nik191 Среда, 13.11.2019, 19:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [488]
Как это было [497]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [88]
Разное [19]
Политика и политики [132]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [766]
Украинизация [492]
Гражданская война [666]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Апрель » 24 » В боях с белофиннами (22-24 января 1940 г.)
05:30
В боях с белофиннами (22-24 января 1940 г.)

 

 

 

ОПЕРАТИВНЫЕ СВОДКИ

Штаба Ленинградского Военного Округа


В течение 22 января на всех направлениях происходили мелкие стычки разведывательных частей, в ряде районов имела место артиллерийская перестрелка. Наша авиация производила разведывательные полеты.

***

В течение 23 января на Ухтинсном и Реболском направлениях поиски разведчиков.

На Петрозаводском направлении боевые действия отдельных пехотных отрядов.

На Карельском перешейке артиллерийская перестрелка и поиски разведчиков.

Наша авиация производила разведывательные и боевые полеты.

***

В течение 24 января на всех направлениях происходили поиски разведчиков и стычки мелких пехотных частей.
Наша авиация производила разведывательные полеты.

 


ГЕРОИ БОЕВ С ФИНСКОЙ БЕЛОГВАРДЕЙЩИНОЙ

 

Стрелок - радист Федор Лопатин

Майор Никитин сосредоточенно смотрит то на землю, то на высотомер. Следуя на территорию противника, боевые машины по пути набирают высоту. Стрелки приборов аккуратно фиксируют подъем: 3.000, 4.000, 5.000... Самолеты, ведомые летчиками Тарасовым и Лопатиным, идут за командиром, оставляя за собой седоватые полосы инверсии.

Проходит несколько минут полета. Наконец, бомбардировщики пересекают большое замерзшее озеро, затянутое морозной дымкой, подходят к границе, и Никитин делает по телефону короткое предупреждение стрелку-радисту Лопатину:

«Перелетаем границу, будьте начеку».

Высота уже большая. Синий столбик термометра падает вниз и, остановившись на — 52°, замирает. Дышать стало труднее. Экипажи пускают в ход кислородную аппаратуру. С высоты лесной массив кажется небольшим темным пятнышком. Через несколько минут командир вторично предупреждает Лопатина:

«Подходим к линии фронта, будьте наготове».

А минутой позже майор справляется:

«Как самочувствие, товарищ Лопатин?»

«Превосходно, все в порядке», —

отвечает Федор Лопатин, не отрываясь от наблюдения.

Он давно уже начеку и зорко наблюдает за воздушной средой, за своими товарищами.

В воздухе пока спокойно. Не видно белофинских истребителей, не тявкает вражеская зенитка. Близка цель — аэродром противника. До него остается не более 15 —20 километров. Мягко стрекочут моторы, стремительно мчатся вперед боевые машины. Но вот, всматриваясь вперед, Лопатин замечает вверху подозрительные точки. Сомнения не было: прямо в лоб бомбардировщикам неслась пятерка белофинских стервятников. Федор дал предупредительный сигнал летчику и повернул ствол пулемета.

«Фоккеры» приближались. Теперь их хорошо видел и штурман Голиадзе. Оставив свою работу, он тоже схватился за рукоятку пулемета.

Лопатин почувствовал легкий запах порохового дыма. Это Голиадзе уже бил из своего пулемета. Лопатин еще более насторожился. Но вражеские истребители, произведя безуспешную атаку, отвалили в сторону.

Командир по-прежнему вел самолеты к цели. «Прорваться во что бы то ни стало. Разбомбить вражеское гнездо», — думал он.

Вскоре Голиадзе увидел внизу вражеский аэродром. Несколько коротких разворотов, штурман точно наводит прицел на ангары, нажимает кнопки бомбосбрасывателей. Бомбы ложатся в цель. Вспыхивают языки пламени, и вражеский аэродром утопает в огне и в дыму.

Освободившись от груза, самолеты мчатся обратно. Но опасность еще не миновала. Едва машины удаляются от места бомбежки, как белофинские истребители снова пытаются взять в клещи отважных бомбардировщиков.

На этот раз их появляется 11 штук. Пять «Фоккеров» несутся прямо в лоб, остальные нападают с флангов: «Звездный налет», — соображает Федор и поворачивает пулемет на истребителей, наседающих с фланга. Впереди заработал пулемет штурмана. Лопатин ждет приближения врага, и, наконец, открывает заградительный огонь.

Вражеское звено отворачивает в сторону и заходит в хвост самолету Тарасова.

«Хитрите, черт бы вас подрал, — думает Федор, — хотите попытать счастье на правом фланге, дураков ищите? Так нет, не удастся!»

Он видит, что товарищ в беде. Мгновенно прицелился, бьет в ведущего белофинна. «Фоккер», резко задрав нос, вдруг переваливается на спину и, вспыхнув, падает вниз.

От неожиданности финские истребители расступаются в стороны. Немного одумавшись, враги снова решаются атаковать.

Стиснув зубы, Федор спокойно следил за приближавшимися врагами. Белофинские истребители явно хитрили. Вначале они неслись в атаку, нацеливаясь на самолет Озябкина, но вдруг, резко сманеврировав, бросились в хвост Никитину. Однако хитрость не удалась. Федор раскусил ее вовремя. Он быстро навел пулемет на крайнюю машину и дал длинную очередь. Объятый огнем, белофинн висит в воздухе и затем с работающим мотором несется к земле.

Атака отбита. Но белофинны неистовствуют. Потеря двух машин их явно бесит, и они снова идут в атаку. Федор еще раз открывает смертоносный огонь, и вдруг в самый разгар стрельбы пулемет смолкает. Холодный пот выступает по всему телу стрелка. А белофинны, как нарочно, подходят к самому хвосту самолета. Им хочется зажечь именно этот самолет, экипаж которого сбил две их машины. «Задержка... Что делать?»,—думает Федор, косо поглядывая на «фоккера». Он пытается устранить неисправность. Пробует сдвинуть с места рукоятку, стучит по ней ладонью. Напрасно—пулемет молчит. «Фоккеры», заметив это, постепенно наглеют. Они подходят почти вплотную, выпуская по бомбардировщику очередь за очередью. Красная струя огня проносится мимо самолета, но взбешенные белофинны, видимо, вышли из равновесия, они плохо ведут прицельный огонь: пули или минуют совсем самолет или попадают в маложизненные части. Живучий бомбардировщик как ни в чем не бывало идет вперед.

Атакуя, финны отваливают в сторону. Высовываясь из кабины, враги в бешенстве потрясают кулаками в сторону советского бомбардировщика. Лопатин хорошо видит их угрозы. Когда они вторично подходят к хвосту, он в ответ поднимает сжатый кулак:

— На, выкуси!

Затем он молниеносно решает, казалось бы, неразрешимую задачу. Сняв неисправный пулемет, устанавливает его на турели. Сбросив меховые перчатки, хочет посадить шкворень в гнездо турели. Кислородная маска, холодный ветер мешают ему действовать. Тогда, не обращая внимания на мороз, на высоту, Федор снимает с себя маску.

У него одна мысль: «Только бы стал на место пулемет, и тогда держись!.. Спасти машину и экипаж во что бы то ни стало!»
Новые разрывные пули цокают по фюзеляжу, оставляя после себя зияющие пробоины.

«Погодите, сейчас я вас угощу!»

Без кислорода дышать стало труднее. Застучало в висках. Но Федор забывает о себе, о том, что уже отморожена левая рука, и он ее не чувствует совсем.

«Только бы установить пулемет...» — единственная мысль сверлит его мозг.

Удачный удар по конусу, и пулемет садится на свое место. Вздох облегчения вырывается из груди стрелка. Федор вставляет в приемник пулемета ленту и дает пробную очередь.

— Ага, есть, теперь... прошу! — и открывает интенсивный огонь по «фоккерам», которые очумело шарахаются в стороны. А Федор, защищая себя и соседей, уже стреляет по второму атакующему звену истребителей.

Наконец, враг, не выдержав огневого шквала, уходит восвояси.

Внизу уже мелькают залив и мелкая рябь волн в разводьях. Бомбардировщики приближаются к аэродрому.
Только сойдя с самолета, Федор почувствовал боль в руке и понял, что она отморожена. Тут же пришлось выслушать ворчливую нотацию врача:

— Разве так можно? Вот теперь придется вам временно, с месячишко, посидеть дома и не летать.

Стрелок огорченно вздохнул и на все это сумел ответить лишь одной фразой:

— А нельзя ли сократить сроки, ну, скажем, до десяти дней?

***

Через несколько дней Федор Лопатин получил письмо от своей матери. Работница текстильной фабрики, мать стрелка-радиста, Татьяна Гавриловна Лопатина писала своему единственному сыну:

«Дорогой Федор, вчера я читала газету «Правда» и вспомнила еще раз о тебе. Удивительный случай. Среди красноармейцев и командиров, представленных к званию Героев Советского Союза есть какой-то Лопатин, и имя у него твое и отчество, — начисто все совпадает».

Не верилось, видимо, Татьяне Гавриловне, что речь шла о ее сыне.

Вечером того же дня ее глаза были полны слез от счастья и гордости за Федора. Она получила телеграмму от командира и комиссара части, в которой находился сын:

«Указом Президиума Верховного Совета СССР за проявленный героизм и отвагу Вашему сыну присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Желаем Вам счастья. Благодарим Вас за воспитание такого сына — славного патриота, достойного своей родины».

Военинженер 3-го ранга С. РЫБАКОВ.

 

Движение трудящихся против помощи белофиннам

ЛОНДОН, 23 января. (ТАСС). Газета «Дейли уоркер» сообщает, что ежегодная конференция районного комитета строительных рабочих Лондона подавляющим большинством голосов приняла резолюцию, одобряющую действия Советского Союза в Финляндии. На этой конференции было представлено 11.000 строительных рабочих. В принятой резолюции говорится о решительном сопротивлении всякой антисоветской пропаганде в Англии и выдвигается требование прекратить всякую помощь маннергеймовским бандам.

Лондонское отделение объединенного союза машиностроителей приняло резолюцию, выражающую возмущение против антисоветской кампании, ведущейся редактором ежемесячного журнала машиностроителей. Резолюция требует, чтобы журнал прекратил антисоветскую пропаганду, и настаивает на опубликовании статей, показывающих точку зрения рабочих на события в Финляндии.

***

СТОКГОЛЬМ, 23 января. (ТАСС). На днях в городе Порсгрунд (Норвегия) состоялось общее собрание членов профсоюза коммунальников. В единогласно принятой резолюции собравшиеся потребовали, чтобы правительство сохранило нейтралитет и приняло решительные меры против тех, кто пытается втянуть Норвегию в войну.

В знак протеста против решения руководства социал-демократического союза молодежи Норвегии оказать помощь маннергеймовской Финляндии председатель и секретарь социал-демократической организации молодежи города Иля-Левенстен и Ульсберг вышли из социал-демократического союза и вступили в комсомол.

***

НЬЮ-ЙОРК, 23 января. (ТАСС). Как сообщает газета «Дейли уоркер» из Тампа (Флорида), местный профсоюз работников табачной промышленности, входящий в Конгресс производственных профсоюзов, послал сенатору демократу Пепер (от штата Флорида) письмо, в котором протестует против помощи белофиннам, указывая, что она втягивает США в войну.

Та же газета сообщает, что «американский студенческий союз» в своем заявлении от 20 января выступает против оказания помощи белофиннам в какой бы то ни было форме.

Красная звезда, № 19, 25 января 1940 г.

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов | Просмотров: 230 | Добавил: nik191 | Теги: война, СССР, 1940 г., Финляндия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz