nik191 Четверг, 16.09.2021, 13:58
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Обзор СМИ [14]
Этот день 100 лет назад. [3216]
Этот день в истории [282]
Московские новости [1]
Этот день 200 лет назад [149]
Этот день 50 лет назад [9]
Этот день 150 лет назад [88]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » Новости дня » Этот день 150 лет назад

22 мая 1871 г. Новости наук и цивилизации

 

 

 

НОВОСТИ НАУК И ЦИВИЛИЗАЦИИ


Телеграфы

В Швеции женщины допущены на телеграфную службу, при чем от них требуют следующих условий:

Для поступления на службу, женщина должна представить свидетельство приходского священника, с обозначением возраста и с аттестатом о ее нравственности и исполнении религиозных обязанностей.

Они должны писать четко и гладко, знать краткую всеобщую историю и подробную историю Швеции, политическую географию, арифметику (десятичное счисление и тройное правило), шведскую грамматику, французский, немецкий и английский языки настолько, чтобы переводить и писать; жалованья полагается от 130 до 200 рублей в год; замужние женщины не допускаются на телеграфы.

После нескольких лет службы и выдержавши экзамен в магнетизме, электричестве и метеорологии, женщины могут получить жалованье в 400 руб. в год.


СМЕСЬ

В «Сыне Отечества» пишут, что в г. Никольске Вологодской губ. с незапамятных времен у крестьян красногорского прихода и других исполняется обряд суеверия, название которому:    куричья мольба. Она производится так: заболит у крестьянки рука или нога, она тотчас спрашивает соседок и, с общего совета, решают для исцеления от болезни сделать курячью мольбу, или так называемый курячий обед.

Заболевшая крестьянка, стоя пред иконой, одна в избе, дает Богу обещание сделать курячий обед, чему, конечно, препятствуют семейники. Выбрав более свободное от работ время, она отправляется по соседям за сбором ржи, хмеля, крупы, яиц и масла, с приглашением жертвователей к себе на обед. Таким образом, насбирав пудов до десяти ржи и достаточное количество прочих продуктов, собирается изготовлять обед. Она обязана найти для обеда курицу троециплятницу, т. е. которая уже выпарила три гнезда цыплят, отчего обед и получил название курячьей мольбы.

В назначенный день обеда приглашается мальчик или старик, колоть курицу-троециплятницу и собранных кур и петухов; все это готовится с великим благоговением, и если приходская церковь недалеко, то все крестьянки, которые намерены обедать, идут в церковь и берут с собой курицу-троециплятницу; там просят священника отслужить им молебен, после которого отправляются домой.

До заветного обеда, приглашенные крестьянки ничего не должны кушать. Перед обедом, все приглашенные высылают из избы всех мужчин, заставляют окна ставнями и усердно молятся о больной и каждая сама о себе; затем принимаются истреблять все жареное и вареное и пить в огромном количестве приготовленное пиво. Сначала курицу-троециплятницу;—перья ее и кровь ставят в горшке под стол, и все обглоданные на обеде кости кладут в тот же горшок; по окончании обеда, ставят на средину избы скамейку и все начинают скакать через нее, с приговором: кто легче перескочит, у того легче будут роды.

Во все это время изба бывает заперта, и кто бы вздумал посмотреть в нее из мужчин, то непременно ослепнет; никакая из приглашенных женщин, под опасением ослепнуть, не расскажет о ходе обеда ни под каким видом. Горшок с костями и перьями троециплятницы все обедавшие женщины несут в ближайшую реку или пруд и опускают в воду, при чем каждая женщина бросает по кусочку хлеба и замечают, что у которой кусочек хлеба утечет, той будет труден год, или она скоро помрет.

По окончании этого все женщины возвращаются с реки с песнями и с распущенной над головами скатертью, в которой несла горшок с перьями и костями троециплятницы. После всех этих церемоний собираются в одну избу мужчины и женщины и начинается, как говорится, пир горой, песни и пляска не умолкают двое и трое суток.

Подобные обеды всегда оканчиваются дракой, распутством и всеми непристойностями, они бывают почти в каждом селении, что давно пора бы остановить священникам и отвратить заблуждение простонародья от подобных нелепых лечений и пиршеств.

***

— В нашей Колтовской Спасской церкви, по словам «Петербургск. Листка», хранятся страшные памятники о бывшей некогда, во дни Бирона, тайной канцелярии , помещавшейся неподалеку от Колтовской, на берегу Ждановки.

Указывают на один старый дом и уверяют , что именно в нем-то и помещалась она. В церковной ограде и до сих пор сохранялось несколько могил, от бывшего здесь кладбища, на котором хоронили «колодников», умиравших в тайной канцелярии. В числе их похоронено несколько иеромонахов, женщин и лиц без указания их звания. Там же хранятся кандалы, отысканные в земле, когда разрывали кладбище для устройства фундамента под ныне строящуюся церковь.

Они устроены как раз по образцу нынешних наручников , т. е. арестантских цепей, большого размера, и, вероятно, одевались на ноги. По словам брошюры о Колтовской церкви, изданной в 1861 году, к числу более замечательных и известных лиц, погребенных в Колтовской, у церкви, принадлежит иеросхимонах Иоанн, основатель и первоначальник Саровской пустыни. Передавали, что еще не так давно на месте Копейкина бань, видны были двери в какое-то подземное помещение, но теперь все это заделано и даже изгладился след того, что происходило здесь каких-нибудь сто тридцать лет назад.

***

— Недавно управление одесской железной дороги получило должностную телеграмму приблизительно такого содержания:

«Китайский богдыхан едет из Пекина по железной дороге прямо в Одессу. Примите-де надлежащие меры к почетному приему».

Очевидная несообразность сообщения и вместе с тем передача депеши при соблюдении всех установленных форм для должностных депеш привели управление в некоторое смущение. Дело, впрочем, скоро разъяснилось весьма прозаическим образом: на одной из станций киевской линии уснул измученный бессонной ночью сигналист. В то время в телеграфную комнату вошел проезжавший телеграфист, с какой-то другой станции, и, не долго думая, «отмочил» свою шутку, рискуя ни за что ни про что подвести своего товарища.

***

— В Пинежском уезде, Тимошинской волости, в деревне Шиднево, 8-ми-летний мальчик Вдавин, поднимает 5 пудов легко, без напряжения. Роста он небольшого по летам; сложения крепкого. Мужики смотрят на него как на потеху, и за кусок черного хлеба заставляют его ворочать каменья пудов в 15, или бревно сажени в 3 длиной.

***

— Читателям известно, что после падения второй империи, в руки нового правительства попал весь тайный архив Тюильри, который оно и обнародывает постепенно. Характернее всего нижеследующие выборки из тайной переписки между Наполеоном и Морни, составляющей драгоценное приобретение для истории 2 декабря:

1) Наполеон к Морни, февраль 1851.

Я не скрою от вас, мой дорогой друг, что национальное собрание мне приелось. Постарайтесь успокоить ваших кредиторов; настанет день, когда у нас будет ключ от кассы. Ваш и пр.

2) Морни Наполеону, ноября 1851.

Ну же, чего вы ждете? чтобы вас послали в Венсенский замок? Ситуацию нельзя развязать иначе, как ударом палаша; постараемся же держать в руках его эфес. Кроме того, пора уже с этим покончить, денег у нас не хватает: по вашим тратам отказывают, и сегодня утром оценщики пришли забрать мою мебель. Действуйте и живо.

3) Наполеон к Морни, 1 декабря, 1851.

Сегодня вечером—в Елисейском дворце приведите Мопа, Маньяна и др. Завтра утром переходим Рубикон: постараемся не утонуть.

4) Морни Наполеону 10 декабря, 1851.

Мой президент. Порядок царствует, республиканцы теперь только в Кайенне и Ламбресса. Вы знаете, что несколько человек глупо дали расстрелять себя на Монмартрском бульваре: эти зеваки неисправимы. Не забудьте порекомендовать меня Маню (министр финансов): теперь нам—лафа.

 5) Наполеон к Морни, 23 декабря 1851.

Мой дорогой соумышленник Мань передаст вам сегодня чек в 100,000 экю на казначейство, для выручки вашей мебели. Вы знаете, число голосов 7.500,000. Что вы думаете о французском народе?

6) Ответ Морни.

Я думаю, что он почти заслуживает иметь вас императором.

7) Наполеон к Морни, 10 декабря 1852.

Вот уже неделя, как это (избрание) совершилось; осмеянный герой Страсбурга и Булони называется теперь Наполеон III, император французов!    Кстати, иные животные вздумают, чего доброго, задевать меня по поводу моей первой присяги; нет ли средства заткнуть им рты какой-нибудь громкой фразой, которая могла бы, в случае надобности, перейти в потомство?

8) Ответ Морни.

Я нашел два клише, которые, полагаю, чудесно сослужат вам службу. напр.:
«Я вышел из пределов законности, чтобы возвратиться в границы права», — это для злокозненных.

Или:

«Я спас общество от анархии, — это для телят».

Сопоставление этой переписки с фактами официальной истории 2 декабря производит поистине потрясающее впечатление.

***


— Парижский корреспондент газеты «Тimеs» следующим образом передает интересное открытие, сделанное в монастыре Пикпус, возбудившее страшный скандал в Париже. В улице Пикпус, близ тюрьмы Мазас, за высокими стенами, стоят два здания, соединенные между собой тайным ходом — одно дом иезуитов, другое монастырь Белых Сестер. Братья иезуиты скрылись при первом приближении опасности, сестры же свезены в Сен-Лазарь, по делу, оказавшемуся подозрительным.

«Сад иезуитов, куда нас провели, пишет корреспондент, чудо искуства: он занимает не менее 12-ти десятин, наполнен фруктовыми деревьями, самыми разнообразными, парниками, теплицами и виноградными аллеями; искуственное орошение гряд, распределение и обработка грунта произведены по всем правилам садоводства.

Калиткой сад этот сообщается с садом сестер, тоже большим, но менее возделанным; тут, в центре его, школа, а под кипарисами надгробные памятники Монморанси, Лафайэта, Талейран-Перигоров и множества князей и княгинь. На крайнем же конце его стоят те самые деревянные клетки, которые обратили на себя внимание правосудия. Клеток этих три; выстроены они одинаково, по плану обиталищ, воздвигаемых себе белыми муравьями; имеют они шесть футов в ширину и семь в вышину: крыты они аспидом, сквозь трещины которого проникает свет, и в каждой из них, когда национальные гвардейцы заняли монастырь, сидела старуха.

Из допроса настоятельницы оказалось, что эти несчастные просидели тут девять лет, летом задыхаясь от пара и отравительной атмосферы такого жилья, а зимой — почти замерзая от холода. «Но, прибавила она, они уже были идиотками, когда пришли сюда». В бумагах найден ключ с надписью: «от большого свода», но ни настоятельница, ни сестры на этот свод не указывают, и он до сих пор, несмотря на розыски, не найден.

В одном из углов сада находится отдельное здание, где оказались матрацы с ремнями и пряжками, два железных корсета, железный колпак и какие-то козлы с зубчатым колесом, приспособленным, очевидно, к тому, чтобы придавать насильственно телу выгнутое положение. Матрацы с такими ремнями употребляются во Франции акушерками, или в случаях бешеного бреда; прочие же снаряды явно орудия пытки; но настоятельница уверяет, что это костоправные инструменты.

В обширном подвале хранились громадные запасы картофеля и кадки соленой свинины, а на дворе хрюкала откормленная свинья.

«Видите, сказал с негодованием национальный гвардеец, сколько здесь наготовлено, а бедные просили милостыню во время осады»!

Близ ворот сада, прохаживалась старуха, в сопровождении женщины; останавливаясь по временам, она поднимала листок или терла себе песком руки.

«Это сестра Бернардина, одна из живших в клетках, сказал проводник, мы ее держим здесь, и приставили к ней для ухода жену одного из наших товарищей. Несчастной 50 лет, а на вид лет 70. Две другие увезены отсюда, потому что пришли в бешенство, при виде толпы и перемене места жительства».

У старушки кроткое бледное лицо с опущенными глазами; посмотрев бессознательно на встречных, она нагнулась опять и подобрала в горсть выкинутую кофейную гущу, которую понесла в рот, но проводница удержала ее за руку. Что ни говорили бы в свое оправдание сестры, запертые в Сен-Лазарскую тюрьму, а улики против них сильные!

***

—    Курьезный и интересный скандал произошел в Риме, говорит «Dailу Nеws». В то счастливое время, папское правительство или его французские защитники, открыли обширную и процветавшую, хотя тайную фабрикацию, центральное учреждение которой находилось в вечном городе, а агентства были разбросаны по всему католическому миру. Она вела обширную торговлю, основанную на самых прочных коммерческих принципах, покупая сырой материал чрезвычайно дешево и приготовляя его для продажи посредством самого простого и не дорогого способа, без шума, без дыма, без печи, без паровых машин и без хитрой работы.

Главный сырой материал состоял из костей всех родов и видов, начиная с человеческих до птичьих. Эти кости тщательно сортировались, подготовлялись и затем отсылались большей частью в южную Америку, под видом мощей. Фирмой управляла целая компания, директорами при ней состояли два патера, принадлежавшие к одному из самых замечательных религиозных орденов. Папская или французская полиция отыскала, однако, фирму и донесла об ее деяниях папе, который был ими сильно скандализован и положил фабрикации конец. К несчастью, показания полиции были уничтожены, и в настоящее время, когда римское правительство перешло в руки законников, эти показания увидели свет и были опубликованы в либеральном римском журнале «Сарitоlе».

***

— Из Лондона пишут в одну американскую газету о следующей, очень интересной, истории:

Десять лет тому назад американец из Нью-Йорка Вальтер Гастингс, обедая в Лондоне у лорда С., высказал мнение, будто жить одному в темной отдельной келье не есть так страшное наказание, как рассказывают. Лорд С. предложил Гастингсу сумму в 10,000 ф. ст.,если он согласится на десятилетнее совершенное уединение.

По принятии Гастингсом этого предложения, в городском доме лорда С. приготовили для него темную келью. Она была четырехугольная и имела 12 фут ширины и 15 ф. длины. Добровольному арестанту отпускаемы были свечи, книги, письменные материалы и очень скромная пища; последняя подаваема была невидимой рукой. Таким образом Гастингс прожил десять лет. 1-го мая 1871 года окончился его добровольный арест и он получил свои, тяжело заработанные, 10,000 ф. ст.; он вышел из своей кельи в самом плачевном положении. Хотя ему только 35 лет, но он похож на 65 летнего старика, волоса и борода его совершенно седы, тело согнуто, походка валкая, лицо бледное и впалое, а язык часто отказывается служить.

***

—    В газете «Dailу Nеws» сообщаются подробности о необыкновенных феноменах, показывающихся теперь в Лондоне. Объявления говорят о выставке великанов и двухголового соловья. «Двухголовым соловьем», по словам газеты «Dailу Nеws», оказывается негритянская девушка, Мили-Христина, или пара девушек, если читателю угодно, родившаяся девятнадцать лет назад от родителей рабов, в имении мистера Джозефа Смита, в графстве Колумбия, в Северной Каролине.

Это необыкновенное существо имеет две головы, один торс и четыре ноги и начиная с талии, представляет полнейшее срощение двух тел. Мили малого роста, но недурна собой и получила тщательное образование; прекрасно поет дуэты и танцует с замечательной грацией. Если дотронуться до ее нижних оконечностей, то обе головы ощущают это, но что касается рук, то каждая половина ощущает только прикосновение к ее рукам. Она очень весела и смышлена и, без всякого сомнения, представляет интересное явление для физиологов.

Вместе с ней показываются два необыкновенные великана. Один из них мисс Анна Суан, уроженка Новой Каледонии, 8-ми футов ростом. Ей 23 года от роду и весит она 30 стонов. Товарищ ее, капитан Мартин Фон-Бюрен Бэтс, служил в армии федералистов и участвовал в шести сражениях. Он одних лет с мисс Суан и немного пониже ее ростом, но весит 42 стона. Оба сложены отлично и чрезвычайно пропорционально.

***

— Князь Бисмарк сообщил недавно, что 6-го августа 1806 г. французский посланник требовал от него, под страхом объявления войны, немедленной уступки Майнца. Но убедившись, что Пруссию нельзя устрашить войной, в Париже одумались и объяснили, что помянутое требование было вырвано у императора во время его болезни. Вот что пишет по этому поводу, во французской брошюре, один бывший государственный человек:    

«Французы сильно заблуждаются на счет ума и политических способностей своего повелителя. Лучше всех может судить о них его министр иностранных дел. Тщетно повторял Друэн-де-Люи, что Франция не должна допускать такого сильного расширении Пруссии; что война необходима. Наконец император сказал ему: «Вы правы; по зрелом размышлении, я пришел к вашему мнению. Поезжайте домой и составьте депеши в этом смысле, так чтоб завтра утром я мог прочесть их».

Получив эти инструкции, уже носившие в себе зародыш объявления войны, министр призвал своего правителя канцелярии, графа Шодор-ди (впоследствии, правую руку Гамбетты), и проработал с ним целую ночь. Но на следующее утро, когда Друэн-де-Люи вошел к императору с своим проектом, тот сделал ему ледяной прием.

«Я только что имел продолжительный разговор с военным министром» — сказал Наполеон. «Мы не думаем более о том, что было говорено вчера. У меня нет ни солдат, ни оружии, ни лошадей».

Друэн-де-Люи поклонился и ушел. Спустя час он прислал просьбу об отставке, которую император принял».

***

— В марсельской газете «Rерubliсаin» напечатано письмо, писанное Гамбеттой к республиканцу Наке во время избирательного периода 1868 года. Приводим отрывок из этого любопытного документа:

«Вы просите моего портрета и каких-нибудь биографических сведений обо мне. Я постарался удовлетворить вас и носил мою голову к Каржа, который обещал препроводить к вам результат своего головоснимательного искусства. Что касается моей интересной биографии, то на этот счет я, право, в затруднении, не имея за собой, подобно добродетельным женщинам, никакой истории.

Моя биография может быть рассказана в трех строках: родился 2-го апреля 1838 г., усердно изучал классические языки; снискал всевозможные лавры на экзаменах и конкурсах; впоследствии изучал право в Париже, и сделался адвокатом, но не с целью защиты, а с целью выработать искусство говорить, чтоб даром слова служить нашим идеям. Я далеко еще не усовершенствовал этого орудия, но совершенствую его каждый день, и если гений отечества улыбнется мне, то, быть может, и я буду не лишним бойцом. В последние 15 лет, все мои усилия были направлены к изучению политических и социальных вопросов, поднятых революцией. Не скажу, чтоб я уже разрешил их все, но мне кажется, я достаточно освоился с основными принципами и с наиболее важными и необходимыми выводами.

***

О. Биерринг не перестает возбуждать сочувствие к православию в Америке. По случаю венчания им католички с православным, Нью-Йоркские газеты, подробно описывая совершенное в нашей церкви венчание, и давая более или менее верные объяснения символического значения убранных цветами свеч, усыпанных драгоценными камнями венцов, общей чаши, описание одежд служащих, убранства церкви, говорят, что «все эти обряды прекрасно характеризуют внутреннюю идею брака», что «все они, несомненно, ведут свое начало с самых первых времен христианства», и что «за православной церковью Востока, несомненно, должна быть признана неоцененная заслуга сохранения обрядов и таинств в их первоначальном и неповрежденном виде от самых первых времен христианства.

Речь о. Биерринга, в которой выражена мысль об уважении нашей церковью свободы совести человека, к какому бы вероисповеданию он ни принадлежал, теплые моления не только за единоверцев, но и за иноверцев, сердечные благопожелания им, осуществление, таким образом, идеала евангельской любви, особенно обратили внимание американцев. О. Биерринг получил много писем из отдаленных пределов Америки, от духовных и частных лиц римско-католической и епископальной церквей, в которых они заявляют о своем намерении присоединиться к нашей церкви.

***

Константинополь, 17 (29) мая. Сегодня дипломатический корпус принес поздравления великому визирю, по случаю подавления турецкими войсками сирийского восстания.

***

—    18 (30) мая. Султан назначил Хедифа-пашу фельдмаршалом, за одержанную им победу при Беназире.

***

Константинополь, 19 (31) мая. Директор министерства иностранных дел Оганнес-Эфенди отправился в Петербург, с поручением передать Его Величеству Императору Александру орден Османие, украшенный алмазными знаками. Сверх того, Оганнес-Эфенди везет с собой другие ордена, для передачи министрам.

 

Всемирная иллюстрация : Еженед. илл. журнал, № 21 (125) - 22 мая - 1871.

 

 

 

 

Еще по теме:

 

1 января 1871 года Разные известия

....................................

11 мая 1871 г. Внутренняя и внешняя политика

18 мая 1871 г. Внутренняя и внешняя политика

22 мая 1871 г. Разные известия

22 мая 1871 г. Новости наук и цивилизации

15 мая 1871 г. Новости наук и цивилизации

 

 

 

Категория: Этот день 150 лет назад | Добавил: nik191 (22.05.2021)
Просмотров: 48 | Теги: 1871 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz