nik191 Пятница, 24.05.2019, 13:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [750]
Украинизация [408]
Гражданская война [437]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [128]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2011 » Октябрь » 4 » Запад и Россия в ХХ веке: связь времен. Валентин Фалин о политике Запада в отношении России и СССР. Часть 4. Запад и Россия во время ВОВ
17:25
Запад и Россия в ХХ веке: связь времен. Валентин Фалин о политике Запада в отношении России и СССР. Часть 4. Запад и Россия во время ВОВ

В 3 часа 30 минут 22 июня 1941 г. вермахт вторгся в пределы Советского Союза. То, что агрессия была вероломной, никто не спорит. Дискуссионным остается вопрос, насколько это было неожиданно. Первые сведения о «Барбароссе» Сталин получил через 8 дней после подписания Гитлером соответствующей директивы. К сожалению, сколько-нибудь полного представления о содержании плана мы не получили. К США, напротив, текст плана «Барбаросса» попал 10 января 1941 г. Вашингтон никого, в том числе англичан, не посвятил в его содержание, хотя данная информация стала корректирующим моментом в американской политике 1941 г. Когда в конгрессе обсуждался закон о ленд-лизе, республиканцы настаивали на том, чтобы его положения не распространялись на Советский Союз.

28-й президент США, Франклин Рузвельт

Фр.Рузвельт отвел эту поправку, имея, очевидно, в виду подготовку третьего рейха к нападению на СССР.

Еще одна немаловажная деталь. Госдеп подготовил инструкцию для послов на случай реализации плана «Барбаросса», исходившую из того, что восточный поход немцев будет скоротечным. Согласно тексту инструкции, предполагалось отозвать дипломатическое признание Советского Союза, отказать послу Уманскому в праве вещать от имени СССР и воспретить создание на территории Соединенных Штатов советского правительства в изгнании. Эта инструкция была разослана в ночь на 22 июня во все американские зарубежные представительства.

В день нападения нацистской Германии на СССР военный министр Стимсон доложил Рузвельту оценки и соображения своих военных советников: немцам потребуется минимум полтора, максимум три месяца, чтобы вызволить ноги из русской трясины.

Стейнгардт.  Американский дипломат, посол США в Москве.

Посол США в Москве Стейнгардт предсказывал, что ликующее население Москвы будет приветствовать немцев через неделю. Как госдепартамент (его Рузвельт называл вертепом антисоветчиков), так и военные ведомства выступали против оказания жертве агрессии какой-либо помощи.

Но полезней будет принять к сведению другое – немцы рассчитывали, что на завершение восточного похода им понадобится пять месяцев. Рубеж Архангельск – Волга – Астрахань – Кавказ, когда советское руководство должно будет признать свое поражение, может быть достигнут к октябрю 1941 г. Англичане проводили на своих картах фактически ту же линию. С нее, по их прикидкам, должно было начаться стягивание кольца окружения и удушения третьего рейха. Такое совпадение, согласитесь, вызывает много знаков вопроса.

Рузвельт и Черчилль поставили подписи на "Атлантической хартии"

Возьмем Атлантическую хартию, подписанную 12 и опубликованную 14 августа 1941 г. В ней нет ни слова о нападении Германии на Советский Союз или об агрессии Японии против Китая. В общих словах говорится о необходимости свергнуть тиранию и т.п. и обустроить будущий мир на основе свобод в их англо-саксонской интерпретации. Черчилль предложил переслать текст хартии в Токио с примечанием: «Дальнейшая экспансия нетерпима». Ключевое понятие – дальнейшая, т.е. все, что случилось на момент встречи президента США и премьер-министра Великобритании у берегов Ньюфаундленда, принимается к сведению, о последующих возможных переменах надлежит договариваться. Видимо, не случайно ряд видных немецких историков склонны считать, что Атлантическая хартия имела антисоветский подтекст.

 

Прежде чем перейти к главному, хотел бы подчеркнуть, что Московская битва являлась самой масштабным и тяжелым сражением второй мировой войны. Как по количеству участвовавших в ней с обеих сторон военных и техники (более 4 млн. человек), так и по потерям. В Сталинградской битве было задействовано вдвое меньше личного состава, в Курском сражении то же самое. На фоне противоборства под Москвой в декабре 1941 г. Гитлер произнес роковые слова: Германия проиграла войну; нужно искать политический выход. Он дал поручение Риббентропу налаживать контакт с эмиссарами западных держав.

РИББЕНТРОП (Ribbentrop) Иоахим Ульрих Фридрих...

 

В момент, когда «Барбаросса» окончательно сбилась с графика, а именно: в августе 1941 г., впервые встал вопрос о движении на Сталинград и о подготовке к зимней кампании. Хочу посоветовать внимательно проштудировать военный дневник начальника генштаба сухопутных сил вермахта Гальдера.

 

Там вы встретите признание того, что «восточный колосс» был недооценен и что мирную передышку с 1939 по 1941 г. советскому руководству удалось использовать для обновления техники и повышения общего оборонного потенциала.

Гальдер находил впечатляющим повышение качества стратегического маневрирования командованием Красной Армии, но по-прежнему регистрировал наше просчеты в оперативном и тактическом вождении войск.

 

Франц Гальдер

Разгром немцев под Москвой означал качественный перелом во второй мировой. Доктрина молниеносных войн потерпела безвозвратное поражение. Запасной доктрины на выигрыш у Берлина не было. Имелись объективные предпосылки к тому, чтобы превратить крушение концепций, с которыми Гитлер начал борьбу за региональное мировое господство, в тотальное поражение третьего рейха. В марте 1942 г. Рузвельт проводил совещание с военачальниками.

Обсуждался вопрос, не направить ли в Советский Союз крупную группировку (до 30 дивизий) американских сухопутных сил с соответствующей техникой для совместных операций против вермахта. Известен лишь результат обсуждения - было признано нецелесообразным оказывать СССР «прямую помощь».

Это было сугубо политическое решение. По расчетам самих американцев, при организации эффективного взаимодействия стран антигитлеровской коалиции война в Европе могла закончиться до конца 1942 г., самое позднее - к лету 1943-го. Мой соответствующий комментарий на эту тему был болезненно воспринят в Англии. Черчилль сыграл решающую роль в политическом развороте войны, обошедшемся европейцам в миллионы и миллионы жертв.

Тема второго фронта остается далеко не закрытой. Но еще менее освещенной оказалась другая проблема. Когда и как на высшем уровне складывалась концепция ведения Лондоном и Вашингтоном войны на два фронта: и против Германии, и против Советского Союза. За пару недель до перехода Красной Армии в контрнаступление под Сталинградом Черчилль в беседе с турецким министром иностранных дел не постеснялся открытым текстом заявить: надо во что бы то ни стало задержать «русских варваров» так далеко на востоке, как только возможно; а пока осложнять, где удастся, отношения Москвы с другими странами. После Сталинграда антисоветский крен в британской политике, которому подыгрывал Вашингтон, обозначился еще четче.

 АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В КВЕБЕКЕ. Квебек, 14-24 августа 1943 г.

Курская битва, как мы знаем, завершилась 23.08.1943 г., а 20 августа в Квебеке собрались Рузвельт, Черчилль и начальники их штабов. Материалы этого совещания строго засекречены по сию пору. В «Нэшнл лайбрэри» можно ознакомиться с отрывком протокола заседания военных, где задавался вопрос: не помогут ли нацистские генералы высадке англо-американских войск на континент для того, чтобы дать совместный отпор русским. В Квебеке же было принято два плана – «Оверлорд», с которым в Тегеране ознакомят Сталина, и «Рэнкин», что не рассекречен поныне.

 

По моему поручению Л.А.Безыменский выезжал в Лондон для раскопок в британских архивах. Он обратился в министерство обороны с просьбой показать ему документ, именуемый «Рэнкином». В ответ Безыменскому сказали, что сей документ не рассекречен. Лев отправился в форин офис, и оказалось, что с текста «Рэнкина» без согласования с министерством обороны был снят гриф секретности. План существовал в двух вариантах: первый принят в августе 1943 г., второй, расширенный, утвержден в ноябре того же года.

Что же такое «Рэнкин»? План строился на том, что в сговоре с немцами англо-американские войска десантируют на континент, западный фронт вермахта распускается, высвободившиеся войска перебрасываются на восточный фронт, чтобы задержать продвижение Красной Армии. Под контроль «демократов» передаются французская, бельгийская, голландская территории, Балканы. Немцы оказывают поддержку высадке британских и американских десантов в ключевых пунктах Польши, Румынии, Болгарии, Чехословакии, Австрии. Для Советского Союза война должна была кончиться где-то на линии 1939 г., в «худшем» для Запада варианте на линии 1941 г.

 

 ЭЙЗЕНХАУЭР, ДУАЙТ ДЕЙВИД

В январе 1944 г. Эйзенхауэру, назначенному главнокомандующим операцией «Оверлорд», была дана директива: если сложатся благоприятные предпосылки для реализации «Рэнкина», невзирая на все возможные согласования с советским генштабом по совместным действиям, все ресурсы должны быть перенаправлены на осуществление плана «Рэнкин». Организация покушения на Гитлера, в которой американские спецслужбы играли не последнюю роль, тоже являлась частью задумки разворота второй мировой в антисоветское русло. Но получилось так, как получилось.

Обратимся к марту 1945 г. Забудем панегирики Черчилля по случаю годовщины Красной Армии 23 февраля. Премьер отдает приказ собирать трофейное оружие для его возможного использования против СССР и вслед за тем поручает штабам готовить операцию под кодовым названием «Немыслимое». Датой начала третьей мировой войны должно было стать 1 июля 1945 г. Цель - нанесение «тотального поражения» Советскому Союзу и его подчинение воле США и Великобритании. На операцию планировалось собрать 110 дивизий, в том числе 10 плененных дивизий вермахта, интернированных и содержавшихся в полной готовности на территории Южной Дании и земли Шлезвиг-Гольштейн. Вашингтон эту подлую затею Черчилля не поддержал, поскольку американцев в это время занимали перспективы использования ядерного оружия.

Генерал Маршалл

 

Сегодняшнее сообщение хотел бы завершить тремя цитатами. Первая – слова Маршалла: «В то время (1942 г.) Германия и Япония оказались настолько близки к завоеванию мирового господства, что мы еще по-настоящему не осознали, сколь тонкой была нить, на которой висела судьба Объединенных Наций.

Ради справедливости надо сказать, что наша роль в предотвращении катастрофы в те дни не делает нам чести».

Госсекретарь Соединенных Штатов (с 1933 по 1944 гг.) Хэлл зафиксировал в своих мемуарах: «Мы всегда должны помнить, что своей героической борьбой против Германии русские, очевидно, спасли союзников от сепаратного мира. Такой мир унизил бы союзников и открыл двери для следующей тридцатилетней войны».

Преемник Хэлла на посту госсекретаря Стеттиниус в книге «Аргонавт» (кодовое название Ялтинской конференции) констатировал: «Советский Союз спас Соединенные Штаты от поражения во второй мировой войне».

 

Госсекретарь Соединенных Штатов (с 1933 по 1944 гг.) Хэлл

 

Позвольте пройтись по некоторым заключительным вехам нашей беседы с целью высказаться о показанном НТВ в канун 22 июня фильме, сотворенном соавторами Резуна (он же Суворов). Парадокс: в той же Германии реже встретишь тех, кто охоч до поделок, готов надругаться над историей.

Профессиональные русофобы не в счет. Им Русь, Россия и тем более Советский Союз всегда были и остаются бельмом на глазу. Мы по определению не можем быть правыми, будь стократно правы.

Несмотря на разгром Сталиным в 1937-1938 гг. военной и политической разведки, данных о том, что грядет самое тяжелое испытание для советского народа, стекалось в Москву предостаточно. Вопрос упирался в одно – когда грянет гром.

Примерно две трети донесений «надежных» агентов ориентировали на то, что Гитлер не отважится ринуться на восток, пока так или иначе не разделается либо не сговорится с Великобританией. Короче, до 1942 г. можно рассчитывать на передышку.

Не лишне принять во внимание, что Лондон до 15 июня 1941 г. исходил из того, что немцы попытаются извлечь максимум пользы из экономического сотрудничества с СССР, до того как поднимут забрало, приступят к захвату «жизненного пространства» на востоке. Вашингтон с 10 января 1941 г. владел полным текстом плана «Барбаросса», в котором был расписан график агрессии третьего рейха против СССР. Но не делился этим секретом даже с англичанами.

Проблема Сталина в момент подготовки нацистского нападения заключалась в следующем. Он лучше, чем кто-либо другой, знал, насколько неподготовленными к решающим вооруженным схваткам были наши армия, флот и авиация. После финской войны, а ей предшествовала расправа с высшим и средним командным составом, началась коренная реорганизация вооруженных сил и перевод их на новую военную технику, что требовало времени.

Сталин упрямо держался приоритета – оттянуть во что бы то ни стало час истины. Если понадобится, ценой далеко идущих уступок, экономического умиротворения Гитлера.

С января 1941 г. он лично курировал экономическую составную советско-германских отношений. Немецкие заявки на поставки зерновых и сырья (марганца, меди, никеля и пр.) удовлетворялись.

Выражалась готовность нарастить объемы продаж советских нефтепродуктов, расширить транзит через нашу территорию товаров из других стран. Не ведал Сталин, что осенью 1940 г. Гитлер приказал: не занимать его времени вопросами торговых сделок с СССР. А про себя нацисты решили, что нервозность Сталина есть дополнительный признак слабости и боязни Москвы угрозы конфликта.

Не менее важны были просчеты политического и военного руководства СССР в осмыслении опыта стратегии и тактики нацистов при захвате Польши, Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии и особенно Франции. Считалось, что вермахт постепенно будет вводить в сражение главные силы против Красной Армии, так что мы сможем за две – три недели возвести должный оборонительный вал.

В донесениях друзей из Красной капеллы, от Радо и Зорге присутствовала мысль, что война начнется с предъявления ультиматума и таким образом, у Москвы будет время для какого-то маневра. Вчитайтесь в речь Молотова 22 июня, написанную им от руки и санкционированную Сталиным без приметных поправок. Германия, говорил Молотов, напала, не выдвигая никаких претензий, и без объявления войны. В дальнейшем, когда воспроизводилось обращение к народу, фраза о претензиях опускалась. В общем, сказывался настрой не давать немцам повода для вероломства, приведший к тому, что за пару недель до вторжения верховный отказывался дать санкцию на приведение советских вооруженных сил в элементарную боевую готовность.

Следует коротко остановиться на домыслах, будто в первые часы войны Сталин сбежал на «ближнюю дачу», ни с кем не встречался и никого не принимал. Возьмите книгу «На приеме у Сталина», которую издали А.А.Чернобаев и его группа. В ней (стр. 337-340) воспроизведен список лиц, посещавших кабинет Сталина в первые часы и дни Отечественной войны. 22 июня – 29 встреч, 23.06 – 21, 24.06 – 20, 25.06 – 29, 26.06 – 28, 27.06 -30, 28.06 – 21. «Черный квадрат» вряд ли уместно перечернять.

Авторы означенного фильма вольно или невольно умаляют самоотверженность, подвиг тех «референтов», кто отдал жизнь в борьбе вместе с нами против нацистской чумы. Кто имеет хотя бы приблизительное представление о технологии разведслужб, знают, как иногда самый последний клерк может быть передатчиком бесценной и даже роковой для судеб страны информации. Да, у нас не было тогда источников, равнозначных Канарису, Остеру, Гальдеру, извещавших прежде всего Лондон с точностью до минуты, когда произойдет удар по Польше, Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии или Франции. Наверное, в этом контексте стоило задаться вопросом, как и почему Французская Республика, с 03.09.1939 г. пребывавшая в состоянии войны с Германией и не уступавшая по численности, а также оснащенности вооруженных сил рейху, встала перед нацистами на колени за 17 дней. Ведь в глазах поносителей Советского Союза западная политика и маршалы были несравненно мудрее «русских варваров».

В скобки обычно берется и такой сюжет. Правящие круги США обуревала разноголосица – какую позицию занять в случае агрессии третьего рейха против СССР. Фр.Рузвельт, напомню, приободрял У.Черчилля: если Альбион объявит в «час икс» Россию своим союзником, Вашингтон примет такую его реакцию с пониманием. Но. В меморандуме, направленном 22.06.1941 г. президенту военным министром Г.Стимсоном, читаем: «Этот акт Германии (нападение на Россию) почти напоминает дар провидения. Эта последняя иллюстрация честолюбия и вероломства нацистов открывает… широкие возможности (Соединенным Штатам) выиграть битвы в Северной Атлантике и обеспечить защиту нашего полушария в Южной Атлантике». Министр высказывался против оказания помощи Советскому Союзу. Оно и понятно. На отпевание России он и его советники отводили «минимум месяц, максимум, возможно, три месяца». Против выражения солидарности с жертвой агрессии были госдепартамент, разведка, конгресс. С позиций «поощрения» советского сопротивления нашествию вермахта выступали Г.Гопкинс, советник президента, и Э.Стеттиниус (руководитель программы ленд-лиз; СССР станет ее пользователем в ноябре 1941 г.)

Правые фракции американского истеблишмента, клерус, медиамагнаты навязывали Вашингтону концепцию предпочесть в интересах «политической реорганизации континентальной Европы» победу нацистов. В любом варианте, по модели Г.Гувера, Дж.Даллеса и иже присных, Советский Союз должен был выйти из войны обессиленным и обескровленным, лишенным потенциала влиять на расклад сил в Европе и других частях света.

Нет причин идеализировать Фр.Рузвельта и, тем более, принимать на веру речения У.Черчилля. Причин тому – легион. Упомяну Атлантическую хартию (опубликована 14.08.1941 г.) В ней ни слова о нападении Германии на Советский Союз или Японии на Китай и о готовности «демократий» разделить бремя борьбы с претендентами на мировое господство. Вашингтон и Лондон отлично знали, что падение Москвы должно было стать сигналом для вступления в войну против СССР Японии на Дальнем Востоке, Турции на юге и, возможно, Швеции на севере Европы. У.Черчилль готовился в этом случае аннулировать июльское (1941 г.) соглашение с Москвой, запрещавшее сепаратные переговоры с нацистами и примирение с Берлином за спиной СССР. После провала операции «Тайфун», которую Гитлер возвел в ранг «последней, решающей битвы второй мировой войны», «демократы» занялись прикидками, как предотвратить «чрезмерное» усиление Советского Союза и, прежде всего, урезать его влияние при определении будущей конфигурации Европы.

Хотел бы в данном контексте обратить ваше внимание на книги В.Лоты – «Секретный фронт генерального штаба», «Без права на ошибку», «Тайные операции второй мировой», в которых обобщаются документы главного разведывательного управления советских вооруженных сил. Из этих публикаций, а также других источников следует вывод, что в результате Московской битвы, в которой сразились Красная Армия и мобилизованная под нужды вермахта вся Центральная и Западная Европа, нацистская Германия могла быть побеждена уже в 1942 г. Самое позднее, к лету 1943 г. Того, кто сомневается в подобной оценке, приглашаю ознакомиться с американскими штабными документами. Следовательно, крах доктрины молниеносных войн за континентальное и глобальное господство мог быть тогда капитализирован в тотальное и быстрое поражение нацистского монстра.

Именно в это время (декабрь 1941 – январь 1942 г.) Черчилль навязал Рузвельту свою сугубо политическую стратегию противоборства с Германией, согласно которой финальная стадия войны относилась на 1944 г., если в рейхе до этого не случится крах. Отсюда следовало – никакой кооперации в разработке оперативных планов с Красной Армией, от «прямой помощи» Советскому Союзу воздерживаться, косвенную оказывать дозировано. Как цинично высказывались некоторые союзные генералы, достаточно было поддерживать «действующий восточный фронт». Эти ссылки на документы «демократов» никак не должны пониматься как принижение значения поставок по ленд-лизу, особенно в части транспортных средств, промышленных материалов и оборудования, медикаментов и продовольствия.

После Сталинграда политиков США и Англии обуревали сомнения, не слишком ли круто растет престиж Советов. Очевидно, не случайно за неделю до капитуляции немецкой группировки, прорвавшейся к Волге, Рузвельт выступил с требованием «безоговорочной капитуляции» агрессоров – Германии, Италии и Японии. В вермахте в это время назревали настроения, не дать ли отбой «Барбароссе» и сбросить нацистское ярмо. «Демократы» поспешили подправить сценарий фронды. Во избежание «хаоса» Гитлера предлагалось убирать после англо-американской высадки на континент. Курская битва показала: СССР способен без ассистентов нанести поражение Германии. Проблематика второго фронта обретала качественно новое наполнение. О том, в каком ключе этот вопрос обсуждался президентом США, британским премьером и их начальниками штабов на встрече 20.08.1943 г. в Квебеке, мы говорили в прошлый раз.

 

Совсем коротко о варшавском восстании. В феврале 1944 г. Черчилль поинтересовался у своих военных, какие наличествуют резервы для того, чтобы упредить установление русскими контроля, в частности, над ситуацией в Польше. Премьеру сообщили, что наготове польская Армия Крайова, сформированная на британские средства, вооруженная и обученная англичанами. В период с 1940 по 1944 г. Армия Крайова избегала столкновений с оккупантами. Ее переход к активным операциям, прежде всего, по нарушению коммуникаций вермахта был отнесен на время после высадки англо-американских войск во Франции. Командующий армией генерал Бур-Комаровский счел, что ему дается карт-бланш на операцию «Буря», то есть на организацию восстания в Варшаве. Что случилось после этого, известно.

Продвинемся теперь к окончанию войны. Все прогнозы начальников штабов и разведки, предсказывавшие развал западного фронта сразу после высадки союзников в Нормандии и устранение Гитлера, опровергла живая жизнь. Осенью 1944 г. Рузвельт, наконец, проставил подпись на документе, подготовленном европейской консультативной комиссией, о разделении побежденной Германии на зоны оккупации. Пришлось на случай непредвиденного развития ситуации связывать себя обязательствами перед СССР. Потом наши союзники обожглись на Арденнской и Эльзасской операциях, когда в обуявшей их панике они умоляли Сталина оказать им спасительную помощь. При этом Вашингтон и Лондон не скупились на комплименты и заверения в пламенной дружбе чуть ли не до скончания века. И как водится у «отцов демократии», Черчилль отдавал приказы собирать немецкое трофейное оружие для его возможного использования против русских и, не медля, заняться подготовкой операции «Немыслимое». Третья мировая война, напомню, готовилась на фоне Ялтинской конференции. В пику Черчиллю президент Рузвельт сформулировал 01.03.1945 г. свою концепцию «мира для всех», возведенного на фундаменте тегеранских и ялтинских соглашений при кардинальном разоружении победителей и побежденных.

Судя по документам, Сталин готовился протянуть США руку дружбы. Черчилль, напротив, принял речения Рузвельта в штыки. Видный американский военный историк М.Мэтлофф констатировал: первые трещины в антигитлеровской коалиции обозначились не между Соединенными Штатами и СССР, а между Вашингтоном и Лондоном. Заметьте, США, призывая Москву поддержать их усилия в борьбе с Японией, практически не допустили англичан к заключительным операциям на Тихоокеанском ТВД.

 

Начало часть 1 ЗДЕСЬ, часть 2 ЗДЕСЬ, часть 3 ЗДЕСЬ

Продолжение часть 5 ЗДЕСЬ.

 

 

Категория: Политика и политики | Просмотров: 2216 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Октябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz