nik191 Четверг, 15.04.2021, 19:32
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Обзор СМИ [14]
Этот день 100 лет назад. [3126]
Этот день в истории [282]
Московские новости [1]
Этот день 200 лет назад [149]
Этот день 50 лет назад [9]
Этот день 150 лет назад [47]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » Новости дня » Этот день 150 лет назад

30 марта 1871 г. Внутренняя и внешняя политика

Луи Адольф Тьер - президент нынешнего временного правительства Франции

 

 

 

ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

 

30 марта 1871 г.

Изданным на днях Высочайшим указом упразднен Учредительный в Царстве Польском комитет. Это учреждение, возникшее в Привислянском крае вследствие мятежа 1863 года и вызванное необходимостью преобразовать постепенно все учреждения помянутого края, уничтожив в них все особенности, способствовавшие его административному обособлению—окончило ныне свой многолетний труд и окончило, надо полагать, вполне успешно, так как в дальнейшем существовании комитета не признается более потребности.

Действительно, наместничество, состоящее из привислянских губерний, перестало ныне быть каким-то отдельным административно-политическим миром, с своими собственными отдельными государственными учреждениями, имевшими, до начала деятельности Учредительного комитета, характер quasi-министерств. Ныне, вся административная деятельность Привислянского края, как и прочих наместничеств и генерал-губернаторств, тяготеет к центральным государственным учреждениям, как к единственному центру тяготения, мыслимому в государстве, живущем единой политической и гражданской жизнью.

Все следы той административной автономии, введение которой было истолковано поляками, как признание за ними русским правительством прав на отдельное политическое существование исчезли. Привислянский край, по нынешнему своему административному устройству, стал органической частью Империи и такое слияние совершилось без всяких затруднений и протестов со стороны Западной Европы, еще недавно присвоившей себе никогда ей не принадлежавшее право контролировать отношения русского правительства к его Привислянским провинциям.

Таким образом, упраздненный ныне Учредительный в Царстве Польском комитет, сослужил России честную и нелегкую службу, которая не забудется историей. Отныне дело административного слияния Привислянского края с Империей кончено.

Остается ожидать тех последствий, которые повлечет за собой этот важный, совершившийся факт. Надо думать и надеяться, что поляки привислянских губерний, стоя лицом к лицу с бесповоротностью нынешнего порядка вещей в бывшем Царстве, поймут необходимость доказать, своим дальнейшим образом действий, что они мирятся с действительностью, которая, если отбросить в сторону неосуществимые мечтания о восстановлении невозвратно минувшего порядка вещей окажется вовсе не особенно тяжелой.

Окончательное слияние бывшего царства с Империей, дает возможность приобщить Привислянский край ко всем благодеяниям нового гражданского строя, созданного в России реформами нынешнего царствования. Суд присяжных, земское и городское самоуправление— такие элементы для развития благосостояния народа, купить которые ценой искреннего отречения от совершенно неосуществимых мечтании вовсе не дорого.

Всеисцеляющее время излечит, надо надеяться, от вредных самообольщений наших сограждан польского происхождения и когда это исцеление совершится, русский народ охотно протянет им братскую руку и забудет тяжелое прошлое. Дай Бог, чтоб не долго пришлось ожидать нам этой прекрасной минуты!

Помимо рассмотренной нами правительственной меры, общество наше, за последнее время, было заинтересовано оживившимися журнальными толками по вопросу о достоинствах и недостатках классической системы образования. Толки эти вызваны недавним учреждением особой комиссии, которой поручено обсудить и положить новые основы для общей системы среднего образования в России.

Журналистика наша, являющаяся в этом вопросе верным отголоском общественного мнения, с замечательным единодушием высказывается против всякой попытки сделать из средних училищ—по преимуществу питомники, для подготовки юношей, предназначенных получать высшее классическое образование. Справедливо доказывая, что и правительство и общество нуждается столько же в хороших заурядных деятелях, сколько и к деятелях передовых, газеты наши отрицают целесообразность такой организации средних училищ, при которой трудно, если не вполне невозможно было бы большинству учащихся оканчивать полный курс образования, не переходя через чистилище классической подготовки.

В этом единодушном хоре раздается только один голос, говорящий в пользу противоположной системы и весьма прискорбно, что голос этот принадлежит органу печати, во всех других вопросах нашей внутренней политики столь верно угадывающему и с таким энергическим достоинством отстаивающему лучшие и задушевные интересы русского общества и русского народа.

Надо полагать, что, в таком важном вопросе, единодушно высказываемые газетами мнения огромного большинства русского общества не будут оставлены без внимания комиссией, призванной пересоздать организацию наших средних училищ.

В иностранной политике все еще стоят на первом плане события, совершающиеся в несчастной, терзаемой усобицей, Франции. С того времени, как мы писали наше прошлое обозрение, события не особенно подвинулись вперед, по отношения Версальского правительства к парижскому мятежу радикально изменились. Тьер и его товарищи были принуждены отказаться от выжидательного образа действий. На это вынудили их не настояния большинства Национального собрании, а сами инсургенты, как кажется, понявшие опасность, которою грозило им продолжительное их бездействие в изолированном со всех сторон Париже.

Самозванная община, истощающая последние средства на содержание своих многочисленных преторианцев, решилась дать занятие этому вооруженному сброду и предприняла экспедицию, направленную, по-видимому, на Версаль. Тогда и правительственные войска вышли из бездействия и подвинулись, под командой генерала Винуа, на инсургентов. Без труда отбросив их назад под стены Парижа и отрезав, удачной канонадой с форта Мон-Валерьен, отступление значительному отряду мятежнических вожаков (величающих себя именами «генералов») Дюваля и Флурана, армия генерала Винуа обложила Париж в с тех пор вот уже семь дней дерется почти беспрерывно с мятежниками, не вступая однако ж в Париж.

Версальские известия объясняют эту продолжительную стоянку — нежеланием подвергать столицу ужасам уличной борьбы, но надо полагать, что тут играет некоторую роль и серьезность сопротивления инсургентов, которых поддерживает энергия отчаяния. Развязка этого положения, впрочем, уже недалека. Декретом Национального собрания, главным начальником версальской армии назначен маршал Мак-Магон и, по последним известиям, под стенами Парижа ожидается в самом непродолжительном времени решительная битва, которая или отдаст Париж в руки версальской армии или послужит сигналом полного торжества парижской общины и партии красных.

Первое, конечно, гораздо вероятнее, потому что в Париже община сохраняет господство только при помощи ряда насильственных мер, напоминающих по своему приему самые мрачные дни террора 1793 и 1794 годов.

Победа для версальского правительства необходима, потому что иначе ему грозит серьезная опасность быть свергнутым Национальным собранием. Тьер потерпел уже первое парламентское поражение. Собрание, вопреки его сопротивлению, приняло проект закона, по которому избрание мэров, во всех без исключения городах, предоставляется муниципальным советам.

Это поражение, правда, было смягчено поправкой, временно предоставившей правительству назначение мэров в городах с населением более 20,000 жителей и в главных городах департаментов и округов, но такое смягчение, по-видимому не успокоило Тьера, который объявил, что, при подобных условиях, он не может сохранить за собой исполнительной власти.

Надо надеяться, что глава исполнительной власти французской республики не исполнит своей угрозы и не оставит своего поста. Тьер не может не знать, что монархисты собрания только и ждут его отставки, для попытки совершить государственный переворот в пользу монархической формы правления, а подобная попытка поведет к страшным последствиям, всю обширность которых трудно даже и предвидеть в настоящую минуту.

Оставшись на своем посту и преклонившись перед решением собрания, Тьер, между прочим, отнимет у парижских инсургентов один из поводов к их сопротивлению. Повсеместное назначение мэров муниципальными советами — уступка требованиям радикальной партии и парижская коммуна после издания этого закона теряет один из важнейших предлогов к своему существованию. Если после этого версальские войска одержат решительную победу над инсургентами — восстановление порядка в Париже сделается наконец возможным.

В остальной Европе за это время не произошло ничего особенного. По известиям из Румунии, положение тамошних дел продолжает быть сильно напряженным, но ожидаемое удаление князя Карла — еще не совершилось, да, может быть, и не совершится, потому что румунам не особенно улыбается перспектива турецкого занятия, которое, по-видимому, неизбежно последует за низвержением или отречением нынешнего государя.

 

Всемирная иллюстрация : Еженед. илл. журнал, № 14 (118) - 3 апреля - 1871.

 

 

 

Еще по теме:

 

1 января 1871 года Разные известия

....................................

23 марта 1871 г.. Внутренняя и внешняя политика

3 апреля 1871 г. Новости наук и цивилизации

3 апреля 1871 г. Разные известия

30 марта 1871 г. Внутренняя и внешняя политика

 

 

 

Категория: Этот день 150 лет назад | Добавил: nik191 (30.03.2021)
Просмотров: 28 | Теги: 1871 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz