nik191 Среда, 20.01.2021, 20:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [851]
Как это было [613]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [206]
Разное [19]
Политика и политики [171]
Старые фото [38]
Разные старости [61]
Мода [309]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1574]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [772]
Украинизация [547]
Гражданская война [1047]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [122]
Восстание боксеров в Китае [0]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2020 » Ноябрь » 30 » Последние дни Крыма. (От нашего Константинопольского корреспондента)
05:21
Последние дни Крыма. (От нашего Константинопольского корреспондента)

 

 

 

 

Последние дни Крыма

 

(От нашего Константинопольского корреспондента)

 

С первыми пароходами в Константинополь прибыли многочисленные беженцы из Крыма, по рассказам которых можно нарисовать общую картину того, что происходило в Крыму в последние дни перед занятием его большевиками.

За два дня до эвакуации никто еще не знал, что судьба Крыма предрешена. Еще 10-го ноября не только в Севастополе и Ялте, но и в Симферополе жизнь протекала нормальным порядком. Успокоительные заявления, сделанные представителями военных властей, не давали повода предположить, что через два дня все население Крыма в панике бросится на пароходы.

Впервые волнение почувствовалось в ночь на 11-ое ноября. По Симферополю распространились слухи, что фронт на Перекопских позициях прорван, что большевистская конница прорвалась в Крым. Утром 11-го ноября уже и чины штаба не отрицали того, что положение безнадежно, а когда через несколько часов на Симферопольских улицах показались длинные вереницы автомобилей и подвод, перевозивших раненых по направлению к вокзалу и Севастопольскому шоссе, стало ясно, что катастрофа совершилась.


***


В Севастополе паника также началась 11-го ноября. Около полудня в город стали прибывать первые беженцы из Симферополя, а к обеду начались официальные приготовления к эвакуации. Как обычно бывает в таких случаях, паника сразу охватила город, продукты исчезли с рынков, магазины закрылись, донские и добровольческие деньги перестали приниматься, и огромные толпы людей высыпали на улицы в чаянии найти способы уехать из Крыма.

Лицо, прибывшее в Константинополь из Симферополя, рассказывает, что 11-го ноября во вторую половину дня все улицы прилегавшие к вокзалу оказались запруженными людьми чаявшими попасть на поезда. Картина бегства из Симферополя напоминала знакомые очень многим бежавшим теперь из  Крыма картины бегства из Харькова и Ростова. Поезда брались буквально с боя, люди озверели и случаи убийств и тяжелых ранений на площади Симферопольского вокзала в дни 11 и 12 ноября были далеко не единичными.

Уехать из Симферополя получила возможность только незначительная часть желавших:    поезда смогли увезти сравнительно немногих; за автомобили приходилось платить сказочные цифры, достигавшие десятков миллионов, за подводы — немногим меньше. В эти дни город был предоставлен на произвол черни, которая грабила магазины и квартиры. Полиция исчезла еще с утра 11 ноября, последние газеты вышли в этот день. 12 ноября уже раздавались на улице «Коммунист. Известия».

Вечером 12-го была объявлена всеобщая забастовка и город погрузился во тьму. 12 ноября последние власти покинули Симферополь, а на следующий день передовые отряды большевиков вступили в город.

 

***

 

То что происходило в Севастополе в эти дни в общем повторило картину эвакуации Одессы, Новороссийска в начале нынешнего года. Эвакуация Одессы была объявлена англичанами за три дня до занятия города большевиками. Новороссийск был эвакуирован в течение двух дней, Севастополь в течение такого же срока. Положение Севастополя оказалось однако гораздо трагичнее положения этих черноморских портов. Одесса должна была эвакуировать только собственное население. Севастополь должен был посадить на суда население почти всего Крыма, ибо в Феодосии и Ялте пароходов почти не было.

В Севастополе все улицы, ведущие к порту, были запружены народом и уже с вечера 11 ноября. Тысячи беженцев простояли в толпе по трое суток и в заключение остались на берегу. С утра 13 ноября на Севастопольском рейде стали показываться очертания судов посланных из Константинополя за беженцами. Пять-шесть судов под Андреевским флагом и 10-15 иностранных пароходов были предоставлены для эвакуации. В атмосфере крайнего нервного напряжения, различных слухов, исключавших один другого, то успокаивавших, то доводивших до отчаяния грузилось население Крыма на суда, пробивая себе дорогу к трапу револьверами и штыками.

6 февраля нынешнего года в Одесском порту застрелился не один десяток добровольческих офицеров, не попавших на пароходы. Тогда команда английских судов штыками рубила канаты сбрасывая на море людей, висевших на них. По свидетельству прибывших из Севастополя 14 ноября в порту наблюдалась такая же картина: число покончивших самоубийством, сброшенных и бросившихся в море не поддается учету - если из Крыма удалось эвакуировать даже несколько десятков тысяч человек —это все же только незначительная часть тех сотен тысяч, которые стремились убежать.

В Севастополе как и Симферополе последние дни были днями открытого грабежа. В первую очередь были разграблены винные погреба и ювелирные магазины. Пьяные толпы ходили по улицам и грабили квартиры и правительственные учреждения.

В самом порту без устали работала яличники, бравшие сотни тысяч за доставку пассажиров к судам стоявшим на рейде. Плату требовали непременно в «керенках» или «украинках».

14 ноября к вечеру передовые отряда красноармейцев приблизились к Севастополю. В десятом часу вечера из порта вышли последние русские суда, имея в хвосте крейсер «ген. Корнилов» с генералом Врангелем на борту.


***

Первые пароходы с беженцами из Крыма начали прибывать в Константинополь 15 ноября. Положение беженцев трагическое, провианта на пароходах почти нет. Состоятельные круги русской колонии в Константинополе, а также французское командование принимают все меры к снабжению стоящих в Босфоре судов с беженцами провиантом. Судьба беженцев не определена. Пока они остаются на судах. В Константинополе высажены лишь немногие.


Южанин.


Руль, №8, 25 ноября 1920 г.

 

 

Еще по теме

 

 

Категория: Гражданская война | Просмотров: 29 | Добавил: nik191 | Теги: гражданская война, Врангель, КРЫМ, 1920 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz