nik191 Воскресенье, 19.09.2021, 06:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Декабрь » 22 » Внутренняя и внешняя политика. 26 мая 1869 года
05:09
Внутренняя и внешняя политика. 26 мая 1869 года

 

 

 

ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

 

26 мая 1869 года

 

В нашем царствующем доме произошло новое счастливое событие. В ночь, с 25-го на 26-е мая, Ее Императорское Высочество Государыня Цесаревна Мария Феодоровна разрешилась благополучно от бремени вторым сыном, который наречен великим князем Александром Александровичем.

Это приумножение августейшего семейства Государя Наследника, так горячо и сознательно любимого русским народом, составляет счастливое событие не только для нашей царской семьи, но и для всей России, которая все более и более отождествляет дом Романовых со всем, что есть лучшего и светлого в ее народной жизни.

Юный отец новорожденного может быть уверен, что гром пушечных выстрелов, возвестивший Петербургу, а затем и всей России, о появлении на свет нового великого князя, отозвался радостно в сердцах всех русских людей.

В сферах правительственной деятельности совершилось за последнее время весьма важное событие, а именно: обнародован указ, служащий началом целого ряда радикальных реформ в быте нашего казачества. Этот быт, своими анормальными особенностями, резко отличался до сих пор от общественного быта прочих русских граждан. Казацкий мир был каким-то замкнутым миром, каким-то «государством в государстве», со своими обычаями, унаследованными от прежнего казачества, с общинным владением землей и с целым рядом экономических аномалий, существование которых делалось все более и более неуместным, по мере введения новых порядков в прочих областях России.

Потребность коренных преобразований в казачьем быте чувствовалась уже давно и была сознана окончательно в 1860 году. В эту эпоху, одновременно с введением крестьянской реформы, были учреждены в казачьих войсках местные комитеты для пересмотра уложения 1830 года, а в 1865 году, когда труды этих комитетов были окончены и составленные ими проекты новых положений представлены в военное министерство, созван был в Петербурге особый комитет из членов-депутатов, присланных от всех казачьих войск. В конце 1866 года депутаты эти съехались в Петербург, и перед началом своих занятий были представлены Государю Императору, который обратился к ним с следующей речью, составляющей как бы програму их будущих действий.

«Вы собраны сюда — изволил сказать Его Императорское Величество для того, чтоб, с вашей помощью, разъяснить ваши истинные нужды и пользы. Нынешние положения о казачьих войсках устарели и во многом требуют пересмотра. Я желаю, чтобы казачьи войска, оказавшие столько незабвенных услуг отечеству, сохранили и на будущее время свое воинское назначение.

Твердо надеюсь, что казаки и впредь, когда понадобится, выкажут себя такими же молодцами, какими были всегда. Но я вместе с тем желаю, чтоб в устройстве казачьих войск их военное назначение было сколько возможно согласовано с выгодами гражданского быта и хозяйственного благосостояния.

Казачье население, отбывая, по-прежнему, воинскую свою обязанность, может и должно в тоже время пользоваться общими для всех частей империи благами гражданского благоустройства. К этой главной цели должны клониться ваши труды и мне приятно будет видеть, если вы достигнете ее».

Немедленно после Высочайшего приема, на котором были произнесены только что приведенные нами слова, казачий комитет приступил к своим занятиям, под председательством начальника главного управления иррегулярных войск. В настоящее время труды комитета уже окончены и ряд предположенных им важных реформ начинает приводиться в исполнение Высочайшим указом, давшим нам повод к изложению всего вышесказанного.

Указ этот уничтожает одну из важнейших аномалий казачьего быта, именно его замкнутость. Им разрешается, как свободный выход из казачьего сословия, так равно и поступление в казачьи войска лиц, к этому сословию принадлежащих. Кроме того, указ разрешает казакам перечисляться в другие войска и служить вне своих войск. Одного перечисления этих вновь дарованных казакам прав достаточно, чтобы видеть, до какой степени в исключительном положении находились они до сих пор, и конечно, всякий казак, понимающий, какую громадную важность приобретает в наши дни звание полноправного русского гражданина, с искренней благодарностью примет меру, уничтожающую традиционные перегородки, отделявшие его доселе от прочих его сограждан.

Одновременно с вышеупомянутым указом обнародовано главное и новое положение о поземельном устройстве в казачьих войсках. Положение это, сохраняя во всей силе принцип общинного владения землей, столь свойственный русскому земледельческому быту и представляющий столь верное обеспечение против образования сельского пролетариата, создает однако ж не существовавшую прежде в казачьих землях единицу общинного владения. Такой единицей является казачья станица, которой и отводится определенное количество земли.

Таким образом, казачья община делается совершенно схожей, по своим основам, с общиной великорусской, и следовательно является возможность ввести в казачий поземельный быт все те блага обновленного общественного устройства, которыми пользуются русские общины наравне с личными землевладельцами.

На этот раз мы ограничимся сказанным нами, но предоставляем себе возвратиться к затронутому нами вопросу тогда, когда будут обнародованы дальнейшие реформы казачьего быта.

На нынешней неделе ожидают прибытия в Петербург нашего посла при константинопольском дворе, генерал-адъютанта Игнатьева. *)

*) Мы не замедлим представить портрет этого истинно русского дипломата.    Ред.

Этот молодой и уже успевший приобрести себе громкую европейскую известность дипломат, возвращается в Россию для того, чтоб воспользоваться, наконец, давно уже испрошенным им отпуском, которым до сих пор не позволяли ему воспользоваться политические обстоятельства.

 

Генерал-адъютант Н. П. Игнатьев.

Российский посол в Константинополе

 

Иностранные газеты, враждебные России, не замедлили, однако ж, воспользоваться представлявшимся им случаем исказить и перетолковать в своем духе столь простое дело, как кратковременный отпуск посла, вызванный вполне понятной и совершенно законной потребностью отдыха после сложных и утомительных занятий. По их толкованию, генерал Игнатьев оставил Константинополь навсегда, вследствие какого-то ложного положения, созданного будто бы ему исходом парижской конференции.

Мы откровенно сознаемся, что нам решительно непонятно даже основание подобной сплетни. Думаем, что такого основания и вовсе не существует. Исход парижской конференции вовсе не имел в себе ничего такого, что могло бы поставить в затруднительное положение нашего посла в Константинополе. Этот исход ни мало не ослабил нравственного влияния России на восточных христиан, да если б даже и оказалось противное, то все-таки это не могло бы отразиться на генерале Игнатьеве, потому что в подобном, впрочем, совершенно невероятном, случае, из двух дипломатов, игравших деятельную роль в восточном вопросе в эпоху парижской конференции, уж во всяком случае истинным истолкователем намерений нашего правительства явился бы никак не тот, кто привел бы дело к столь прискорбному результату, а тот, который, несмотря ни на что, умел честно и высоко держать знамя русского влияния на восточных христиан.

Мы вполне уверены, что генерал Игнатьев, отдохнув во время своего отпуска от своих тяжелых трудов, снова возвратится к своему посту в Константинополь, где имя его уже успело сделаться синонимом истинно русской политики нашей на Востоке.

Приезд этого молодого дипломата в Петербург, совпадёт может быть с явлением небывалым еще доселе. Если верить газетным слухам, могущественный вассал блистательной Порты, вице-король египетский, путешествующий в настоящую минуту по Европе, намерен посетить Петербург.

Если визит его светлости в нашу столицу осуществится, то это будет нечто совершенно новое До сих пор, если не считать персидского изгнанника Хозрев-Мирзы, Петербург не видал в своих стенах ни одного владетельного лица мусульманского толка и поездка египетского короля будет первым посещением в этом роде.

Что же касается приема, который ожидает здесь повелителя Египта, то он, конечно, во многом будет зависеть от самой цели его поездки. Как вассала Порты, всегда готового по ее первому востребованию, послать свои войска на помощь ее полкам, угнетающим восточных христиан, мы, русские, не можем, конечно, принять с большим сочувствием египетского пашу; но если бы цель его поездки состояла в заявлении намерения отречься на будущее время от всякой солидарности с турецкой политикой, относительно восточных христиан, то дело изменило бы свой вид.

Как полновластный повелитель Египта, не связанный никакими обязательствами с Портой, нынешний вице-король имел бы не только полную возможность, но и положительный интерес отождествить свою политику с нашей политикой на востоке. Если, как полагают некоторые, цель поездки вице-короля в Петербург, состоит в заявлении, чего-либо подобного, то он может смело рассчитывать на вполне радушный и дружественный прием.

Путешествие вице-короля по Европе возбуждает, по-видимому, сильное неудовольствие блистательной Порты. Ее официозные газеты мечут громы и молнии в могущественного вассала Турции, обнаруживающего сильную наклонность разыгрывать роль вполне независимого государя. Они грозят ему отнятием привилегий, дарованных султаном, но надо полагать, что эти угрозы не произведут сильного впечатлении на владетельного пашу Египта, особенно ныне, когда его усилия добиться нейтрализации Суэзского канала, доставили ему благорасположение Англии, сильно заинтересованной в том, чтоб вновь открываемый водяной путь не сделался доступен военным судам Франции. Добьется ли своей цели египетский король—неизвестно, но заслуга его попытки все-таки останется за ним и в случае его столкновения с Турцией, Англия, по всей вероятности, примет теперь его сторону.

Результаты выборов в французский законодательный корпус, стали наконец известны вполне и полученные сведения во многом оправдывают догадки, высказанные нами в прошлый раз. Полный перечень имен избранных уже депутатов показывает, что в общем итоге депутатов оппозиционных и независимых избрано более пятидесяти человек. При перебаллотировке, начавшейся вчера, успех заранее обеспечен за 38 оппозиционными кандидатами, 9 кандидатур оказались сомнительными, т. е. выбор на перебаллотировке может с одинаковой вероятностью пасть на кандидатов оппозиционных и правительственных, и только в 8 местностях победа заранее обеспечена за последними.

В общем итоге, во всяком случае, оппозиционных и независимых кандидатов наберется до ста человек, и хотя при этом за правительством все еще останется весьма значительное большинство (почти в 90 голосов), но результат все-таки окажется весьма внушительный.

По уверению некоторых иностранных журналов, Наполеон вполне сознает затруднительность своего нынешнего положения и намерен будто бы попробовать выйти из него, изменением своей внутренней политики в более либеральном духе. Готовому на какую угодно политическую эволюцию Руэру, поручено, как уверяют, превратиться в самом непродолжительном времени в ярого либерала и подружиться с либераствующим принцем Наполеоном, а публику к этой метаморфозе, которая будет почище всех метаморфоз Овидиевых—поручено, все по тем же слухам—подготовить редактору газеты Liberte знаменитому Эмилю де Жирардену. Само собой разумеется, что во всей этой комбинации играет видную роль Эмиль Олливье, погубивший свою популярность из-за несбывшихся до сих пор видов на министерский портфель.

Приведенные нами слухи следует, однако ж, принимать с величайшей осторожностью. Очень может случиться, что они не более, как эхо тех поползновений к власти, которой постоянно страдает принц Наполен, уже давно тщетно пробующий занять видную роль в правительстве своего венчанного кузена. Во всяком случае надо выждать результатов предстоящей перебаллотировки и первого случая, который представится императору французов высказать свой взгляд на положение дел. Ранее месяца, какого-нибудь решительного шага со стороны французского государя, вряд ли можно предвидеть.

 


Всемирная иллюстрация. - СПб., 1869 г. № 23 (31 мая)

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 139 | Добавил: nik191 | Теги: Политика, 1869 г | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz