nik191 Четверг, 04.06.2020, 18:36
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1089]
История искусства [233]
История науки и техники [286]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 10

 

В виду предстоящего в будущем 1900 г. чествования памяти генералиссимуса-фельдмаршала графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, князя Италийского, по поводу столетней годовщины его смерти, редакция „Московского Листка" предполагает помещать в воскресных приложениях описание жизни и подвигов великого полководца, заимствуя данные из разных верных источников.

 



Граф А. В. Суворов-Рымникский.

(К столетию со дня его кончины)

 

Прибавление

к части 1

 

 


Граф Александр Васильевич Суворов- Рымникский,
князь Италийский

(1729—1800)

 

 

     См. Часть № 9

 

С возобновлением военных действий, Екатерина вновь повелела перенести действия за Дунай, разбить визиря и занять край до Балкан.

Румянцев, сохраняя ранее приобретенную славу, считал это невозможным, ссылаясь на малочисленность армии, в которой насчитывалось под ружьем до 50,000 ч., и на необходимость охранять Дунай на протяжении 750 верст. Дабы сложить с себя ответственность, он собрал военный совет, на котором многие генералы, желая ему угодить, согласились с его мнением. Решено было сообщить об этом в Петербург и, ожидая дальнейших указаний, приступить пока к ряду мелких предприятий.

Полученный из Петербурга ответ подтверждал прежнее повеление. Правда,— это был смелый шаг, не вполне соответствовавший имевшимся у русского военачальника средствам.

Румянцев, медленно готовясь к наступлению, разместил армию так: Потемкина послал на нижний Дунай, Нейсмана—к Измаилу, правее—Потемкина-Салтыкова, а главные силы расположил в Яссах.

Чтобы облегчить переправу главных сил через Дунай, Румянцев приказал предпринять ряд мелких поисков на правую сторону Дуная. Один из поисков был предназначен на Туртукай и выпал на долю Суворова.

 

Граф Петр Александрович Румянцев-Задунайский.


Суворов, с небольшим отрядом, расположился в 10 верстах от Дуная, в монастыре Негоешти, на реке Аржиша, и немедля приступил к приготовлениям для переправы. На р. Аржише готовилось 17 лодок для поднятия 600 ч. Когда все было уже почти готово, явилось затруднение провести флотилию в Дунай; так как устье обстреливалось неприятельской батареей и турецким судном, Суворов решил перевезти лодки к Дунаю на подводах.

Тем временем были получены сведения, что силы турок под Туртукаем значительны и лагерь хорошо укреплен. Суворов просил Салтыкова прислать подкрепление, добавляя, что необходима пехота. 8-го мая, Суворов получил подкрепление, но вместо пехоты, прибыл полковник князь Мещерский с несколькими эскадронами карабинеров. В тоже время все лодки были перевезены на обывательских подводах на Дунай.

Несмотря на недостаток в пехоте, Суворов решил в ту же ночь начать переправу через Дунай и с рассветом напасть на Туртукай.

Оставаясь на передовых постах, Суворов, до переправы, хотел отдохнуть, он завернулся в плащ и лег спать, но едва успел заснуть, как крики: „алла! алла!" разбудили его,—невдалеке неслись турецкие всадники. Казаки и карабинеры вовремя их заметили, быстро сели на коней и бросились на них, —турки отступили, оставя на месте более 80 человек раненых и убитых.

Суворов послал донесение Салтыкову, в котором писал

„на здешней стороне мы уже их побили",

при чем заметил:

„увы, пехоты мало, карабинеров чрезвычайно, да что им делать на той стороне?"

Затем Суворов усиленно просил Салтыкова подкрепить его пехотой, говоря:

„все хорошо, как Бог благословит, а пехоты все же мало",

— но последний не признал возможным удовлетворить эту просьбу.

Отразив турецких всадников, Суворов приказал немедленно начать переправу на Туртукай.
Диспозиция, отданная им, была коротка, но обстоятельна; в ней, между прочими указаниями о действиях, говорится:

„Турецкие натиски отбивать наступательно; подробности зависят от обстоятельств, разума, искусства, храбрости и твердости. Туртукай сжечь и разрушить, дабы не было пристанища неприятелю. Весьма щадить жен, детей, обывателей, мечети и духовных, чтобы неприятель щадил также христианские храмы. Да поможет Бог!"

Темнота ночи не скрыла переправу; турки открыли сильный огонь, но благодаря темноте, потери были незначительны. Суда достигли турецкого берега и отряд высадился беспрепятственно. Пехота построилась в две колонны и двинулась по направлению к Туртукаю. Первая колонна, в главе с Суворовым, ворвалась на батарею, прикрывающую ближайший лагерь противника, взяла ее штыками, а затем атаковала лагерь.

Вторая колонна бросилась на правый фланг лагерь и овладела тамошней батареей. Одновременно, одна из рот первой колонны продвинулась по берегу и завладела береговой батареей. Турки везде были опрокинуты и бежали в главный лагерь, расположенный по другую сторону Туртукая. Суворов атаковал главный лагерь и город. Лагерь с батареей был взят почти мгновенно, а также был очищен и город.

Турки в полном беспорядке бежали по разным направлениям, преследуемые карабинерами на далекое расстояние. К 4-м часам ночи все уже было кончено.

Офицеры и нижние чины геройски исполнили свой долг, храбрость и порядок были вне всякой похвалы. Потери были незначительны, но сам Суворов был не опасно ранен осколком от разорвавшейся турецкой пушки. Трофеями побед были: 6 знамен, 16 пушек, 30 судов и много небольших лодок.

Город был разрушен и сожжен.

Возвратившись на свой берег, Суворова. отслужил благодарственный молебен и послал донесение Салтыкову:

„Ваше сиятельство! мы победили!",

а затем послал другое донесение Румянцеву, состоящее из двухстишья:

„Слава Богу, слава вам,
Туртукай взят, и я там".

На следующий день Суворов пишет Салтыкову:

„радуюсь, что все так здорово миновалось".

Далее в этом же письме говорит:

«Вашему сиятельству и впредь послужу, я человек бесхитростный. Лишь только, батюшка, давайте поскорее второй класс (Георгия)".

Несколько позже, вероятно не получив ответа относительно награды, Суворов, прикидываясь простачком и наивным, вновь пишет Салтыкову:

„не оставьте, ваше сиятельство, моих любезных товарищей, да и меня Бога ради не забудьте. Кажется, что я вправду заслужил Георгиевский второй класс; сколько я к себе не холоден, а и самому мне то кажется. Грудь и поломанный бок очень у меня болят, голова как будто пораспухла, простите мне, что я съезжу в Бухарест на день-другой попариться в бане... Коли мне нечего здесь делать, дозвольте к себе на время приехать".

Туртукайской победой Салтыков не воспользовался, наступило бездействие и, несмотря на настояние Румянцева, вновь поиски почти не предпринимались. Вообще война велась вяло и исключением были только действия Вейсмана.

Тем временем турецкий лагерь при Туртукае вновь стал укрепляться и усиливаться войсками.

Суворов, видя бесплодность своей победы и дабы помешать туркам укрепиться в Туртукае, просил разрешения у Салтыкова предпринять новый поиск за Дунай, но Салтыков остался безмолвен.

Такое бездействие сильно влияло на Суворова и значительно ухудшало и без того его слабое здоровье; он просил разрешения поехать в Бухарест лечиться .

В это время, чтобы отвлечь внимание турок верхнего Дуная от Вейсмана, Румянцев прислал приказ Салтыкову вновь начать действия за Дунаем.

Это обстоятельство сильно ободрило Суворова, и он решил остаться на своем посту, но на следующий день состояние его здоровья сильно ухудшилось, болезнь овладела им и заставила его, 8 июня, поехать в Бухарест.

Перед отъездом, Суворов, оставляя за себя князя Мещерского, будучи в сильном лихорадочном пароксизме, диктовал ему диспозицию и когда окончил, сказал:    

„хорошая диспозиция, а от дела все-таки приходится отказаться.“

Поиск на Туртукай назначен был в ночь на 8 июня. К этому времени прибыло подкрепление в составе одного батальона, одной роты и двух орудий. Войска двинулись с наступлением сумерек к Дунаю; флотилия была уже готова и Суворов ждал результата.

Князь же Мещерский и прочие начальники, прибыв к берегу, увидели, что турки настороже, и, узнав, что сила противника значительна,—признали переправу невозможной, ссылаясь на малочисленность своего отряда.

Такое решение Мещерского ужасно огорчило Суворова, и он уехал в Бухарест.

 

(Продолжение будет).

И. С.

 

Московский листок, Иллюстрированное приложение № 22, 13 июня 1899 г.

 

Еще по теме:

 

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 1

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 2

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 3

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 4

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 5

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 6

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 7

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 8

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 9

 

 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (27.03.2020)
Просмотров: 26 | Теги: А. В. Суворов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz