nik191 Четверг, 22.08.2019, 07:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1074]
История искусства [220]
История науки и техники [274]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История искусства

Поэзия Маяковского

 

 

 

Поэзия Маяковского

 

На самом рубеже двух эпох встала великанская фигура поэта, как и Пушкин, умершего в расцвете сил, сраженного, как и Пушкин, «кусочком свинца». Но Пушкин погиб от руки преступника, а Маяковский— от собственной своей руки. И все же убийца был один для обоих: старый мир ненавистнических, эксплуататорских отношений, мир злобы и пошлости — он косвенным путем в лице завистников и клеветников настиг нашего поэта уже через много лет после Великой Октябрьской революции, настиг его в нем самом, разлагая внутренние силы и могучую волю поэта...

Он был бойцом. Бойцом по своей социальной природе и по характеру, по личным качествам.

Последний великий поэт старой России и первый поэт России социалистической сошлись и соединились в Маяковском. Он пришел не из барских усадеб, не из буржуазных гостиных, не из спокойных кабинетов, защищенных тяжелыми шторами от шума житейского, — он пришел из революционного подполья, из мира борьбы и нужды. Поэтому с яростью и сарказмом напал он на все, что устарело в области культуры, на все, что устарело в классической поэзии, давая обывателям повод считать его отрицателем всего культурного наследства вообще. Но обыватель не понимал, что поэт-новатор отрицает лишь омертвелое, ненужное, мешающее. Великая социалистическая революция сделала Маяковского, как и всех нас, наследником всего лучшего, что создало человечество. И великий новатор поэзии занял по праву свое место в истории, в ряду классиков мировой литературы.

Но Владимир Маяковский классик качественно новый. Он — новый тип поэта, новый тип человека искусства. История литературы знает ряд новаторов. Без новаторов, собиравших новый опыт тысяч, культура не двигалась бы вперед. Большинство классиков были в свое время новаторами. И все же Владимир Маяковский отличается от них: он не просто вносил новое, а менял, перестраивал в корне природу поэзии, на базе всего достигнутого до него, — подобно тому, как наша революционная теория перестраивает и меняет мир. Маяковский изменил самую сущность понятия «поэт», «поэзия». Одной из основных тем его стихов, темой всей его жизни была идея о новой роли поэта в мире и в обществе:

«Чтоб поэт
Человечеством полководить мог».

Эта великая, революционная по самому своему духу социалистическая идея создала ему при жизни ряд врагов и стала стержнем его борьбы со старым миром. Люди буржуазного искусства как бы «исповедовали» поэзию, как некий культ интимных чувств, воспевая псевдо-высокие материи, якобы доступные лишь избранным, обволакивая мелкие, в сущности, чувства в мелодию стиха, которая действовала магическим, услаждающим, утешающим образом. Новаторы стиха — футуристы, экспрессионисты, имажинисты — сочиняли новые ритмы, образовывали новые слова, играли образами, похожими на галлюцинации: это не было настоящим новаторством, это было лишь новым самообманом!

Маяковский же ломал ритм стиха, пользовался свободным стихом, оперировал гиперболами и небывалыми метафорами, ввел в поэзию прозаические слова именно для того, чтобы вплотную приблизиться к реальной жизни, к действительности, ворваться в жизнь. Он вводил новые понятия, выражал новые чувства, — вот для чего нужен был ему новый поэтический язык.

Маяковский был подлинным новатором, новатором-реалистом, новатором-материалистом и практиком. Трибун и оратор, он желал действовать на массы, вести за собой, — и для этого ему были необходимы все его внешние приемы. Он был бойцом, и ему понадобилась непобедимая боевая техника. Все роды оружия применял Владимир Маяковский. Самое простое четверостишие, понятное малограмотному; коротенькая, меткая подпись под плакатом «Роста»; нежнейшая лирика; громовые раскаты ораторских стихов; сложные, потрясающе яркие образы его умных и страстных поэм; бранное слово и слово, полное ласки, — все это боевое оружие в борьбе и рабочее орудие для передачи идей.

Речь Владимира Маяковского демократична: она не делит слова на «высокие» и «низкие», на «черненькие» и «беленькие». Все, что есть в действительной жизни, в реальном человеческом говоре, — находит место в его словаре. Он реалист, и не просто реалист, а пролагатель новых путей реализма, самоотверженный, яростный боец за реалистическую правду в искусстве и за правду в жизни. И судьба его была такова, как судьба всех бойцов за правду: он испытал и безграничную любовь революционно настроенных, передовых людей и беспощадную ненависть врагов.

Поэт-революционер и боец, поэт-материалист, диалектик, практик — таков автор бессмертных поэм и стихов: «Владимир Ильич Ленин», «Во весь голос». «Хорошо!», «Домой!», «Про это», «150000000», «Товарищу Нетте — пароходу и человеку» и многих, и многих других.

Этот великий человек передового искусства родственен по типу и характеру своей деятельности тем представителям передовой науки, о которых говорил товарищ Сталин, что они, «понимая силу и значение установившихся в науке традиций и умело используя их в интересах науки, все же не хотят быть рабами этих традиций».

Как и многие представители передовой науки, принесшие в пауку драгоценный опыт своего практического труда, своих полярных дрейфов, своей тяжелой работы отбойным молотком или у станка, Владимир Маяковский входит в пантеон мировой классической литературы с эстрады рабочего клуба, из плакатной мастерской, из заводского цеха, где он читал стихи, чтобы действовать, — практически действовать поэтической речью, перестраивать человеческое сознание, изменять мир.

Нет, «пантеон» — сказано неверно. Маяковский не в пантеоне! Он продолжает жить повседневно и повсюду. Всю жизнь он работал на будущее, для будущего. Темы его стихов и самые стихи не только не устарели — они продолжают в наши дни раскрываться с новой глубиной.

Первый из поэтов, он поднял образ советской родины, советского патриотизма, а ведь это основная тема наших дней. Он высоко вознес идею социалистического государства, которая является для нас особенно драгоценной, — а в дни, когда писал Маяковский, была еще писателями не понята, недооценена. Он обрушивал громы негодования и насмешек на твердолобые головы политиков Великобритании в таких выражениях, которые кажутся сегодня удивительно свежими и злободневными. Он писал о бюрократической страсти к словоговоренью (Ленин говорил об этих стихах: «давно я не испытывал такого удовольствия, с точки зрения политической и административной»), и по сейчас эти строки бьют в цель. Он писал, читал, ораторствовал, твердил о том, что роль поэта — в авангарде «атакующего класса»

«Я хочу,
чтоб к штыку
приравняли перо.
С чугуном чтоб
и с выделкой стали
о работе стихов,
от Политбюро,
чтобы делал
доклады Сталин».

Эта тема о великой роли поэта-бойца, вожака, агитатора жива в наши дни, она не разрешена до конца, потому что немногие еще способны превращать свое искусство в боевое действие, отдавать этому действию всю свою творческую энергию без снижения качества искусства, без тени халтуры. Это — тема настоящего и тема будущего.

В настоящем и будущем — весь Владимир Маяковский, сын своей эпохи, своей родины, провидец прекрасных времен, когда встанет

«Завтрашняя
Коммуна трудящихся»...

Поэзия была для Владимира Маяковского не игрой в бирюльки, не «прикладным» искусством, не утешением, не уходом от мира — она была для него великой работой и великой войной.

То, что многие воспринимали в стихах Маяковского, как дисгармонию, как тяжеловесность, как несовершенство, — это идет именно от наглядности его колоссального труда над выразительной речью, над русским языком, в который необходимо было ввести новые понятия — понятия реального мира, того мира, который казался старой интеллигенции грубым и прозаическим, а на деле был полон героизма и внутреннего благородства. Но ведь вместе с тем Маяковский был лириком, лириком глубокого и тонкого поэтического чувства, и вот ему приходилось находить новые связи между образами грубейшей жизненной прозы и образами поэзии.

Какой это был труд!

Самоотверженное труженичество новатора, хатериалиста-диалектика поэтической речи, кровно близко миллионам его читателей — людей труда. В то время, как другие поэты, считавшие себя новаторами в языке и словотворчестве, часто работали в сторону обессмысливания слов, — Владимир Маяковский давал слову новую смысловую ценность. Поэзия молодого мира не пошла и не пойдет по линии формальных вывертов и фокусов языка или бессмысленной игры словами. Но она пойдет по линии реалистического новаторства, реалистического преобразования стихотворной речи. Он все еще продолжается— этот процесс ломки и преобразования, начатый Маяковским, потому что в поэзии еще есть немало серости, пустозвонства, а с другой стороны, есть и формализм, — игра словом и рифмой, внешнее новаторство без смыслового наполнения...

По-новому ощущает и мир и себя народ победившей страны социализма. Мироощущение лучших людей пролетарской революции, эпохи социализма, людей очень большого и умелого труда — это, выражаясь образно, мироощущение «великанов», силачей, даже тогда, когда они сами этого не сознают и не умеют выразить. Оно идет от высокого развития производительных сил, от все увеличивающейся власти человека над природой, над механизмами, над стихией. Оно идет также от той, отнюдь не сентиментальной, а трудовой и боевой самоотверженности, которая предполагает заботу о дальнем,— так расширяются границы личности. Это, по-особому, сильная личность, по-новому сильный человек.

И Владимир Маяковский, не взбираясь на ходули, не надрывая голос пустой риторикой и демагогией, владел сильной и громкой речью человека-«великана».

Его произведения высятся в поэзии, полновесные, сложенные с великим вдохновением и упорным трудом, почти как творения материальной культуры.

Гигантский образ Владимира Маяковского — это надежда и пример для каждого поэта, ученого, художника, артиста, писателя, для каждого интеллигента, который хочет быть не воображаемой величиной, не «попом» своего искусства и своей науки, не «хлюпиком», оторванным от народа и от живых сил земли, а бойцом и подлинным новатором.

 

А. АДАЛИС.

 

Красная звезда, № 86, 14 апреля 1940 г.

 

 

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: История искусства | Добавил: nik191 (14.04.2019)
Просмотров: 65 | Теги: Маяковский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz