nik191 Пятница, 24.05.2019, 14:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [750]
Украинизация [408]
Гражданская война [437]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [128]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Февраль » 13 » Стенографический отчет заседаний 10-го февраля. Ни войны, ни мира
06:00
Стенографический отчет заседаний 10-го февраля. Ни войны, ни мира

По материалам периодической печати за февраль 1917 год.

 

 

Мирные переговоры в Бресте

Стенографический отчет заседаний 10-го февраля

 

Заседание открывается под председательством Кюльмана.

Кюльман. Г.

Председатель русской делегации сделал предложение разрешить ему приобщить к актам переговоров три меморандума по национальным вопросам. Я констатирую, что эти меморандумы совершенно неизвестны делегациям четверного союза и, что они оставляют за собою самое широкое право высказаться в будущем по поводу этих меморандумов. Но если г. председатель русской делегации настаивает на своем предложении, которое вызвано желанием сэкономить время и в виду пространности этих меморандумов, то председатели союзных делегаций согласились не протестовать против приобщения к протоколам этих меморандумов.

Я хотел бы раньше, чем перейти к порядку дня, ликвидировать несколько возникших инцидентов. Я даю слово г. генералу Гофману.


Гофман.

Я имею объяснить следующее. Как это следует из имеющихся здесь сведений, из Финляндии не выводятся русские войска, как это здесь неоднократно объявлялось русским правительством, но, наоборот — они усиливаются с каждым днем. Такого рода переброски войск не соответствуют духу заключенного здесь договора о перемирии. Я, поэтому, должен протестовать против этих перебросок войск.

Троцкий.

Насколько я знаю, со времени подписания договора о перемирии, количество русских войск в Финляндии чрезвычайно уменьшилось. Я это берусь доказать г. генералу Гофману. Затем я недостаточно компетентен с военной точки зрения, но мне представляется, что наши войска в Финляндии вовсе не противостоят германским войскам.

Кюльман.

Я должен еще поставить, по поручению, другой пункт на обсуждение. Согласно сообщению, дошедшему до меня из Петрограда, русское Верховное командование выпустило для распространения среди германских войск приказ, в котором русским войскам вменяется в обязанность выступить против своих врагов генералов и офицеров. Я прошу г. председателя русской делегации объяснить, дошел ли этот приказ до его сведения и какое отношение русского правительства к такому приказу, изданному верховным командованием.

Троцкий.

Я решительно ничего не знаю об этом приказе, не знаю, существует ли он и, разумеется мог бы определить свое к нему отношение только после моего ознакомления с ним. С другой стороны, из всех газет на русском языке, которые издаются соответственными германскими учреждениями для распространения среди военнопленных и на нашем фронте, я именно сегодня имел возможность констатировать чрезвычайно ожесточенную компанию против существующего в России революционного правительства, при чем там распространяются все те лживые утверждения, которые в последнее время заполняют германскую печать: об аресте нашего верховного главнокомандующего Крыленко, относительно того, что большинство городов России восстало против Советской власти и другие сведения того же калибра.

Кюльман.

Я хочу сейчас перейти к порядку дня сегодняшнего заседания и хотел бы, насколько имею в виду делегации союзных держав, придерживаться уже выставленного вчера принципа, чтобы мы, в виду серьезности сегодняшнего заседания, отказались от всяких полемических приемов и обсуждений и ограничивались строго теми пунктами, от которых можно было бы ожидать, действительной удачи от переговоров. Я хотел бы, если г. председатель русской делегации на это согласен, попросить г. председателя созданной вчера подкомиссии для разбора территориальных вопросов дать нам отчет о результатах роботы подкомиссии, как об этом она условилась вчера.

Градс.

Подкомиссия сегодня заключила свои работы без того, чтобы придти к соглашению.

Кюльман.

Подкомиссия была создана вчера по нашему соглашению и должна была, это также мнение Народного Комиссара по Иностранным Делам, обсудить вопрос раньше всего с технической стороны, пользуясь знаниями экспертов. Я думаю, что это не входило в наши планы передать этой технической подкомиссии окончательное решение вопросов и я хотел бы, поэтому, спросить г. председателя русской делегации, не хочет ли он сделать еще какое-нибудь объяснение, которое привело бы к удовлетворительному решению этого вопроса.

Троцкий.

Задачей подкомиссии, как мы ее понимали, являлось дать нам ответ на вопрос, в какой мере та новая граница, которая предлагается противной стороной, способна хотя бы в минимальной степени, обеспечить право самоопределения русского народа. Мы выслушали сообщение наших представителей в этой подкомиссии и мы думаем, что после продолжительных прений и рассмотрения вопроса со всех необходимых точек зрения, наступил час решения. Народы ждут с нетерпением результатов мирных переговоров в Брест-Литовске. Народы спрашивают себя будет ли иметь конец это беспримерное самоистребление человечества, вызванное своекорыстием и властолюбием правящих классов всех стран.

Война давно перестала быть для обоих лагерей,—если вообще была—оборонительной войной. Когда Великобритания завладевает Африканскими колониями, Багдадом и Иерусалимом, то это не оборонительная война и, когда Германия оккупирует Сербию, Бельгию, Польшу, Литву и Румынию и захватывает Моонзундские острова, то это не оборонительная война. Это борьба за раздел мира. Теперь это яснее, чем когда бы то ни было.

В этой чисто империалистической войне, где притязания имущих классов явно и открыто оплачиваются человеческой кровью, мы не хотим более принимать участия. Мы с одинаковой непримиримостью относимся к империализму обоих лагерей, и мы не согласны проливать дальше кровь наших солдат в защиту интересов одного лагеря против другого.

В ожидании того, мы надеемся, близкого часа, когда угнетенные, трудящиеся классы всех стран возьмут в свои руки власть, как это сделал рабочий народ России, мы выводим нашу армию и наш народ из воины. Наш солдат-пахарь должен вернуться на пашню, чтобы уже этой весной мирно обрабатывать землю, которую революция из рук помещика передала в руки крестьянина. Наш солдат-рабочий должен вернуться в мастерскую, чтобы производить там не орудия разрушения, а орудия созидания и совместно с пахарем строить новое социалистическое хозяйство.

Мы выходим из войны. Мы извещаем об этом все народы и их правительства. Мы отдаем приказ о полной демобилизации всех армий, противостоящих ныне войскам Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. Мы ждем и твердо верим, что другие народы скоро последуют нашему примеру.

В то же время мы заявляем, что условия, предложенные нам правительствами Германии и Австро-Венгрии, в корне противоречат интересам всех народов. Эти условия отвергаются трудящимися массами всех стран, в том числе и Австро-Венгрии и Германии. Народы Польши, Украины, Литвы, Курляндия и Эстляндии считают эти условия насилием над своей волей. По отношению к русскому народу эти условия означают постоянную угрозу.

Народные массы всего мира, руководимые политическим сознанием или нравственным инстинктом, отвергают эти условия. В ожидании того дня, когда трудящиеся всех стран установят свои собственные нормы мирного сожительства и дружеского сотрудничества народов, мы отказываемся санкционировать те условия, которые германский и австро-венгерский империализм мечом пишет на тело мирных народов. Мы не можем поставить подписи русской революции под условиями, которые несут с собою гнет, горе и ожесточение миллионам человеческих существ.

Правительства Германии и Австро-Венгрии хотят владеть землями и народами по праву военного захвата. Пусть они творят свое дело открыто. Мы не можем освящать насилия. Мы выходим из войны, но вынуждены отказаться от подписания мирного договора. В связи с этим, я передаю объединенным делегациям следующее письменное и подписанное заявление:

„Именем Совета Народных Комиссаров, Правительства Российской Федеративной Республики, настоящим доводим до сведения правительств и народов, воюющих с нами союзных и нейтральных стран, что, отказываясь от подписания аннексионистского договора, Россия объявляет с своей стороны состояние войны с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией прекращенным.

Российским войскам отдается одновременно приказ о полной демобилизации по всем линиям фронта".

Кюльман.

Союзные делегации не могут, раньше, чем они не посовещались, высказаться по поводу чрезвычайно важного заявления г. председателя русской делегации, но для того, чтобы для наших обсуждений у нас была ясная картина относительно намерения русского правительства, я хотел бы задать г. председателю русской делегации несколько вопросов, которые могли бы разъяснить намерения русского правительства.

Насколько я понял, при чтении заявления г. комиссара по иностранным делам, существенной частью этого заявления является то, что русское правительство сейчас же намеренно издать приказ о полной демобилизации своей армии, но и в то же самое время оно отказывается подписать какие бы то ни было соглашения с делегацией противника. Если я правильно анализирую то положение, в котором мы находимся, то присутствие здесь делегации и отсутствующие народы союзников сейчас находятся с Россией в состоянии войны, но военные действия прекращены на основании существующего еще договора о перемирии. Но при отпадании этого договора они автоматически отпадали бы и военные действия возобновились бы.

Насколько мне не изменяет память, договор о перемирии предусматривает заключение мира, как конечную цель и свой смысл. Но, если бы, в виду неподписания мирного договора, смысл договора о перемирии исчез бы, то, с истечением предусмотренного в нем срока, состояние войны возобновилось бы между народами. То обстоятельство, что одна из сторон демобилизует свою армию, ни с фактической, ни с правовой стороны ничего не изменила бы в этом военном положении.

Без того, чтобы вдаваться в хитросплетения, я характеризую в кратких словах разницу, которая существует между военным и мирным состоянием, я сказал бы, что самой существенной частью состояния мира является факт существования международных отношений, которые обыкновенно существуют между народами, состояние правовых отношений и состояние торговых сношений, как сказал, хочу ограничиться только самым существенным.

Я, таким образом, просил бы г. председателя русской делегации высказаться по вопросу о том: во-первых, объявить, что состояние войны между народами прекратилось, во-вторых, где и как протекают внешние границы государства, потому что это является необходимым условием для возобновлении консульских, экономических и правовых сношений. И, наконец, согласно ли Правительство Народных Комиссаров возобновить торговые и правовые сношения в том же объеме, в каком это следовало бы из прекращения состояния войны и наступления состояния мира. Это те вопросы, которые я был намерен поставить г. председателю русской делегации, потому что ответ на эти вопросы чрезвычайно важен для обсуждения вопроса и всех выводов из того факта, что находимся ли мы с Россией в состоянии войны, или в состоянии мира.

Троцкий.

Я немного могу прибавить к тому, что сказано было в заявлении. Русское правительство в этом письменном заявлении говорит, что оно, с своей стороны, объявляет состояние войны прекращенным и что во исполнение этого, своего решения Русское правительство отдает приказ о полной демобилизации армия на всех нынешних фронтах.

Что касается тех практических затруднений, которые вытекают из создавшегося сейчас положения, то я не могу предложить никакой юридической формулы для них и это отсутствие необходимой юридической формулы определяется не случайным недоразумением, но, как показал весь ход мирных переговоров, что в виду глубокой противоположности исходных точек зрения мы не могли найти такую формулу, которая характеризовала бы отношения нашей стороны и центральных империй.

И если я верно понял г. председателя германской делегации, то он как бы хотел сказать, или как бы допускал, по крайней мере, в теории такую возможность, что поиски недостающей нам формулы для фактического положения вещей могут и дальше производиться при помощи пушек и ружей, я этого не думаю. Как бы не злоупотребляли в течение этой войны понятием оборонительной войны, какие бы насилия не производились над идеей защиты отечества, ни один честный человек в мире не скажет, что продолжение военных действий со стороны Германии и Австро-Венгрии явилось бы в этих условиях защитой их отечества. Я глубоко верю, что этого не допустит народ Германии и народы Австро-Венгрии. И если этот основной факт будет создан, то практические затруднения разрешатся тем или другим путем.

Документ, который мы внесли, не оставляет никакого места для сомнений относительно наших намерений в этом отношении. Мы с своей стороны объявляем состояние войны прекращенным и мы возвращаем наших солдат к мирному труду.

Фон Кюльман.

Я принимаю к сведению объяснения г. председателя русской делегации и я думаю, что будет целесообразным до того, как принимать какие-нибудь решения, обсудить создавшееся положение между союзниками. Так как работы нашей комиссии, которая была создана для специальных работ, должны быть рассматриваемы как законченные сегодня, я предлагаю созвать завтра пленарное заседание, где союзные делегации смогут высказать свою точку зрения по поводу создавшегося положения.

Троцкий.

Что касается нас, то сейчас мы исчерпали все те полномочия, какие мы имели и какие мы до сих пор могли получить из Петрограда. Мы считаем необходимым возвратиться в Петроград и все те сообщения, которые сделают нам союзные делегации, мы обсудим в составе правительства Российской Федеративной Республики и дадим на них соответственные ответы.

Фон Кюльман.

Я хотел бы еще спросить г. председателя русской делегации, каким путем может произойти этот обмен мыслей.

Троцкий.

Мы сейчас связаны еще прямым проводом и мы до открытия мирных переговоров сносились по радио и в Петрограде заседает делегация четвертного союза, которая сносится со своими центрами и таким путем мы можем придти к соглашению о том, какими техническими путями мы сможем дать ответы на те практические вопросы, какие нам будут поставлены.

Фон Кюльман.

Я принимаю к сведению делаемые сообщения и объявляю сегодняшнее заседание комиссии закрытым и оставляю за собою дальнейшие решения и сообщения.

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Брестский мир с Германией | Просмотров: 168 | Добавил: nik191 | Теги: Брест, 1918 г., переговоры, мир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz