nik191 Среда, 20.01.2021, 13:36
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1105]
История искусства [288]
История науки и техники [316]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Памяти М. П. Погодина (К столетию со дня его рождения)

Михаил Петрович Погодин, знаменитый историк и публицист

(К 100-летию со дня его рождения)

 

 

Памяти М. П. Погодина

 

(К столетию со дня его рождения)

 

Ровно сто лет тому назад, 11 ноября 1800 года, небогатая мещанская семья Погодиных обрадована была рождением сына Михаила, в недалеком будущем «сердитого стоятеля за народ, за Москву, за Русскую землю», историка и публициста по страсти, археолога-собирателя по призванию.

Не по летами развитой, смышленый и любознательный мальчик весьма рано пристрастился к чтению; по восьмому году он с жадностию прочитывал «Московские Ведомости» с известиями о шведской и турецкой войнах, а по десятому—уже «подписывался» на «Вестник Европы» и «Русский Вестник».

Великая Отечественная война дала этому подростку новую пищу. Получая домашнее общее образование, он главнее всего сосредотачивал свои помыслы и чувства на растопчинских афишах, патриотических книгах и романах того времени, сам даже делая «пробы пера» в виде составления биографии героя Кульнева и сочинения замысловатых надписей к портретам тогдашних спасителей нашего отечества.

Поступив в гимназию, Погодин с еще большим рвением отдался чтению Жуковского, Крылова, Озерова, которых знал наизусть. Но дороже и слаще всех оказался для него Карамзин, «Историю» которого он приобрел на собранные с огромным трудом и занятые у знакомых деньги. Она-то и определила дальнейшую судьбу Погодина, стала с тех пор неразлучным его спутником во все продолжение жизни.

Покончивши с гимназией, Погодин поступил в московский университет на словесное отделение, где особенным авторитетом и славой пользовался известный Мерзляков, где, еще более лекций, на развитие студентов влияли их совместные чтения и беседы. Здесь, наряду с научными занятиями, Погодин впервые выступил на литературное поприще, сделавшись на некоторое время сотрудником «Вестника Европы» и поместивши там «Разбор исторических таблиц Филистри», несколько объяснительных статей к «Нестору», Шлецера, об иностранных воспитателях и проч.

С успехом закончивши курс наук и исполняя должность преподавателя географии при благородном пансионе, он держал экзамен на магистра и защищал свою диссертацию «О происхождении Руси», которая, даже до настоящего времени, представляя собой лучший свод главнейших доказательств норманизма, далеко резко выделялась из ряда тогдашних сочинений на ученые степени. Немудрено, что диссертация эта, посвященная знаменитому нашему историографу Карамзину, остановила на себе внимание всего ученого мира, удостоилась самых лестных отзывов всех тогдашних знатоков истории.

Не имея еще полных 25 лет, Погодин занял в нашем университете кафедру всеообщей, а затем новой и русской истории. Однако, ни сложные обязанности нашего молодого ученого, ни безусловно добросовестное выполнение их, не только не помешали литературной деятельности его, но даже усилили ее. Выдав в свет альманах «Уранию», Погодин в течение четырех лет издавал журнал «Московский Вестник», страницы которого пестрели такими именами, как Пушкин, Баратынский, Веневитинов, Шевырев, сам историк и проч. К сожалению, оказавшийся не но плечу тогдашней публике, журнал этот поневоле должен быль прекратить свое существование.

Потерпевши такую неудачу, Погодин предпринял путешествие за границу, где завязал знакомство со многими тогдашними знаменитостями науки, но самое главное—завел дружеские отношения с представителями славянства: Шафариком, Коляром, Ганкой, Палацким, которым он служил впоследствии словом своим, письменным и печатным, а иногда и более осязаемой помощью. Уже давно заявлявший свое сочувствие славянам, Погодин стал теперь еще более ревностным проповедником славянской идеи, посредником между Россией и славянством, особенно во время издания им «Москвитянина», где такое важное место отведено было родным нам по крови и духу народам.

Вернувшись из заграничной поездки, Погодин приступил к изданию семитомного «Русского исторического сборника», в котором помещено много важных статей и между прочим весьма любопытное исследование самого историка о местничестве; затем он напечатал «Псковскую летопись» с предисловием и указателем, «Историю в лицах о Димитрии Самозванце», «Суд над царевичем Алексеем Петровичем»; наконец, выдал в свет своего знаменитого «Нестора», который, по стройности построения, полноте материала, мастерской и остроумной критике, считается самым лучшим из всех научных сочинений Погодина.

Вместе с тем, побуждаемый неугомонной страстью к журналистике и публицистике, Погодин принялся за издание «Москвитянина», так хорошо известного всем занимающимся русской историей, дающего им такое огромное количество материалов и указаний. Опять-таки к сожалению, при народившемся тогда новом учении — славянофильстве, которое считали врагом просвещения, «Москвитянина» признали за орган его, почему и осыпали журнал страшными нападками и насмешками, которых он решительно не заслуживал.

Одновременно с этим изданием Погодин начал печатание своих «Исследований, лекций и замечаний по русской истории», которые во многих отношениях служат драгоценным руководством для занимающихся историей дотатарской; затем — «Историко-критических отрывков», где среди массы статей его по разным историческим вопросам особенное внимание останавливает на себе исследование о Посошкове, которого он первый издал с достаточной полнотой; наконец,—«Древней русской истории домонгольского ига», на многих страницах которой автор является истинным историком-художником, и — «Семнадцати первых лет в жизни Петра Великого», полных мастерских живых картин и образцовой критики источников. Не меньшего внимания заслуживает и знаменитое «Погодинское древлехранилище» — плод долгих трудов и значительных затрат нашего историка.

Независимо сего, с прекращением издания журнала «Москвитянин» и собственной же газеты «Русский», Погодин помещал в чужих журналах массу статей по разнообразным вопросам, немало крайне любопытных путевых заметок, целых исследований—о Ермолове, Сперанском и др.; вел оживленную научную полемику с Иловайским и Костомаровым; состоял гласным Думы, где нередко произносил горячие речи, занимал должность председателя в «Славянском блоготворительном комитете», «Обществе любителей российской словесности», «Обществе истории и древностей российских»....

Такай неустанная, кипучая деятельность Погодина в течение слишком пятидесяти лет, естественно, не могла не отразиться на его когда-то железном здоровье. Смерть, подкравшись к нему незаметно, свела его в могилу 25 лет тому назад, 8 декабря 1875 г. Он погребен в Новодевичьем монастыре.

 

С. 3—кий.

 

Московский листок, Иллюстрированное приложение № 45, 12 ноября 1900 г.

 

 

Еще по теме

 

 

 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (23.11.2020)
Просмотров: 19 | Теги: М. П. Погодин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz