nik191 Воскресенье, 31.05.2020, 08:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1089]
История искусства [229]
История науки и техники [286]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 53

 

В виду предстоящего в будущем 1900 г. чествования памяти генералиссимуса-фельдмаршала графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, князя Италийского, по поводу столетней годовщины его смерти, редакция „Московского Листка" предполагает помещать в воскресных приложениях описание жизни и подвигов великого полководца, заимствуя данные из разных верных источников.

 



Граф А. В. Суворов-Рымникский.

(К столетию со дня его кончины)

 

Прибавление

к части 1

 

 


Граф Александр Васильевич Суворов- Рымникский,
князь Италийский

(1729—1800)

 

 

     См. Часть № 52

 

 

Итальянская кампания: взятие Милана


До прибытия Суворова в Италию, положение австрийцев было следующее: в южной Германии австрийские войска, под начальством эрц-герцога Карла, выдержали два довольно крупных сражения, последствием чего было отступление французов за Рейн.

В Альпах французы, под предводительством талантливого полководца Массена, имели изумительный успех, несмотря на то, что силы австрийцев превосходили почти втрое первых. Действия в Альпах наглядно обрисовали теорию воюющих армий и доказали неспособность австрийских генералов, а еще более несостоятельность гофкригсрата.

В северной Италии, где действия начались позже, австрийские войска были вручены неопытному и нерешительному старцу Меласу, который с неохотой отправился в армию и двигался к месту назначения настолько медленно, что прибыл на место всего за несколько дней, раньше Суворова; войсками же временно командовал барон Край. К счастью австрийцев, предводитель французских войск в Италии, генерал Шерер, ни в чем не превосходил своего соперника Меласа.

Шерер по плану директории действовал наступательно и вступил с австрийцами в кровопролитный бой при р. Адиже; французы одержали верх в центре и на левом фланге, но зато на правом фланге потерпели поражение. Результатом этого нерешительного сражения были с обеих сторон большие потери, а затем полное бездействие.

Новая встреча противников при Маньяно также окончилась ничем . Прибывший Милас, в ожидании русских войск и Суворова, продолжал бездействовать, переведя свою квартиру в Валеджио. Тем временем, Шерер успел усилить гарнизоны Мантуи и Пескьеры.

В тот же день, когда Мелас перешел в Валеджио, вечером прибыл Суворов в Верону. В приемной ожидали фельдмаршала духовенство, русские и австрийские генералы и все высшие административные лица. Выйдя в приемную и приняв благословение архипастыря, Суворов сказал, что прислан изгнать французов, защитить троны и веру, и, выразив надежду на верность долгу и повиновение каждого, удалился, прося генералов обождать.

Чрез несколько минут, Суворов вновь появился в приемной и попросил Розенберга познакомить его с сослуживцами. Во время представления фельдмаршал стоял, зажмурив глаза, и открывал их только тогда, когда произносилось незнакомое ему имя, при этом он кланялся и говорил:

„не слыхал, познакомимся".

Особенно сердечно он принял генералов: Милорадовича и Багратиона, долго с ними беседовал, вспомнил их детство и осыпал поцелуями.

Когда все разъехались, Суворов, оставшись наедине с Розенбергом, задумался, прошелся несколько раз по комнате, а затем, повернувшись к Розенбергу, сказал:

„ваше высокопревосходительство, пожалуйте мне два полчка пехоты и два полчка казаков".

Смущенный Розенберг, не поняв намека, ответил, что все войска в воле фельдмаршала. Суворов нахмурился и, отвернувшись от него, проговорил:

„намека, догадка, краснословка, немогузнайка; от немогузнайки много, много беды“.

После этого Суворов вышел из приемной, а Розенберг остался в недоумении.

На следующий день Суворов встречал прибывшие в Верону русские эталоны и после трогательно-сердечной встречи, он вновь обратился к Розенбергу по поводу „двух полчков", но ожидаемого ответа не получил. Тогда присутствующий здесь князь Багратион понял фельдмаршала; он, выйдя вперед, доложил:

„мой полк уже готов, ваше сиятельство".

Суворов, обрадованный таким ответом, бросился в объятия Багратиону, расцеловал его и, благословя, приказал ему быстро идти к Валеджио.

К полудню того же дня, 4 апреля, Багратион с своим полком уже выступил из Вероны, а вскоре вслед за ним выехал и Суворов.

Перед отъездом из Вероны Суворов издал и разослал повсюду воззвание к итальянцам:

„Восстаньте, народ Италии! Из далеких стран севера пришли мы защищать веру, восстановить престолы, избавить вас от притеснителей. Наказание и смерть непокорным, —свобода, мир и защита тем, кто не забудет долга своего сражаться с злодеями!“

Так писал он, и воззвание это не осталось мертвым словом: население поголовно начало восставать против французов, что немало способствовало к отступлению последних.

Прибыв в Валеджио, Суворов принял австрийских генералов, необыкновенно ласково с ними обошелся и, обратившись к Краю, сказал:

„благодарю вас за победы; они проложили нам путь к дальнейшим успехам!"

Затем Суворов, в кратких словах изъяснил свой план Меласу.

„Где и когда успели вы все это обдумать?"

—спросил его Мелас.

„В деревне; мне там было много досуга, зато здесь думать некогда, а надобно делать!"

— ответил Суворов.

„Знаю, что вы генерал-вперед",

— сказал Мелас;

но на это Суворов заметил:

„Полно, папа Мелас! Правда,— „вперед" —мое любимое правило, но я и назад оглядываюсь“.

Осмотрев австрийские войска и пропустив их мимо себя, Суворов воскликнул:

„шаг хорош — победа верная!“

Заметя старого австрийского гренадера, Суворов спросил его:

„Что, разобьем мы французов?"

„Мы бивали неприятеля с Лаудоном, а с вами еще лучше бить будем!"

—ответил старик.

Оставшись довольным австрийскими войсками, Суворов однако заметил в них большой порок—„немогузнайство", которое сейчас же и перекрестил в „нихтбештимзагерство".

Два дня Суворов ничего не предпринимал, в ожидании прибытия всех русских войск, а в это время разослал своих офицеров в австрийские войска, с поручением изложить чужим полкам его требования.

Шатолер предложил Суворову сделать демонстративную рекогносцировку.

— „Не хочу“,—сказал Сувороз,—„они нужны только для робких и предостерегают противника; кто хочет найти неприятеля, найдет и без них... Штыки, холодное оружие, атаки, удар—вот
мои рекогносцировки".

Это конечно, не нравилось австрийцам и затрагивало их.

7 апреля подошла русская дивизия генерала Повало - Швейковского, а на следующий день вся армия, тремя колоннами, двинулась к р. Киезе.

Авангард состоял из австрийских войск, с присоединением к нему отряда Багратиона; во главе же колонны шли казаки.

Суворов с нетерпением ждал встречи еще незнакомого для него противника.

Миновав р. Киезу и не доходя р. Меллы, было дознано, что французы отступают к р. Адде, оставляя за собой лишь тыльные укрепленные пункты.

Первая на пути крепость была Брешиа, подойдя к которой, Суворов приказал взять ее штурмом, если не последует сдачи. Австрийцы под начальством Края, заняли командующие высоты и открыли по городу артиллерийский огонь; а Багратион, расположившись с западной стороны крепости, преградил путь отступления противнику.

Французы очистили город и отступили в цитадель; а раздраженные и недовольные французами жители открыли городские ворота и впустили союзные войска. На предложение сдаться — французский генерал Бузэ отвечал выстрелами. Тогда союзные войска, готовясь к штурму, открыли сильную канонаду по цитадели; французы не выдержали и сдались.

Союзникам досталось 40 орудий и более 1,200 человек.

Это дело не представляет из себя ничего выдающегося, но оно, как успешное начало, имело большое значение в нравственном отношении. Весть о взятии Брешии была принята с восторгом, как в Вене, так и в Петербурге. Император Павел повелел немедленно отслужить молебен, с провозглашением многолетия: „победоносному Суворову-Рымникскому", и послал победителю следующий милостивый рескрипт:

„Начало благо, дай Бог, чтобы везде были успехи и победа. Вы же, умея с ней обходиться, ее из рук ваших не выпустите и т. д.“

Всем офицерам государь объявил свое монаршее благоволение, а нижним чинам повелел выдать по рублю.

По окончании молебна, на котором присутствовал император, сын Суворова, Аркадий, тронутый таким вниманием к отцу, пал перед государем на колени и поцеловал его руку. Государь, хваля его чувства к родителю, сказал:

„поезжай в Италию, учись у отца, лучше примера тебе дать не могу".

 

(Продолжение будет).


И. С.


Московский листок, Иллюстрированное приложение № 43, 7 ноября 1899 г.

 

 

Еще по теме:

 

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 1

..................................

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 52

..................................

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 54

 

 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (09.05.2020)
Просмотров: 27 | Теги: А. В. Суворов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz