nik191 Четверг, 13.05.2021, 06:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Обзор СМИ [14]
Этот день 100 лет назад. [3154]
Этот день в истории [282]
Московские новости [1]
Этот день 200 лет назад [149]
Этот день 50 лет назад [9]
Этот день 150 лет назад [59]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » Новости дня » Этот день 150 лет назад

13 апреля 1871 г. Внутренняя и внешняя политика

К событиям в Одессе.

Разгром еврейских жилищ и бегство евреев из Одессы

 

 

 

ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

 

13 апреля 1871 г.

В числе вопросов, разрабатывавшихся за последнее время в законодательном порядке наших высших правительственных сферах, стоял на очереди, между прочим, вопрос об изменении уголовных наказаний за убийство. Вызванный несколькими случаями злодеяний, подействовавших особенно тяжело на общественную совесть (убиение князя Аренберга, дело Зона и т. п.), вопрос этот был поставлен таким образом, что его обсуждение вызвало некоторые толки, весьма тяжелого свойства.

Уверяли, будто в виду недостаточной устрашительности кары за убийство, постановляемой русским законом, после отмены телесных наказаний, обсуждается, будто бы, возможность введения у нас смертной казни, как высшей кары за убийство. Подобные слухи сильно волновали общественное мнение. С тех пор, как волей законодателя из русского свода уголовных постановлений были исключены телесные наказания, мы, русские, с особенной гордостью и радостью сознавали себя опередившими западную Европу, до сих пор еще сохраняющую смертную казнь в своих законах.

Грустно и тяжело было думать, что несколько отдельных случаев, возможных повсюду и не представляющих никаких особых черт, присущих только русскому народному характеру, могут лишить нас столь блестящего преимущества перед западом и привить к нашим нравам целый ряд мрачных особенностей, созданных в правах остальных европейских народов зрелищем смертных казней и служащих для всех мыслителей самым сильным аргументом против наказаний этого рода...

На днях обнародована законодательная мера, которая совершению уничтожает возникшие было опасения общества. Этой мерой, уголовные наказания за известные виды убийств усиливаются, но не изменяют своего основного характера. Ссылка в каторжную работу, с лишением всех гражданских прав, остается по-прежнему единственным видом высшей уголовной кары в России. О смертной казни нет и речи. Изменения же, вводимые новым законом, состоят только в увеличении продолжительности сроков каторжной работы в известных случаях.

Такой исход поднятого вопроса чрезвычайно отраден и знаменателен. Он показывает, что законодательная власть твердо решилась не вводить у нас смертной казни за обыкновенные преступления и не подражать в этом случае Европе. Надо надеяться, что, на будущее время, такая самостоятельность взгляда будет применяема и к вопросам иного свойства.

Подражания некоторым европейским узаконениям, сделанные по нынешнее время, не дали особенно блистательных результатов во всех тех случаях, когда узаконения эти не основаны на вечных принципах справедливости и человеческих прав, а являются попыткой изменить естественное течение правильного развитии народной политической и гражданской жизни. Всякий раз, когда будет сознана возможность воздержаться или отказаться от подобных подражаний, русское общество с радостью и благодарностью будет приветствовать проявления подобного сознания.

С тех пор, как мы сказали несколько слов в нашем предыдущем обозрении о прискорбных событиях, происшедших в Одессе в первые дни Пасхи, об этих событиях получена целая масса разнообразных сведений, бросающих достаточный свет на весь этот грустный эпизод. Упомянутые сведения вполне подтверждают все догадки, высказанные нами в прошлый раз.

Оказывается, действительно, что одесские беспорядки отнюдь не имели политического характера, а были вызваны той застарелой ненавистью, которую питает христианское одесское население к тамошним евреям, сумевшим ловко забрать в свои руки всю торговую и промышленную деятельность города.

Проявление этой ненависти—не новость в Одессе. В 1859 году, она доходила до весьма крупных уличных беспорядков, происшедших тоже на Святой неделе, и с тех пор, ежегодно, праздник Пасхи служил как бы сигналом для подобных столкновений, — в меньших, конечно, размерах.

Что в нынешнем году какие то вожаки вздумали воспользоваться случаем для придания этим беспорядкам грандиозных размеров—это, кажется, не подлежит сомнению. Погром евреев производился систематически и обнаружил существование какой-то тайной организации подстрекателей, призывавших народную толпу на разные пункты условленными сигналами (свистками, звоном колокольчиков и т. д.), в народ пущены были нелепые слухи о мнимом разрешении

«бить поганых жидов целые три дня»,

и слухи эти до того были приняты на веру, что их повторяли даже в лицо городским властям. Все это, однако ж, вовсе не доказывает, чтоб одесские события не могли иметь другого исхода, какой они имели. Все сведения, получаемые из Одессы, единогласно утверждают, что в течение первых дней беспорядков, заметно было отсутствие каких-либо энергических мер для их прекращения.

Увещания народа городскими властями и местным архиереем, воззвания градоначальника с заявлением, что, в случае продолжения беспорядков, в народ будут стрелять, раздача пастырского послания одесского епископа — все это относится к последним дням беспорядков; в первые же дни народ оставался лицом к лицу с немногочисленной полицией, да с несколькими казаками, которые, конечно, не могли справиться с целыми массами рассвирепевшей черни.

Мы не станем на нынешний раз входить в дальнейшие рассуждения. Одесские события будут подвергнуты тщательному рассмотрению, для которого, как узнаем мы из одесских газет, в этот город отправился уже сенатор Эссэн и известный своей энергией здешний судебный следователь по особенно важным делам г. Гераков. Результаты начатого таким образом следствия, конечно, не останутся в неизвестности, и когда дело вполне разъяснится—получится возможность определить ту дозу ответственности, которая падает на всех, от кого зависело прекращение одесских беспорядков.

 

В иностранной политике, самым выдающимся фактом прошедшей недели следует, конечно, считать представление английскому парламенту, канцлером казначейства, государственного бюджета на 1871 г. В этом бюджете, в первый раз со времени вступления в министерство Гладстона, обнаруживается дефицит. Исчисленные расходы (72.500,000 фунт. стерл.), превышают ожидаемые доходы на 3.000,000 ф. ст. Для покрытия этого дефицита канцлер казначейства, в первый раз с 1868 г., предложил установление и увеличение некоторых налогов (налог на зажигательные спички, увеличение сбора с наследств и налог на доходы известного под именем Inсоmе-Тахе). Кроме того, канцлер заявил, что оказавшийся в 1870 г. излишек доходов в 396,000 ф. ст., весь поглощен, по преимуществу расходами на армию.

Все это - нечто совершенно новое для правительства, во главе которого стоит такой гениальный финансист, как Гладстон. До сих пор его управление английскими финансами давало совершенно иные результаты. С 1868 г., ему удалось погасить до десяти миллионов фунтов стерлингов государственного долга и уменьшить налоги на 8.500,000 ф. ст. Очевидно, что на нынешний дефицит повлияли европейские события последнего времени, вынудившие Англию значительно увеличить и преобразовать свои военные силы.

Во Франции продолжается печальная междоусобная распря. Самозванная парижская коммуна еще не отказалась от крамольного сопротивления законному правительству, а правительство это, до сих пор еще не решается или не умеет принять надлежащих мер для окончательного подавления мятежа.

Впрочем, момент развязки, кажется, приближается. Тьер, по слухам, получил от германского правительства разрешение сосредоточить, вопреки мирному договору, под Парижем столько войска, сколько окажется необходимым для подавления мятежа, и из провинций уже двинулись отряды, предназначенные для подкрепления версальской армии. Весьма может случиться, что в то время, когда наше обозрение появится в печати — в Петербурге уже будет получено известие о разогнании самозванной парижской коммуны и о водворении в Париже законного порядка вещей.

Вступление в австрийское министерство Гогенворта—Иречека, поляка Грохольского, о котором мы говорили в прошлый раз, послужит, кажется, поводом к весьма нелепой выходке прусских поляков. Если верить полученным по телеграфу известиям, в Познани составляется какой-то адрес к новому австрийскому министру, с просьбой взять в свои руки интересы прусских поляков. Само собой разумеется, что подобная манифестация, если только она состоится, приведет к полнейшему фиаско и покроет только позором своих авторов.

Не больший успех ожидает, конечно, и ультрамонтанскую выходку мюнхенского католического епископа, который на днях отлучил от церкви знаменитого баварского богослова, каноника Даллингера, открыто восставшего против догмата о папской непогрешимости. Поддерживаемый сочувствием народа и доверием короля Людвига II, Даллингер, конечно, не испугается ультрамонтанских громов мюнхенского эпарха.

Румунский господарь, князь Карл, пробует, по-видимому, освежить и подкрепить свою потрясенную популярность путешествием по Молдавии, предпринятым им вместе с его молодой супругой. В Галаце князь Карл встретил, если верить телеграфным известиям, весьма сочувственный прием.

 

Всемирная иллюстрация : Еженед. илл. журнал. Т.5, № 16 (120) - 17 апреля - 1871.

 

 

 

Еще по теме:

 

1 января 1871 года Разные известия

....................................

6 апреля 1871 г. Внутренняя и внешняя политика

13 апреля 1871 г. Внутренняя и внешняя политика

17 апреля 1871 г. Новости наук и цивилизации

17 апреля 1871 г. Разные известия

 

 

 

Категория: Этот день 150 лет назад | Добавил: nik191 (13.04.2021)
Просмотров: 16 | Теги: 1871 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz