nik191 Среда, 20.10.2021, 21:55
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1107]
История искусства [297]
История науки и техники [328]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Кто же он был «Батько» Нестор Махно? (часть 2)

 

…Советские историки бесстыдно замалчивают знаменитую битву 22 сентября 1919 года, сломавшую ход гражданской войны. Белая армия Деникина квартировала в Орле, распределяя министерские кресла в Кремле, а бесславный ее конец был определен в деревне Перегоновка, под Уманью на Украине. Махновщина распорола брюхо и выпустила потроха Белой армии. Продвигаться в таком положении Деникин не мог и сдался. Осенью 1919 года начались фантастические по быстроте и бесстрашию рейды Махно по тылам Белой армии. Махно буквально разносил в пух и прах важнейшие скопления и базы противника…

Он развернул повстанчество в трехкорпусной состав: 1 Донецкий корпус – командир Алексей Калашников, 2 Днепровский корпус – командир Петр Платонов-Петренко, 3 Азовский корпус – командир Петр Гавриленко. "Обладая исключительной способностью легкого и быстрого передвижения, имея провиант в любом селе, а пулеметы, войска и патроны на тачанках, Махно в течение одного дня совершал нападения в различных концах губернии, нередко отстоящих друг от друга на расстоянии ста верст", – вспоминает в эмиграции журналист Зиновий Арбатов. Начальник ОСВАГа (разведка Белой армии) Сергей Соколов пишет: "Особое значение приобрело движение Махно. В первой половине октября я приехал в Таганрог к Главкому по спешному делу. Генерал Деникин мог меня принять только вечером, и я провел день в городе. Всюду царила паника. Говорили, что отряды Махно занимают Мариуполь, и что махновцы находятся в 80 верстах от Таганрога. Сил, которые можно было бы им противопоставить, почти нет. Вызванные с фронта кубанцы никак не могут доехать. Ставка находится под явной угрозой. Махновцы были отбиты от Таганрога, и паника перекинувшаяся в Ростов, улеглась. Но махновщина продолжалась...".

 Конечно, самым безумным по смелости был захват губернского города Екатеринослава. Махно умел крылато выражаться: "Город раскатать в шахматном порядке!". Повсюду говорили: "Идет Батько Махно и несет Свободу!". 14 октября 1919 года главные силы Махно осадили город. Разметав дивизию генерала Слащева, махновцы, размахивая черными знаменами, стройными рядами вошли в затихший Екатеринослав. Губернатор Сергей Щетинин бежал. В ту же ночь махновцы открыли тюрьмы, уничтожили все архивы и вообще все бумаги в учреждениях города. "Жуткая сказка средневековья! – восклицает журналист Арбатов. – Под аккомпанемент этой смертоносной музыки махновцы обходили квартиры чиновников и военных, убивая случайно попадавшихся там хозяев и вынося из квартир все, что можно было вынести".

 Нестор Махно сурово наказывал воров, присвоивших народные капиталы. Прославленный комбриг ПАМа Пашкевич был публично расстрелян за растрату армейских денег на личные удовольствия. Начальник штаба 2-й бригады Богданов расстрелян за наложенную на буржуазию в личных целях контрибуцию. Список можно продолжить, но он будет гораздо короче подобных же "красных" и "белых" списков.

 В городе зашевелились политики и идеологи. "Предоставляя всем политическим партиям и организациям полную свободу распространения своих идей, армия повстанцев-махновцев в то же время предупреждает, что подготовка и навязывание трудовому народу политической власти, ничего общего не имеющей со свободой распространения своих идей революционным повстанчеством, ни в коем случае допущены не будут", – оповещала газета махновщины "Путь к Свободе" от 5 ноября 1919 года. В тот же месяц Нестора Махно свалил тиф. Попытка начдива "стальной" дивизии ПАМ Евгения Полонского взять власть над повстанчеством закончилась расстрелом. "Разведка" ПАМ – бывший эсер Виктор Попов и анархист Лев Зеньковский (Лева Задов) поймали мятежного начдива на тайной встрече с чекистом. "Бесстрашный командир, герой, организатор, хороший товарищ", по характеристике Нестора Махно, был беспощадно казнен 5 ноября 1919 года. Любопытный факт махновщины – в то время как тифозный вожак отлеживался в глуши, "затяжные бои с Махно продолжались до середины декабря, то есть до начала общего отступления Белой Армии за Дон и в Крым", – писал Деникин.

 Военно-революционный Совет (ВРС) ПАМ возглавлял, вместо убитого под Уманью Чернокнижника, Виктор Белаш, "великолепный военный стратег, разрабатывавший все планы движения армии и за них ответственный", по свидетельству члена ВРС Петра Аршинова-Марина. (В сентябре 1921 года Белаш вернулся из-за границы в Советскую Россию по амнистии, а в 1937 году умер во время допроса в НКВД, написал в тюрьме короткие мемуары о махновщине).

 19 декабря в освобожденный Екатеринослав, на готовенькое, вошла Красная армия Троцкого. Свидетель эпохи Царапкина вспоминает: "Вдруг прибывают парламентеры от Махно с сообщением, что его армия сдается. Это была большая моральная и политическая победа. Срочно по проводу я сообщаю об этом в штаб Красной Армии, уже вступившей в Донбасс. Выделяем группу для приема махновских отрядов. И вдруг! Вместо здоровых людей в город привозят на подводах несколько тысяч тифозных больных!..". Сам Ленин говорил: "Или вошь победит социализм, или социализм победит вошь!". Лев Троцкий за год не поумнел и не исправился. Он приказал тифозной армии Махно двинуться на "польский фронт"! Никто не двинулся. В середине сурового января 1920 года ПАМ снова была объявлена соввластью "вне закона". 10 января особые части КА приступили к разоружению тифозной ПАМ. Из Гуляй-Поля с верным Кропоткинским полком под командованием Федора Щуся руководители махновщины скрылись в неизвестном направлении. В "Махноград" вошли Латышская дивизия и части особого назначения (ЧОН), непосредственно подчиненные Феликсу Дзержинскому.

 Началась дикая расправа над мирным населением уезда. Типография анархистов "Набат" была разгромлена, рабочие перебиты. "Вольные коммуны" закрыты, хлеб взят, однако, поймать самого Махно им не удалось. "Я не хотел бы вернуться в Москву раньше, чем мы обезвредим Махно, – писал Дзержинский жене. – Мне трудно с ним справиться, ибо он действует конницей, а у меня нет кавалерии. Если бы, однако, удалось его разгромить, то я приехал бы в Москву на несколько дней...".

 "Военные победы" Дзержинского были многочисленны: зверское убийство инвалида японской войны Саввы Махно с женой и детьми; под пыткой китайских палачей комбриг Березовский, прикрывавший Гуляй-Поле, сломался и стал агентом ВЧК; престарелого анархиста Петра Лепетченко, участника "налетов" 1907 года, задушили в постели; коменданта села Гаркушу посадили на штакетник, где он и скончался; казначея бригады Григория Середу утопили в расплавленном железе; с рядовых махновцев китайцы сняли скальпы и табуном погнали в Донбасс чистить затопленные шахты. "Опьяненные убийствами, чекисты заставляли матерей брать на руки грудных детей и затем общим залпом уничтожали их!", – вспоминает Аршинов-Марин, спасшийся чудом в лесах.

 Месть настигла палачей на месте преступления. Махно сел на коня под Ногайском, на берегу Азовского моря. Через сутки первый чекист упал на телефон, расплескав сизый мозг. 80 отборных чекистов во главе с Яшкой Щекотихиным, проколотых штыками, выставили напоказ. В тот же день глава украинского ВЧК Василий Манцев получил ответный подарок. "Повстанческое движение в районе Екатеринославской губернии с весны 1920 года разрасталось, представляя значительную угрозу ближайшему тылу 13-й Красной армии. Красное командование было настолько обеспокоено этим, что одно время вынуждено было задержать в этом районе следовавшую на польский фронт Конную Армию товарища Буденного...", – вспоминает генерал Врангель, вступивший в командование Белой армией.

 Махно и Семен Буденный впервые «понюхали» друг друга под Купянском. При первом соприкосновении, 5 мая 1920 года, конная бригада вышла из подчинения Буденного и слилась с махновцами. Опасаясь полного разложения войск, Буденный погнал оставшихся на Варшаву. Командир донецкого отряда ПАМ Алексей Калашников, главный организатор мятежа 14-й Красной армии на Буге, в походе был сражен предательским снарядом, пущенным с "красного" бронепоезда. В то время, как Ленин требовал от Троцкого "усиления военных мер к полному уничтожению Махно", Донецкий отряд, пополнившись буденновцами, продвигался в Таврию, где зашевелился барон Врангель. 13 мая Врангель обратился к махновцам, оседлавшим города Приазовья, с призывом к "священной войне против большевиков". Положительного ответа не последовало.

 До майского наступления Врангеля Москва лихорадочно торговалась с Антантой. 17 апреля 1920 года лорд Керзон просил наркома Георгия Чичерина снять осаду Крыма в обмен на "вечный мир" плюс освобождение венгерских мятежников Белы Куна, интернированных в Австрии. Сделка состоялась, о чем у Ленина читаем: "Мы ответили, что готовы даровать жизнь крымским белогвардейцам, если, со своей стороны, Антанта проявит гуманность по отношению к побежденным венгерским коммунистам, пропустив их в Советскую Россию".

 Большевики мечтали о "мировой революции" и, воспользовавшись глупой вылазкой Юзефа Пилсудского, двинули на Польшу огромную армию во главе с лучшими красными генералами. Революции в Польше не получилось. Пилсудский, подняв знамя "национальной войны", в пух и прах расколошматил Красную армию знаменитого Михаила Тухачевского. Он пленил 200 тысяч красноармейцев и боевых коней. Барон Врангель под шумок вылез из "крымской бутылки" в богатые зерновые районы Таврии. Он, в буквальном смысле, разогнал пограничные войска красных, утопил в болотах Волновахи конный корпус Дмитрия Жлобы, прибывший с Дона, и 1 сентября 1920 года взял Александровск на Днепре, стратегический центр махновщины. Где Нестор Махно? Где ПАМ? В задачу махновщины не входила лобовая встреча с противником. Махно берег людей! Восемь месяцев подряд, от января до сентября, республика на тачанках рейдировала по огромному пространству Украины и Южной России, атакуя гарнизоны Врангеля и уничтожая карательные отряды ВЧК. В сентябре, измученная непрерывными боями, ПАМ приводила себя в порядок в районе Старобельска на Харьковщине.

 Приказом Москвы от 21 сентября 1920 года Михаил Фрунзе назначался главкомом Южного Фронта, с указанием "временно войти в контакт с Махно, а потом под замок" (Ленин). В город Старобельск, где стояли махновцы, привалила большевистская депутация во главе с Белой Куном, депортированным венгром с задатками людоеда. Махновский штаб приготовил гостям большой сюрприз – "военно-политическое соглашение" с Москвой, настоящий дипломатический шедевр махновщины. Политическую часть этого соглашения приводим целиком:

«1) Немедленное освобождение и прекращение преследований в дальнейшем на территориях советских республик всех махновцев и анархистов, за исключением вооруженно выступающих против советского правительства.

 2) Полнейшая свобода агитации и пропаганды, как устно, так и печатно, махновцам и анархистам своих идей и пониманий, без призыва к насильственному ниспровержению советского правительства, и с соблюдением военной цензуры. В деле изданий махновцы и анархисты как революционные организации, признанные советской властью, пользуются техническим аппаратом совгосударства, подчиняясь правилам техники издания.

 3) Свободное участие в выборах Советов, право махновцев и анархистов вхождения в таковые и свободное участие в подготовке созыва очередного Пятого Всеукраинского Съезда Советов, имеющего быть в декабре сего 1920 года.

 Уполномоченные ВРС ПАМ – Попов, Куриленко».


 Скрепя сердце, правительство Украины и Фрунзе подмахнули этот документ и спрятали его под сукно! В печати появилось лишь военное соглашение, где говорилось, что ПАМ входит в оперативное подчинение Красной Армии! "Да, Махно временный и ненадежный союзник, – сказал на совещании Фрунзе, – но мы идем на соглашение с ним, чтобы обеспечить себе тыл". "Такова точка зрения и Владимира Ильича", – пишет в своих воспоминаниях Семен Буденный. Чекистка Елизавета Драбкина, прикомандированная в генштаб Фрунзе, вспоминает: "Наши стратеги за самоваром решали генеральное наступление: тарелка изображала Каховский плацдарм, арбузная корка Арабатскую стрелку, куски сахару – ударные группы войск, ломтик хлеба – Перекоп, ножи, вилки, ложки – направления ударов".

 В эпоху братания с большевиками из тюрем выпустили: члена ВРС Всеволода Волина-Эйхенбаума, Петра Аршинова-Марина, Якова Суховольского "Алого", Петра Гавриленко, выдающегося революционного и военного руководителя, анархиста из Америки, Иосифа Гетмана, члена "культпросвета ПАМ".

 15 октября 1920 года началось общее наступление Красной армии по всему Южному фронту. Повстанческую армию махновщины возглавил Семен Каретник, гуляйпольский батрак, анархист с 1907 года, с 1918 года не выходивший из беспрерывных боев. Кавалерия ПАМ вошла в подчинение Алексея Марченко, тоже гуляйпольского батрака, анархиста с 1907 года. Политическое руководство ПАМ осуществлялось анархистом Петром Рыбиным, эмигрантом из Америки. Он – "самородковый, из низов вышедший организатор и теоретик рабочего движения" (по мнению Аршинова), осенью 1920 года порвавший с большевизмом и примкнувший к "махновщине".

 Погубив десятки тысяч солдат в гнилом Сиваше и под пушками Перекопа, Фрунзе взял Крым, и барон Врангель, усадив 150 000 беженцев на пароходы, отчалил в Константинополь. В середине ноября махновщина, кричавшая "Даешь Врангеля!", очутилась в Крыму, зажатая отборными частями Красной Армии. Фрунзе имел на руках телеграмму Ленина: "Всех анархистов арестовать, обвинив их в контрреволюционных преступлениях!". 26 ноября 1920 года штаб Семена Каретника в Симферополе был окружен и уничтожен. Кавалерия Алексея Марченко, теряя лучших бойцов, вырвалась из "крымской бутылки". Депутация ПАМ в Харькове с Дмитрием Поповым, Василием Куриленко, Авраамом Будановым и вся конфедерация "Набата" были арестованы. Латышская дивизия, постоянно квартировавшая в Гуляй-Поле, атаковала штаб Нестора Махно в деревне Туркеневка. С раздробленной ногой Махно вывезли на тачанке в греческое местечко Керменчик. Из Крыма пробился отряд Кравченко числом в 250 сабель. "Батько, теперь ты знаешь, что такое большевики!», – сказал изрубленный Марченко и горько заревел…

 Диктатор Украины Фрунзе приказывал: "Всех пеших и конных махновцев расстреливать на месте пленения. Большая сеть губернии находится в сфере действий и влияния махновцев. Таково положение в районе Гуляйпольском, Ореховском и почти по всему Александровскому уезду, где рассыпаны штабы Махно. Эти штабы рассылают агитаторов, разгоняют ревкомы, организуя вместо них Вольные Советы, запрещают населению исполнять "продразверстку" и снабжать красные части, вербуют добровольцев в партизанские отряды...". Генерал Белой армии Юрий Данилов, перешедший в Красную Армию, вспоминает: "Части его (Махно), рассыпанные по Таврии и Екатеринославщине, по его зову спешили к нему".

 Началась лютая зима 1921 года. Повсюду свирепствовали тиф и голод. На поимку неуловимого Махно Фрунзе выбросил 150 тыс. красноармейцев, в то время как Махно решил "пойти на Харьков и разогнать земных владык" (автобиография). Для начала он атаковал Бердянск, где скопились эшелоны с хлебом. 5 декабря тачанки Фомы Кожина с лету опрокинули 30-ю Сибирскую дивизию, перебили китайцев, охранявших город, взорвали здание тюрьмы, погрузили оружие и вечером оставили город. 7 декабря они овладели Гуляй-Полем, а 13-го уже были в Александровске. 2-я Конная армия Филиппа Миронова разбежалась.

 Соединившись с отрядами Бибика под Полтавой и отрядами Огаркина под Изюмом, что составило 5 тыс. бойцов, Махно повел их на Харьков. С такими силами взять большой город Махно не мог, но переполох был такой, что правительство срочно грузилось в вагоны для бегства в Курск! 6 февраля 1921 года Ленин внушал: "Наше военное командование позорно провалилось, выпустив Махно, несмотря на гигантский перевес сил и строжайшие приказы поймать!".

 В то время как харьковское правительство приходило в себя, Махно погрузил армию в поезда и атаковал Александровск, где освободил 4 тысячи заключенных "трудовой армии". В середине марта на Махно бросили шесть эшелонов кронштадтских матросов. При подходе к Мелитополю эшелоны были окружены махновцами и уничтожены. В конце марта махновцы ворвались в Миргород, где чуть не попался сам Фрунзе. Он убежал, подстреленный пулей махновца.

 Однако ряды выдающихся махновцев таяли. Командир Азовской армии Трофим Вдовиченко был ранен под Миргородом. Его отправили на излечение в село Новоспасовку, где он попал в руки карателей ВЧК. Его страшно мучили, заставляя отречься от махновщины, подписав какую-то бумагу. Вдовиченко с презрением отверг это и был убит. Командир кавалерийского полка Григорий Траян погиб под Изюмом. "Пуля сразила его наповал. Рядом с ним пали и Апполон Волох и 30 других верных товарищей", – вспоминал Махно. Герой Крыма Алексей Марченко убит на Полтавщине…

 За Махно гонялся и легендарный партизан Бесарабии Гриша Котовский. "Я гнался за Махно целый месяц, и никакого толку, – вспоминал Котовский, – они отлично знают местность и среду, где оперируют". 18 мая 1921 года 1-ю Конную армию Семена Буденного погнали на махновщину из Екатеринослава. Сам Буденный с конной дивизией подошел к местечку Стременное и был встречен дружным огнем махновцев. "Семен Буденный бросил своих соратников и, как гнусный трус, обратился в бегство" (Махно). В сабельном бою погиб Федор Щусь, партизан первого часа, личный друг Махно, бывший матрос с Балтики. Махновцы проскочили в тыл Конармии Буденного и застали врасплох штаб 14-й кавдивизии. Начдива Александра Пархоменко прошили пулями. Начштаба Мурзин и комиссар Беленков лишились всех членов и, истекая кровью, скончались у ног Григория Маслака, буденновского комбрига, перешедшего к Махно. Конармейцы бросали оружие, тонули в Днепре и сотнями сдавались в плен.

 В мае месяце на Махно бросили Феликса Дзержинского. Обложившись штыками ВЧК, Дзержинский по иронии судьбы спускался по Днепру на корабле под названием "Нестор Летописец". В Александровске на пароход привели красавицу по имени Эльза Грутман, заявившую, что она деятельный работник культпросвета махновцев. Красавица выдала все, что знала, и получила от "товарища Юзефа" номер "39" и задание убить Махно по нахождении. В Херсоне ее спустили на берег с подводой и кучером. Под Мелитополем ее выловил Лев Зеньковский (Задов) с разведкой ПАМ – Миша Левчик, Аба Гордин и Яшка Воробьев, брянский анархист из отряда Огаркина. Россказням Эльзы не поверили, но выпустили ее на волю с приглядкой. В Павлограде, за триста верст от Мариуполя, Эльза вошла в никому не известный дом и заночевала, там она и была поймана…

 

 

Еще по теме:


Кто же он был «Батько» Нестор Махно? (часть 1)

Кто же он был «Батько» Нестор Махно? (часть 2)

Махно – герой Украины!

«Рубай их, хлопцы!» Разгром «дикой дивизии». Как это было на самом деле

Земля и воля в Гуляйполе

Махновщина

Махновщина (продолжение)

Махновщина (окончание)

„Батько Махно"

Махно

Дело "штаба имени Махно". Приговор
 

 

 



Источник: http://telegrafua.com/
Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (15.10.2011)
Просмотров: 2129 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz