nik191 Понедельник, 17.02.2020, 16:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [644]
Как это было [515]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [100]
Разное [19]
Политика и политики [150]
Старые фото [36]
Разные старости [43]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [767]
Украинизация [511]
Гражданская война [758]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2020 » Январь » 23 » Внутренняя и внешняя политика. 13 января 1870 года
05:11
Внутренняя и внешняя политика. 13 января 1870 года

 

 

 

ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

 

13 января 1870 года

 

Хотя наша газета и не состоит в тех условиях, при которых для некоторых из русских периодических изданий сделалось доступным обсуждение многих вопросов, в прежние годы вовсе к обсуждению в русской журналистике не допускавшихся, мы, тем не менее, не считаем возможным проходить совершенным молчанием толки, интересующие и волнующие наше общество за эти последние дни. Отражение этих толков уже появилось в печати и этим путем они сделались гласным достоянием всего общества что налагает на нас прямую обязанность сказать о них хоть несколько слов.

Из того, что сделалось доныне известным публике, следует заключить, что в конце минувшего года было обнаружено существование какого-то нелепого заговора, в котором принимали участие, с одной стороны некоторые из наших женевских quasi политических эмигрантов, а с другой—немногочисленная группа русской молодежи, живущей в некоторых русских городах. Целью заговора было, как уверяют —возбудить волнение в народе, по поводу наступления срока обязательных отношений крестьян к их бывшим помещикам. Для достижения этой цели, была сделана попытка распространения между крестьянами некоторых уездов возмутительных прокламаций и существовало поползновение устроить какое-то революционное общество.

Если б подвиги женевских агитаторов и их единомышленников в среде нашей молодежи ограничивались только этим, то со стороны русского общества они могли бы возбудить только одно презрение и смех над крайней отсталостью этих господ, воображающих себя, конечно, ультра-передовыми людьми, а между тем прибегающими к таким допотопным средствам пропаганды своих политических мнений Из приступа к делу женевских героев ясно видно, что они не знают даже и азбуки в вопросе о политической пропаганде, а об русском народе имеют какие-то совершенно фантастические понятия.

Все их приготовления вначале имели характер чисто детской игры в революцию и уж, конечно, не могли возбудить серьезных опасений в русском обществе, хотя, судя по иным корреспонденциям, появлявшимся за последнее время в разных иностранных газетах, в Петербурге есть какие-то господа, находящие выгодным — неизвестно с какой целью — уверять, что в настоящую минуту в среде русского народа идет какое-то глухое брожение.

Но в конце прошлого года подвиги женевских агитаторов усложнились одним событием, придающим им совершенно иной оттенок. Не довольствуясь детской игрой в прокламации и тайные общества, эти господа присоединили к таким занятиям уже чисто разбойничьи замашки.

В Москве, в окрестностях Петровской Земледельческой академии, был найден убитым студент этой академии Иванов и после тщательно произведенного следствия оказалось, что его убили несколько заговорщиков, имевших во главе своей некоего Нечаева,--личность крайне загадочную, замешанную в студентские истории прошлой весны, но успевшую тогда ускользнуть за границу. Убийцы Иванова были отысканы и попали в руки правосудия, за исключением, однако ж, упомянутого выше Нечаева, который и на этот раз ускользнул и снова очутился вне пределов России.

Таковы в кратком изложении факты, путем печати дошедшие до сведения публики. Должная оценка их покамест еще преждевременна, потому что, все, что известно—известно частным путем, и официально ни одним еще словом не подтвердилось... Нам, однако ж, остается сказать несколько слов о впечатлении, произведенном на публику, доселе известными ей фактами.

В серьезное значение, приписываемое некоторыми иностранными газетами, так называемому «Заговору Нечаева», у нас никто, конечно, не верит. В непосредственных деятелях этой гнусной истории, все видят не более, как полоумных мальчишек, да гадких негодяев, тешивших свою праздность и порочные наклонности омерзительной игрой в политическую агитацию, но зато весьма многие серьезно задумываются над вопросом, отчего этот quasi-политический скандал разыгрался именно в такой момент, когда людям известных воззрений до смерти хочется посеять в обществе разные опасения насчет близкой окончательной развязки крестьянского дела? Отвечать на этот вопрос, мы, однако ж, не станем, в полной уверенности, что рано или поздно, сами события нашего недалекого будущего исполнят эту задачу, лучше и полнее, чем мог бы это сделать кто-нибудь в настоящую минуту.

В области иностранной политики, весь интерес продолжает сосредоточиваться на Франции. Министерство Олливье пережило за последнюю неделю несколько чрезвычайно тяжелых для него дней, и, как кажется, несмотря на сделанный им промах, благополучно вышло из первого представившегося ему испытания. Похороны убитого принцем Пьером Бонапартом Виктора Нуара, подали, как уже известно, повод к громадной народной манифестации, очевидно устроенной вожаками партии «непримиримых».

Эта партия, как ныне оказывается, вовсе не состоит под непосредственным руководительством Анри Рошфора, а только выдвигает постоянно вперед, названного задорного журналиста депутата, ловко пользуясь его стремлением играть эффектную политическую роль. Рошфор —это уже теперь ясно—вовсе не глава «непримиримых», а скорее их «знамя». На похоронах Нуара, произошел эпизод весьма вразумительный в этом смысле.

Подстрекатели народной толпы, шедшей за гробом убитого, непременно хотели направить похоронную процессию по улицам Парижа, несмотря на то, что им очень хорошо известны были меры, принятые правительством и состоявший в наполнении города войсками. Рошфор, которого насильно посадили на погребальную колесницу (гроб Нуара несли на руках), и которого держали на ней десятки здоровых рук, воспротивился замыслу агитаторов и убедил народ идти прямо в Нёйльи, где должны были происходить похороны. Это страшно взбесило агитаторов, жаждавших немедленного столкновения, и один из них, Густав Флуранс, открыто упрекнул Рошфора в робости, и затем объявил, что прерывает с ним всякие сношения.

Этот эпизод должен быль бы заставить задуматься Эмиля Олливье и его товарищей по министерству. Он ясно доказывал, что Рошфор, несмотря на всю свою громкую репутацию, в сущности личность подставная и что партия, выдвигающая его вперед, будет очень рада, если на этого идола парижских радикалов, обеспеченного в своей неприкосновенности званием депутата, обрушатся новые преследования правительства. «Непримиримые» за последнее время очевидно стали смущаться, замечая, как умаляется обаяние Рошфора, вследствие гарантированной ему безнаказанности.

По их расчетам было бы гораздо удобнее, если б Рошфор из звания «достопочтенного» депутата, попал в ранг политического мученика. Помогать успеху этих расчетов настоянием на разрешение палаты предать Рошфора суду за его статьи по поводу смерти Нуара, министерству уж никак не следовало, но Эмиль Олливье, претендующий сделаться «Казимиром Перрье второй империи», имеет действительно две общих черты с этим знаменитым государственным человеком, а именно желчность и настойчивость, доходящую до упрямства.

Увлеченный в первую минуту негодованием на выходки Рошфора, а можеть быть отчасти и боязнью за свое новое положение, с которым связан успех столь давно лелеемых им политических идеалов, он поднял вопрос о преследовании Рошфора, и затем, когда все факты ясно говорили ему, что гораздо благоразумнее и политичнее отказаться от этой затеи — ни за что не хотел сдаться перед очевидностью.

Напрасно умеренная фракция левой стороны подавала ему руку помощи, предложив палате не допустить преследование Рошфора во имя доверия, которое внушает ей твердость и энергия министерства,—Олливье гордо отверг этот вполне лестный для него компромисс и объявил, что из вопроса о предании Рошфора суду, министерство делает вопрос о своем существовании. После этого, требуемое правительством разрешение было дано огромным большинством.

Преследование Рошфора началось немедленно. Он был предан суду исправительной полиции, но явиться в заседание суда отказался, и в то время, как рассматривался его процесс—сидел на своем депутатском месте в Законодательном корпусе. Суд, впрочем, на этот раз оказался весьма снисходительным. Рошфор приговорен «за отсутствием» к шестимесячному заключению и к 3,000 франков пени, без лишения каких бы то ни было прав. Это — довольно ловкий ответ на уверения Рошфора в палате, будто бы его преследуют единственно с целью отделаться от неприятного депутата.

Шестимесячное заключение лишит его только на одну сессию возможности заседать в палате, но затем он возвратится на свою депутатскую скамью. Очевидно, что если б имелось в виду действительно отделаться от Рошфора, то приговор суда был бы гораздо строже. Из неловкого положения, в которое добровольно поставил сам себя Олливье, он вышел с возможно меньшим ущербом. Он может, впрочем, пойти еще далее по этому пути. Исходатайствование у Императора амнистии Рошфору, в настоящую минуту было бы необыкновенно ловкой выходкой и окончательно поправило бы почти испорченное дело.

Сложный «Рошфоровский эпизод» не остановил, однако ж, либеральной деятельности кабинета. Она идет своим чередом, с замечательной энергией. Оливье и его товарищи успели уже выработать проекты нескольких истинно либеральных законов, в числе которых находится полная свобода печати, при подчинении ее проступков суду присяжных и уменьшение учредительной власти французского сената, столь непопулярного в стране, с передачей ее отчасти законодательному собранию.

Если новые непредвиденные события опять не собьют Олливье с дороги, то он, несомненно, добьется своего. Вторая империя уже и теперь, в краткий и бурный период управления его нового министерства, сделалась неузнаваемой. Если же Олливье получит возможность осуществить все свои планы, то императорская Франция сделается самой либеральной из всех монархий континента западной Европы. Беда только в том, что французы—великие мастера портить самые лучшие начинания и что французские ультра-либералы, подобно их врагам реакционерам, со времен первой революции «ничему не выучились и ничего не позабыли».

В других западных государствах политика продолжает отличаться крайней бесцветностью. В Австрии, правда, произошел на днях министерский кризис, министры Бергер, Таафе и граф Потоцкий, представлявшие в кабинете элемент сопротивления дуализму, который отстаивают Гискра и Гербет, подали в отставку. Новое министерство поручено было составить Гискре, но, по последним известиям, это ему не удалось, и он с своей стороны тоже просил об увольнении. Чем кончится этот эпизод—покамест еще неизвестно.

В Испании начались выборы. До сих пор результаты получаются благоприятные для сторонников монархии, а в Овиедо избраны даже все открытые партизаны герцога Монпансье.

О турецких делах нового ничего не известно. Надо, однако ж полагать, что дела не совсем-то хороши так как султан отказался, от задуманного было им путешествия в Мекку, «по политическим» обстоятельствам.

В Мекке католической, т. е. в Риме, дела идут тоже не особенно приятно для папы. Оппозиция догмату папской непогрешимости принимает в среде псевдо-вселенского собора громадные размеры. Уже триста епископов высказались против принятия названного догмата, другие еще колеблются, так что число его сторонников оказывается край не мало. Стоило, нечего сказать, созывать в Рим католических иерархов, чтоб потерпеть от них перед лицом всей Европы подобный афронт.

 

Всемирная иллюстрация. - СПб., 1870 г. № 55 (17 января)

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 24 | Добавил: nik191 | Теги: Политика, 1870 г | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz