nik191 Воскресенье, 31.05.2020, 07:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1089]
История искусства [229]
История науки и техники [286]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Генералиссимус князь А. В. Суворов-Рымникский. Часть 1

 

 

 

Генералиссимус князь А. В. Суворов-Рымникский

 

 

 

 

В целом ряде статей, в наших „Прибавлениях" за прошедший год, мы дали по возможности обстоятельную биографию нашего величайшего военного гения, генералиссимуса князя Александра Васильевича Суворова.

 

Вместе с тем, выполняя тогда же данное обещание нашим читателям, в настоящем номере мы заканчиваем этот биографический очерк передачей событий и обстоятельств, имевших место в последние два года его жизни, которая порвалась 100 лет тому назад, 6 мая 1800 г.

 

 

Мы уже говорили, что не взирая на явную „противоестественность" швейцарской кампании, Суворов потерял из всего состава армии лишь третью часть ее, т, е. столько, сколько уносит иногда одна битва. Таким образом, хотя Суворов не достиг той цели, которая имелась в виду при отправлении его на театр войны, но он добился кое чего даже большего. Обстоятельства так сложились, что он должен был погибнуть со всей русской армией; а между тем он спас ее при обстоятельствах, совершенно безнадежных, оказывая чудеса храбрости во все время этой беспримерно бедственной и беспримерно же славной кампании!...

 

 

Это — „венец" военного дарования чудо-богатыря, блестящее подтверждение всей его военной теории. Недаром император Павел вполне справедливо оценил „подвиг" Суворова, возведя его в звание генералиссимуса, но признав при этом, что для него даже „мало" такой награды.

В Петербурге только в последних числах октября 1799 г. получены были точные известия о швейцарской кампании и ее исходе. Император Павел немедленно отправил резкое письмо к австрийскому императору, в котором обвинял австрийцев за поражение корпуса Корсакова и объявил им „полный разрыв".

Вместе с тем последовало и распоряжение Суворову заняться подготовлением к обратному походу в Россию. Для престарелого, непобедимого героя настало особенно тяжкое время, явившееся сплошной цепью забот о расстроенных войсках и мучительных, неотвязных дум о неполном успехе итальянской кампании и совершенной неудаче швейцарской.

Он явился сюда из Кончанского уединения для изгнания французов, восстановления престолов, торжества религии, а в результате почти ничего этого не оказалось. Правда, в том вина была не его, однако, все оборвалось на нем...

 

 

Совсем не так смотрело большинство современников в Европе. Имя Суворова, выросшее в итальянскую кампанию, после швейцарской облеклось там двойным ореолом. Удалившись с
театра войны и вступив в Германию он стал центром всеобщего внимания, граничившего с благоговением.

Всюду на его пути стекались путешественники, дипломаты, военные; наезжали из ближних и дальних мест любопытные, чтобы услышать от него несколько слов, выразить ему удивление или хоть просто взглянуть на него. Русское общество также гордилось своим героем и восторженно поклонялось ему. Император Павел, можно сказать, явился выразителем национального настроения; все свои рескрипты он сопровождал изъявлениями самого милостивого расположения к генералиссимусу, говорил о своем с ним единомыслии, спрашивал советов, извинялся, что дает наставления.

Немало благосклонных заявлений получил Суворов и от других государей. Спохватился даже и император Франц, приславший ему большой крест Марии-Терезии, при весьма трогательном рескрипте, и оставивший за ним звание австрийского фельдмаршала и жалованье в 12 тыс. гульденов.

Получал Суворов и от незнакомых лиц приветствия и поздравления; но вместе со всеми этими лаврами часто проскакивали также и тернии... Однако, разные мелкие неприятности, равно как и постоянный гнет неотвязной мысли о дурном исходе последней кампании, не имели особенного влияния на образ жизни его во время обратного похода в Россию.

Оставшись на рождественские праздники в Праге, Суворов с юношеским увлечением поддался всевозможным святочным играм и забавам, которые он страстно любил;

„святки справлял он всегда со всею ширью русской натуры".

Отель, в котором он жил, привлекал к себе всеобщее внимание; его утренние приемы, обеды и великолепные балы привлекали множество посетителей, ловивших каждое слово причудливого хозяина, дороживших малейшей его лаской. Выйдя к гостям, Суворов обыкновенно целовался со всеми и „ благословлял“ каждого, что установилось как-то само собой, по почину и желанию самих гостей.

Затем он заводил разговор, темами для которого служили Иллиада, песни Оссиана, сочинения Вольтера, Руссо и др., но беседа часто переходила на военные заслуги хозяина. Суворов был очень не прочь затрагивать этот предмет и не отличался скромностью в суждениях своих о боевых делах, извиняя себя примером древних римлян, которые прибегали к самовосхвалению, чтобы возбуждать соревнование в слушателях.

Вообще он держал себя везде одинаково непринужденно, согласно своего взгляда или усвоенных привычек. А между тем, тот и другие во многом расходились с общепринятыми; сверх того беспрестанно проскакивали совсем уже необычаыя чудачества и причуды, на которые он был особенно щедр в это время, ничем не затрудняясь и ни над чем не задумываясь.

Но как бы они не были велики и в каких бы неудобных формах они не проявлялись,—это нисколько не умаляло всеобщего восторга и глубокого уважения, которые внушала к себе его беспримерно своеобразная и привлекательная личность, по ея непосредственности, живости, остроумию, обширности и разносторонности познаний.

Как ни странно, но в числе восторженных поклонниц маститого уже чудо-богатыря фигурировали дамы всех слоев общества, особенно высшего, оказывавшие ему самую разнообразную и неистощимую любезность; они как бы оцепляли его своим очаровательным кругом, снисходительно, даже с полной благосклонностью вынося все его чудачества.

Однако, ни слава, ни всеобщее поклонение далеко уже не так щекотали самолюбие нашего героя, как в былое время. Начиная с невольного пребывания в с. Кончанском, Суворов стал часто недомогать; явившись на службу, он как будто поправился, но к концу итальянской кампании снова начал слабеть. Перед швейцарским походом недомогание его было так велико, что он едва ходил; чаще прежнего стали побаливать глаза; давали знать о себе и старые раны. Швейцарская кампания еще более усилила болезненное состояние Суворова; он начал жаловаться на холод; его не оставлял кашель и особенно чувствительным был для него ветер.

Не подлежит, однако, сомнению, что главной виной такого состояния его являлись причины нравственные: одни не давали ему душевного покоя в с. Кончанском, другие неотвязно преследовали и мучили за границей. Суворов чувствовал, что он с каждым днем слабеет; как бы провидя недалекое будущее, по получении звания генералиссимуса, он невольно воскликнул:

—„Велик чин, он меня придавит, недолго мне жить!“

—Тем не менее такое состояние ни мало не заставляло его принимать какие-нибудь меры предосторожности, в виде изменения рода жизни; он продолжал бороться с болезнью, настаивая на прежнем режиме. И едва только Суворов покинул Прагу, как почувствовал себя настолько нездоровым, что вынужден был остановиться в Кракове.

Все еще не поддаваясь болезни, он пробыл там недолго и пустился в дальнейший путь, соблюдая строгую диету. Борьба оказалась неравной и 70 лет взяли свое: с трудом дотащился он до Кобрина, где окончательно уже слег. Болезнь началась сильнейшим кашлем, но затем осложнилась сыпью и вередами, которые показались сначала на верхней части тела и вскоре стали множиться и распространяться книзу, бросились на ноги, преимущественно в сгибы.

 

С. З —ский.

 

(Продолжение будет)

 

Московский листок, Иллюстрированное приложение № 19, 7 мая 1900 г

 

 

Еще по теме:

 

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 1

Генералиссимус Александр Васильевич Суворов (К 140-летию со дня смерти)

Военный гений русского народа (К 140-летию со дня смерти)

Подготовка к штурму Измаила

22 декабря 1790 года войсками Суворова был взят Измаил

150 лет со дня героического штурма Измаила (1939 г.)

..................................................

Генералиссимус князь А. В. Суворов-Рымникский. Часть 1

Генералиссимус князь А. В. Суворов-Рымникский. Часть 2

Генералиссимус князь А. В. Суворов-Рымникский. Часть 3

 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (21.05.2020)
Просмотров: 12 | Теги: А. В. Суворов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz