шпионаж и "Война народов" (май 1917 г.)

 

По материалам периодической печати за май 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 


Будьте осторожны


Революция смела старый самодержавный строй и нанесла весьма чувствительный удар тому «внутреннему немцу», которым пользовался наш враг в целях шпионажа; но было бы грубою ошибкою полагать, что последний не может вестись при новых условиях нашего государственного бытия.

Наоборот, широкая общественная жизнь армии, приподнятое настроение, охватившее народные массы, свойственные всем нам известное благодушие и откровенность, все это является факторами, облегчающими работу немецких шпионов.

Теперь легче, чем когда-либо, надеть на себя личину воина и, прикинувшись участником революционного движения, расспросить про самое важное и интересное в жизни данной воинской части и выведать таким образом самые ценные тайны. То же можно сказать и относительно выведывания тайн у рабочих, работающих на оборону, у чиновников, знающих много любопытного из правительственной деятельности, и так далее.

Подобного рода, факты уже имели место в некоторых городах.

Так напр., «Русская Воля» сообщала, что в Твери был арестован немецкий офицер, одетый в форму вольноопределяющегося, который старался собрать важные сведения о квартирующих в этом городе воинских частях.

Известно, что слуги старого режима, долженствовавшие охранять нашу границу с Швецией, покинули во время переворота свои посты и к нам беспрепятственно проникла масса немецких шпионов. По словам военного министра А. И. Гучкова, опасность велика, и в этом отношении.

Петроград и его окрестности наводнены германскими шпионами.

Борьба с ними необходима. Но обличать предателей трудно. Они скрываются всюду. Нет звания, которым шпион на назвался бы. Нет занятия, которым он не старался бы прикрыть свое гнусное дело.

«Он переодевается во всякую форму и, скрываясь в толпе, мутит и волнует робких и слабых».

Те предостережения, которые с начала войны делались военными властями в разного рода печатных объявлениях, расклеивавшихся всюду, были далеко не преувеличены тогда, а теперь они приобретают еще большее значение.

Безусловно Германия попытается нанести нам удар, а для этого ей прежде всего необходимо собрать сведения о состоянии нашей армии, работе тыла и т. п. Для затруднения сбора этих сведений наше Военное Министерство принимает меры, организует контрразведку и стоявший во главе Министерства А. И. Гучков просил граждан и воинов свободной России отнестись к этому делу «чутко и здраво». Он просил не смешивать контрразведку с былым сыском. Новой власти сыска не нужно. Она управляет в согласии с волей народа. Но она не допустит, чтобы среди нас работали темные силы Вильгельма.

Однако, какие бы меры против шпионства ни принимало правительство, оно будет бессильным, если только сами граждане не будут оказывать ему помощь, изобличая шпионов и, главным образом, не распуская языков.

Не следует говорить или писать ничего такого, из чего можно было бы извлечь сведения о войсках, их снабжении и работе тыла на нужды армии. Нужно избегать сообщать даже сведения, кажущиеся мелочными, так как из мелочей, узнаваемых от десятка лиц, враг может создать весьма важное и ценное для него целое.

Во имя блага родины, во имя сохранения армии от предательства, во имя победы необходимо, чтобы все были крайне осторожны и молчали о военных делах, обо всем касающемся формирования частей, передвижений, технического оборудования, продовольствия и проч. и проч. Раз мы хотим быть достойными свободы, которую завоевали, то прежде всего должны помнить, что свобода эта не должна, ни в коем случае, служить интересам наших заклятых врагов, только и мечтающих о том, чтобы снова сковать нас цепями рабства, еще более тяжелыми, чем те, которые мы недавно сбросили.

***

"Речь" говорит об услугах Гинденбургу, оказываемых нашей не в меру добродушной болтливостью.

Это — вырезки из наших газет, подробно говорящие немцу о делах русской армии; мне странно и стыдно повторять эти сведения полностью: я перечту их вам накоротке:

1)    Отбыла из Петрограда на фронт такая-то артиллерия.
2)    Сколько и какие части составляют гарнизон Петрограда.
3)    Отбыли из Петрограда на фронт столько-то маршевых рот.
4)    Прибыли в Петроград солдаты и офицеры таких-то частей депутатами такой-то армии.
5)    О съезде воинских депутатов в гор. N.
6)    Воззвание о возвращении ружей и патронов и пр. и пр.

Раньше за такие чрезвычайно важные сведения оберст фон-Фрайер платил много золота, раскидывал тончайшую сеть шпионажа, улавливая в нее преступных негодяев из мира знатных, ну, а теперь фон-Фрайер может знать все полно и точно, благодаря нашему небрежению к интересам родины.

Не напоминает ли это порядки старого режима в 1904— 1905 гг., когда мы, «переваливая через Урал», посылали привет родным и знакомым.

***

«В Русском Слове» Яблоновский пишет между прочим о пресловутом братании:

Так, потеряв чувство действительности, даже умный человек обалдевает и начинает делать невероятные глупости.

— Умен то ты, барин, умен, да только ум-то у тебя дурак.

Иногда эта потеря чувства действительности принимает, однако, и самые печальные формы.
Я, например, не могу без глубокой душевной боли читать газетные телеграммы о братании наших солдат с германцами и австрийцами.

Ведь, Россия воюет не один на один. Ведь, у нас есть союзники в лице английской и французской демократии. Но каким же образом в то время, как французы и англичане каждый день роют братские могилы для своих солдат, мы, их союзники и боевые товарищи, смеем протягивать руку и называть «братьями» их убийц.

— Разве так делают товарищи?

Я не говорю уж о том, что это «братание» может окончиться Иудиным поцелуем и что немецкие «братья» наверное высмотрят наши военные тайны. Но разве неясно, что «перемирие» на нашем фронте дает возможность германскому штабу перебрасывать свои войска на англо-французский фронт?

Гинденбург был бы старым ослом, если бы не воспользовался таким счастливым стечением обстоятельств.
И он, наверное, им воспользовался.

К счастью, на это безобразное явление уже обращено внимание на фронт и надо надеяться, что оно будет уничтожено.

Совершенно справедливо и объяснение этого явления.

Я не хочу, впрочем, этим сказать, что русской натуре свойственно вероломство и что наши сбитые с толку солдаты способны на сознательное предательство.

Ничего подобнаго.
Но здесь работает все тот же революционный угар.
Мера вещей потеряна, и чувство действительности утрачено.
Вино революции ударило нам в голову, и мы ходим шатаясь, как пьяные.
Потом нам будет стыдно. Даже очень стыдно.

Но сейчас мы дошли до того, что на городских улицах, где ходят женщины в трауре по убитым мужьям и где целыми толпами ковыляют безногие, хромые и слепые инвалиды войны, мы выбрасываем знамена с надписью:

— Да здравствует Германия!

Мы не понимаем, мы не хотим понять, что эта надпись горит, как пощечина, на лице России и что оправданием для таких возгласов не может служить даже сумасшествие!

***

Отличной иллюстрацией к сказанному Яблоновским служит следующая корреспонденция, напечатавшая в той же газете.

Действующая армия. 25. IV.

Вчера на одном из участков румынского фронта произошел следующий случай, показывающий, что и наши враги австрийцы не вполне одобряют попытки братания между солдатами:

Группа наших солдат-разведчиков отправилась к австрийским окопам с целью завязать с противником переговоры. Австрийцы начали стрелять по нашим солдатам. Все, за исключением одного разведчика, вернулись обратно. Оставшийся разведчик подошел с пачкой прокламаций к окопам австрийцев и хотел их разбросать, но был пойман  неприятельскими разведчиками.

Его привели в австрийские окопы, отобрали все прокламации, а затем подвергли порке и отпустили обратно, снабдив запиской следующего содержания:

„Ваша агитация не может найти у нас почвы. Мы сражаемся за свое отечество и будем защищать его до последней капли крови".

Злополучный разведчик рассказывает, что австрийцы нанесли ему до пятидесяти ударов розгами.
В прокламациях, которые пытался распространить среди австрийцев наш разведчик, было напечатано обращение к австро-германскому пролетариату с призывом свергнуть империалистическое правительство и прекратить войну.


ВОЙНА НАРОДОВ 1914—1917 гг.

 

Союзники о войне. Выпуск 1, Андре Шерадам. Разоблаченный пангерманский план.
Цена 1 р. 75 коп.

Наши пацифисты Ленинского толка, твердящие на всех перекрестках о войне без аннексий и контрибуций, очевидно не сознают всю глубину той пропасти, в которую они толкают Россию, а с нею вместе ее союзников, и не понимают, что они выступают в роли спасителей всенемецкого блока.

Насущнейшей обязанностью печати, поэтому, является раскрыть русскому обществу глаза на истинные замыслы Германии и показать ему—какая угроза всему миру кроется даже в случае окончания войны в ничью.

Вот почему нужно особенно приветствовать издание перевода книги Шерадама — «Разоблаченный пангерманский план».

Пангерманизм отнюдь нельзя понимать, как то делают многие, в смысле стремления немцев присоединить те смежные с Германией территории, которые населены, главным образом, их одноплеменниками, с тем, чтобы создать государство с более или менее однородным племенным составом. При установлении принципа национального самоопределения это было бы вполне законно.

В действительности же, по мнению вожаков германского народа, пангерманизм требует присоединение к Германии всех тех областей, владение которыми необходимо для дома Гогенцоллернов, вне зависимости от того, какими народностями они населены.

В 1895 г. немецкий союз, пользующийся особым покровительством Вильгельма, издал книгу— «Великая Германия и средняя Европа в 1950 г.» в которой с цинизмом, граничащим с наглостью, заявил следующее:

«Не подлежит сомнению, что не одни немцы будут населять вновь созданное германское государство, но они будут в нем господствовать; только они будут пользоваться всеми политическими правами, только они будут иметь право служить во флоте и армии и приобретать земельную собственность. Как в средние века, они будут чувствовать себя господами и предоставят остальным народностям, находящимся под их властью, занятие второстепенных должностей».

В 1911 г. в Германии был разработан в подробностях состав будущей великой Германии.
Она представлялась уму Вильгельма в виде конфедерации, в которую должны были войти:

На западе: Голландия, Бельгия, Люксембург, немецкая Швейцария, департаменты Франции, расположенные к северо-востоку от линии Бельфор-устье Соммы. Всего 161,773 кв. кил. с 23 мил. жителей.

На востоке: Русская Польша, Прибалтийские губ., и губ. Ковенская, Гродненская и Виленская: всего 343,724 кв. кил. с 20 мил. жителей.

На юго-востоке: Австро-Венгрия, без Треатино, переходившего к Италии — 676,616 кв. кил. с 50 мил. жителей. Все балканские государства — 499,275 кв. кил. с 22 мил. жителей и Турция— 1,792,900 кв. кил. с 20 мил. жителей.

Осуществление этого плана поставило бы в непосредственную зависимость от Берлина 4 мил. кв. километров и 204 мил. жителей, из которых 127 мил. должны были бы находиться под игом 77 мил. немцев. Кроме того, к Германии перешли бы миллионы кв. километров колоний.

Скептики могут возразить, что все эти данные, заимствованные из всенемецкой литературы, являются мечтой отдельных безумцев, за действия которых германский император не ответственен.

Но известна, во-первых, особая близость всенемецкого союза к германскому императору.

Во-вторых, план 1911 г. был в главнейших чертах осуществлен немцами в начале 1916 г., когда они впервые заговорили о мире. Если взглянуть на карту, то оказывается, что боевые фронты немцев к этому времени почти совпали с будущими границами великой Германии. Обращаясь к цифрам, увидим, что к началу 1916 г. Германии удалось осуществить до 87% или около 9/10 пангерманского плана 1911 года.

И после таких ярких доказательств хищнических намерений немцев, в России находятся еще безумцы, кричащие о мире без аннексий и контрибуций!

Вот как отвечает этим безумцам Шерадам. Выражение окончить войну «в ничью», т. е. без аннексий и контрибуций, надлежит понимать так, что каждая из воюющих стран сохранит свои прежние границы.
Допустим, говорит Шерадам, что Германия согласится не только очистить Польшу, часть Франции, Бельгию, Люксембург, но еще и уступит Франции Эльзас, Лотарингию и весь левый берег Рейна, при условии, что Австро-Венгрия, Балканские государства и Турция войдут в сферу ее влияния. Будучи утомлены войной, французы скажут:

«В сущности условия недурны — Эльзас, Лотарингия и левый берег Рейна; заключим мир».

Но мир этот, конечно, будет непрочен, ибо, благодаря ему, в центре Европы создастся блок 108 мил. австрийских и германских немцев с открытой дорогой на юго-восток по линии наименьшего сопротивления Гамбург — Персидский залив.

Таким образом война в «ничью» значительно усилит немцев.

Не нужно контрибуций?

Посмотрим, однако, каким представляется Шерадаму финансовое положение Франции.
За два года войны издержано 50 миллиардов франков; после войны ей придется истратить еще около 20 миллиардов на вознаграждение частных лиц, пострадавших от войны, на восстановление железных дорог, разных зданий и пр. Таким образом государственный долг Франции, после заключения мира, достигнет чудовищной цифры 100 миллиардов. В 1914 году весь бюджет Франции равнялся 4 миллиардам. В этот бюджет придется включить 3,5 миллиарда процентов по долгу; не менее миллиарда уйдет на пенсии и пособия увечным и семьям убитых.

Откуда взять эти деньги истощенной стране? Ясно, что никакое увеличение налогового бремени не в состоянии дать такую сумму.

В том же положении находятся и Россия и Англия.

Очевидно, что только полная победа союзников может спасти их, так как только она даст возможность потребовать от Германии возмещения расходов, вызванных войною, ею же начатою. Ежегодные взносы Германии каждому из союзников дадут последним возможность совершать кредитные операции, которые в конце концов выведут их из трудного финансового положения.

Думаем, что сказанное нами в этой краткой рецензии достаточно для того, чтобы понять все значение книжки Шерадама.

Эту книжку нужно не только прочесть, но и изучить и распространять среди русского общества. Офицеру же она даст обширный материал для захватывающих по интересу своему бесед с солдатами в казармах и окопах.    

Юрий Лазаревич.

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Революция. Отставка А. И. Гучкова (май 1917 г.)

Революция. Новое коалиционное правительство (май 1917 г.)

Революция. Новый военный и морской министр А. Ф. Керенский (май 1917 г.)

Революция. Армия и война (конец апреля 1917 г.)

Революция. Шпионаж и "Война народов" (май 1917 г.)

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 41 | Добавил: nik191 | Теги: революция, Май, шпионаж, 1917 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz