nik191 Четверг, 23.09.2021, 21:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Январь » 25 » В Брест-Литовске 11 января 1918 г.
05:45
В Брест-Литовске 11 января 1918 г.

 

По материалам периодической печати за январь 1917 год.

 


К мирным переговорам

Брест-Литовск, 11 января.

Сегодня состоялось два заседания комиссии по правовым вопросам. В утреннем заседании обсуждались предложения, касающийся восстановления частных прав, возмещения убытков, понесенных в связи с войной, и пр. В ответ на австро-германские предложения тов.

Иоффе произнес следующую речь:

По отношению к главам германского проекта 3-ей, 6-ой и 7-й, в которых говорится о контрибуциях и возмещении убытков, о восстановлении частных прав и удовлетворении за убытки, понесенные вне военной зоны, в виду противоречащих международному праву насильственных действий, русская делегация считает нужным сделать несколько общих замечаний.

Как мы уже указывали, русская революция выдвинула требование мира без контрибуции, поэтому, мы приветствовали отказ от контрибуции, формулированный в пункте 3-м германского проекта. Но, с другой стороны, в дальнейших пунктах данного проекта это признание терпит существенные ограничения, как это имело место при обсуждении политических вопросов об оккупированных территориях, когда германская делегация, приняв лозунг Ашра без аннексий, фактически свела дело к скрытым аннексиям. Теперь точно также, в вопросе о возмещении убытков, дело, в конце концов, сводится к тому, чтобы получить от России несколько миллиардов рублей, что, по нашему мнению, хотя и не называется контрибуцией, практически является ее замаскированной формой.

Мы не возражаем против необходимости возмещения убытков, но мы протестуем против того принципиально-правового обоснования, которое стремятся придать отказу от уплаты в одном случае и требованию уплаты в другом. В нашем первоначальном проекте выставлялось предложение о возвращении контрибуций, уже полученных от населения занятых областей, уплаты за реквизиции, произведенные на этих территориях, и создания специального интернационального фонда для возмещения убытков, понесенных населением разгромленных провинций.

Германская делегация отвела первое предложение—указанием на то, что взимавшейся германским и австрийским верховными командованиями контрибуции шли исключительно на нужды поддерживания порядка в названных областях, второе предложение—указанием на то, что справедливо было бы распространить общие принципы отказа от возмещения военных издержек и военных убытков также и на реквизиции, и, наконец, последнее—ссылкой на то, что такое создание интернационального фонда было бы слишком громоздким.

Оставляя в стороне вопрос о том, нуждалось ли население оккупированных территорий, в интересах поддерживания порядка, в тех многотысячных оккупационных армиях, за содержание которых ему приходится платить, мы хотели бы только указать, что не можем согласиться с тем различием, которое германский проект стремится установить между областями в зоне военных действий и областями, вне этой зоны лежащими. Мы не знаем, какой можно установить критерии для такого разграничения, который не носил бы только чисто-формального характера. Если цеппелин разрушает частные дома мирных граждан в городе, лежащем весьма далеко от линии окопов, если подводная лодка взрывает частное судно и топит женщин и детей, то германский проект почему-то считает эти действия произведенными в районе военной зоны, признает их совершенными из соображений военной необходимости и без противоречий принципам международная права. А потому убытки эти оплате не подлежащими. С другой стороны, германская делегация признает необходимым возместить все убытки, понесенные подданными одного воюющая государства, вследствие исключительных законов, изданных во время войны в другом государстве.

Таким образом, германский проект считает справедливым поставить крест над всеми убытками, понесенными населением в виду военных контрибуций и реквизиций, а также прямого разрушения их домашняя очага, но считает необходимым возместить полностью все потери торговцев, явившиеся следствием исключительных законов военного времени.

Мы не можем согласиться с этим. Мы отказываемся понимать, почему купцу, у которая секвестрировано его предприятие, необходимо платить полностью за все понесенные им убытки, а крестьянину, у которого уведена последняя его лошадка, не следует платить ничего.

Все, что происходит в области военной зоны, будь это разрушение целых городов, потопление нейтральных торговых судов, ограбление крестьянского населения, все это происходит по праву войны, и убытки эти возмещению не подлежат, заявляет германский проект. Но все насилия, произведенный вне зоны непосредственных военных действий, и все убытки, понесенные поданными враждебного государства в этих территориях, обязательно должны быть возмещены.

Где тут справедливость. Если даже признать, что увод коровы у бедного крестьянина был необходим в интересах пропитания вражеских армий, то нет никаких оснований к тому, чтобы теперь за эту корову не платить. Если же хотят поставить крест на всех беззакониях и несправедливостях, которые совершены в зоне непосредственных военных действий, то апелляция к праву в том случае, когда дело идет о жертвах народных движений и о преступных действиях администраций в глубине воюющей страны, приобретает весьма своеобразный характер.

Мы, представители народа, сбросившего иго преступного правительства, не имеем никаких оснований защищать его преступления. Мы, противники войны, не видим причин для возмущения обманутых народных масс, возмущений, который были направлены не по адресу ее против действительных виновников войны, но против случайных представителей враждебных народов. Но мы не считаем возможным удовлетворять единичные жертвы войны за счет всех тех масс, которые сами еще более пострадали от войны.

Мы не можем оставить без внимания всех пострадавших от мировой войны, к какому бы народу они не принадлежали. Мы, поэтому, предложили создание международного фонда, составляемого из взносов капиталистов всех стран, политика которых именно и привела к этой ужасной войне, и мы полагали, что только такой международный фонд мог бы опять воссоздать все те разрушения, которые являются следствием нынешней войны. Не дожидаясь, пока это произойдет в интернациональном масштабе, Российская Рабоче-Крестьянская Республика уже предоставила в распоряжение каждого желающего работать столько земли, сколько ему нужно. Заботу о благе всех трудящихся она поставила в центре своей программы.

Пусть последуют за нами трудящийся массы всех народов, и тогда новая жизнь возникнет на развалинах старого, и новое право заменит прежнее бесправие. Но в попытке удовлетворить своих купцов за счет широких народных масс противной страны, по нашему мнению, таится план скрытых контрибуций, и потому мы этот план отвергаем.

Хотя в германском проекте все предложения построены на принципе взаимности, но в виду того, что германский капитал в России был гораздо более заинтересован, нежели русский в Германии, требование возмещения убытков капиталистам всею своей тяжестью ляжет только на Россию. Мы полагаем, что нужно либо уплатить всем беднякам, как и богачам, и тогда необходимо принять полностью все наши предложения о возвращении полученных контрибуций и об уплате за реквизиции и о создании интернационального фонда для восстановления разрушенных провинций и государств. Либо же, если от этого отказываются, и все эти расходы ложатся на пострадавший народ, то нельзя его отягчать еще больше требованием возмещения убытков, понесенных капиталистами враждебной стороны".

В вечернем заседании обсуждался вопрос о военнопленных и о праве немецких колонистов выслать в Германию и другие менее важные вопросы. Противная сторона предлагала на рассмотрение пункт, предусматривающий право колонистов вернуться в Германию. Мы отказались включить это в договор, указывая, во-первых, что в революционной России ни один гражданин, к какой бы национальности он ни принадлежал, не ограничен в праве покинуть ее и переменить навсегда свое жительство и подданство, во-вторых, что вопрос о правах русских граждан, хотя бы и немцев по происхождению, не может быть предметом международного обсуждения и не должен быть включен в мирный договор.

Передача стенограммы заседаний экономической и правовой комиссии затрудняется, в виду частой порчи аппарата.

Л. Карахан.

Армия и флот рабочей и крестьянской России 1918, №09 (42) (26 янв.)

***

Брест-Литовск, 11 января.

„Франкфуртер Цейтунг" сообщает в официозной берлинской телеграмме, что отъезд Троцкого в Петроград не дает основания для каких-либо выводов. Если бы от немецкого общественная мнения не были скрыты заявления Троцкого перед отъездом, то это толкование официальной телеграммы было бы невозможно. Троцкий вполне определенно заявил, что не только соглашение, но и даже сближение не состоялось по главным спорным пунктам. Успокоительные маневры немецкой и австрийской официозной прессы представляют опасность для дела мира.

Радек.

***

Брест-Литовск, 11 января.

Победные вести австрийских и немецких телеграфных агентств о предстоящем мире с Украиной есть средство успокоения народных масс центральных держав, внушение массам, что мир обеспечен. Эти известия должны доказать народным массам, что, после мира с Украиной, рабочее правительство России будет вынуждено заключить мир при всяких условиях. Одновременно должны вызвать уверенность, что весной Украина даст им хлеб и поможет таким образом выйти из продовольственных затруднений. Мы не знаем, как далеко уже подвинулись тайные переговоры между представителями австро-германского правительства и представителями украинской рады.

Есть противоречие между австрийскими и немецкими сообщениями. По немецким данным, выходит, что соглашение достигнуто, а по австрийским, только есть надежда на достижение соглашения. Но какое бы из них ни было верным, известия немецко-австрийской коалиции не будут отвечать действительности, потому что хозяин русской и украинской жизни—трудовые массы—вычеркнут это соглашение. В тот же самый день, когда делегаты рады и австро-немецкой коалиции пришли к предварительному соглашению, приехали в Брест-Литовск представители народного секретариата, рабочей крестьянской республики Украины и Центрального Всеукраинского Исполнительного Комитета товарищ Шахрай и товарищ Медведев.

Рабоче-Крестьянское правительство Украины, создавшее Всеукраинский Центральный комитет, объединивший губ. Харьковскую, Екатеринославскую, Херсонскую, Криворожский бассейн, вплоть до Черного моря, и опирающийся на все советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов на Украине, прислал своих делегатов, чтобы снять с себя всякую ответственность за самозванные действия Рады, имеющие за собой только Киевскую, Черниговскую и часть Курской губерний. Украинская рада не может дать хлеба, потому, что хлебные губернии не в руках рады и пути сообщения в руках Советских войск. Рабочие и крестьяне Украины солидарны с рабочими и крестьянами России, признают верховную власть Совета Народных Комиссаров федеративной республики и не допустят предательства по отношению к трудящимся массам России и Украины.

Радек.

***

Брест-Литовск, 11 января.

Заявление графа Чернина, сделанное публично и перед делегацией венских бастующих рабочих о миролюбивой позиции австрийской делегации, вызывает изумление. Граф Чернин выступал все время в Бресте как секундант Кюльмана, ни одного раза ни в малейшей степени не противопоставляя своей миролюбивой позиции. Чтобы подчеркнуть свою полную солидарность с домогательской политикой Германии, австрийская делегация взяла на себя оглашение декларации со стороны союзных держав, провозгласившей отказ очистить занятые территории и отрицание референдума. По-видимому, граф Чернин больше заботится о том, чтобы успокоить рабочие массы, а не установить историческую истину.    

Радек.

***

Брест-Литовск, 11 января 1918 г.

Варшавские газеты печатают следующие телеграммы высланному австрийскому премьеру министру Зайдлеру с краковскими депутатами:

„Тысячи женщин и детей ежедневно устраивают демонстрации с требованием хлеба в Кракове. В воскресение, понедельник, вторник в Кракове не продавали хлеба. Население не получает муки неделю. Общая нужда и отчаяние; просим скорейшей помощи".

***

Брест-Литовск, 11 января 1918 г.

„Мюнхенер Пост", орган Баварской оборонческой социал-демократии в статье „За мир и хлеб", бросает упрек официальным немецким телеграфным агентствам, что они стараются скрыть от народных масс Германии величайшее народное движение, какое только было с начала войны в центральных странах. Эта газета сообщает, что движение стихийно возникшее в Вене, распространилось на другие города—Прагу, Брюк, Краков, Грац, Будапешт и т. д.

Статья „Мюнхенер Пост" кончается так:

„Грохот лавин великого народного движения доносится до нас. Для агентства Вольфа эта лавина не существует. Оно не сообщает нам ничего о ходе движения, и мы не можем дальновидной тактикой направлять его по определенному пути. Должны ли мы закрывать глаза и позволить себя похоронить. Разве это была разумная политика? Оборонческая „Мюнхенская почта" забывает, что лавинами управлять нельзя".

Радек.

***

Брест-Литовск, 11 января.

Сегодня нами отправлена на имя австро-венгерского министра иностранных дел графа Чернина следующая телеграмма:

„В своей речи Виктор Адлер протестовал против отсутствия представителей народов Австрии на мирной конференции в Брест-Литовске. Мы точно так же живо ощущаем этот недостаток, на что неоднократно указывали. В виду перерыва в мирных переговорах до 29-го сего месяца и сосредоточения всей работы в экономической и правовой комиссиях, где не нужно присутствие всех членов мирной делегации, я, считаясь с теми обстоятельствами, что наши австрийские товарищи, по-видимому, недостаточно информированы о ходе мирных переговоров, прошу вас дать мне возможность поехать на несколько дней в Вену для переговоров с представителями австрийских рабочих в интересах скорейшего достижения равно необходимого обеим сторонам демократического мира. 24 января 1918 года, председатель русской мирной делегации Иоффе".

Телеграмма вручена была нами представителю австро-венгерской делегации для немедленной передачи Чернину в Вену.

Н. Д. Карахан.

Армия и флот рабочей и крестьянской России 1918, №08 (41) (25 янв.)

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Брестский мир с Германией | Просмотров: 303 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., мир, переговоры, Брест | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz