nik191 Четверг, 16.09.2021, 13:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Февраль » 3 » Первая мировая война. Полтора года войны
09:11
Первая мировая война. Полтора года войны

 

 

Военный обзор


Исполнилось полтора года с тех пор, как Россия участвует в кровопролитной войне, потребовавшей от нея и ее союзников неисчислимых жертв. Решительного результата в борьбе с врагами пока еще не достигнуто, но они всюду встретили энергичный отпор и силы их постепенно истощаются.

В этой гигантской борьбе бросается в глаза различие системы ведения войны обеими воюющими сторонами, обусловливаемая как географическим положением их, так и организацией вооруженных сил и военных средств.

Наши главные противники Германия и Австро-Венгрия представляли собою сплоченный центральный блок, руководимый единою волею германского генерального штаба. Это единство, составляющее главное преимущество наших врагов, получило такое яркое выражение с развитием военных операций, что после первого неудачного сепаративного выступления австрийцев, их армия совершенно слилась с германскою, причем, если можно так выразиться, произошло не только физическое смешение единиц, но и химическое соединение, по законам которого более слабый элемент растворяется сильнейшим.

Это выразилось в подчинении австрийских вооруженных сил высшему командованию германцев, в принятии их стратегии, их тактики, их боевых форм, их технических средств борьбы и подчинении прусскому суровому режиму, вернувшему австрийцам часть утраченной ими силы сопротивления. Тому же самому химическому процессу постепенно подвергаются и два второстепенных союзника Германии—турки и болгары.

Германцы диктуют им свою волю, болгары переодеваются в германские мундиры и в Константинополе уже появились прусские шишаки. Поэтому отныне говоря о наших противниках можно пользоваться коллективным термином—Германия.

Другое преимущество Германии с самого начала войны заключалось в чрезвычайной готовности к заранее строго продуманной и вызванной ею войне, в развитии вооруженных сил до высшего предела, допускаемого численностью населения страны, и в накоплении громадной материальной части, технических средств, боевых и иных запасов и военного фонда для ведения гигантской борьбы.

Эти два преимущества, географическая и моральная сплоченность и готовность к войне, в связи с господствовавшими в Германии стратегическими принципами, унаследованными от Мольтке и Шлифена и проповедываемыми современными германскими военными авторитетами, предрешали заранее образ действий германцев и их союзников в начавшейся войне. Он заключался в молниеносном наступлении, в нанесении сильнейших ударов и в пользовании внутренними линиями и отлично развитою сетью железных дорог для попыток нанесения поражения по частям разъединенным географически союзникам противной стороны и быстрого окончания войны.

Для держав Согласия обстановка сложилась совершенно иная. Они географически были разъединены между собою и, хотя история настоящей войны изобилует героическими примерами согласования действий и взаимной поддержки между союзниками, как например наше наступление в Восточной Пруссии в августе 1914 г., действия наших союзников против турок с апреля месяца 1915 г. на полуострове Галиполи, наступательная операция англо-французов в середине сентября 1915 г. в Артуа и Шампани, сосредоточение их в районе Салоник осенью 1915 г. переход в общее наступление итальянцев в октябре и, наконец, последнее наступление нашей доблестной Кавказской армии к Эрзеруму, однако взаимное уважение к суверенитету и самоопределению каждой союзной державы исключало возможность безусловного подчинения единой воле.

С другой стороны в державах согласия, не зараженных завоевательным милитаризмом, организация вооруженных сил, накопление средств для ведения войны и вообще готовность к ней не были доведены до полного напряжения. Эту готовность, которую Германия осуществила до начала войны, они должны были создать в течение ее. Отсюда вытекает и образ действия союзников согласия—упорное сопротивление мечущемуся во все стороны врагу, интенсивная внутренняя организационная работа и стремление, совершенствуя собственные силы и средства для борьбы, продолжительною, затяжною войною истощить запас противника в людях и материалах.

Каков же результат обеих систем? Уже наступивший сегодня самый срок—полтора года войны—говорит в пользу системы Согласия. Германии не удалось достигнуть быстрого и решительного результата. Всю веденную ею наступательную кампанию можно разделить на три периода в обширном смысле.

Сначала она главными силами своими обрушилась на Францию и, после временного успеха, под Парижем в сражении на Марне получила такой отпор, что армия ее к 1-му сентября 1914 г. была отброшена на реку Эн, а позднее на северном участке в пределы Бельгии за р. Изер. С тех пор на этом фронте продолжается упорная позиционная война и, хотя временами были вспышки активности с обеих сторон, но они мало изменили линию фронта и не повлияли на общее здесь положение.

Во втором периоде германцы собрали громадные силы и вместе с австрийцами направились против нас, стремясь сломить сопротивление нашей армии.

Вследствие перевеса сил на главных участках атаки и неслыханного развития артиллерийского огня и технических средств вообще, им после неимоверных трудов и ценою громадных потерь, удалось занять значительные участки территории, но сломить силу сопротивлении нашей доблестной армии они были не в состоянии и в середине сентября она на Двинском фронте дала им энергичный отпор и остановила дальнейшее наступление.

Тогда немцы в третий период кампании обратились на юг и вместе с болгарами обрушились на слабую Сербию и на Черногорию, которые после геройского сопротивления были заняты противником. Но и тут он встретил отпор в факте сосредоточения англо-французских войск в районе Салоник, подвергший сомнению германские успехи на ближнем Востоке и остановивший дальнейшее стремление их на Восток.

Таким образом, по отношению к оказанию сопротивления противнику державы Согласия успешно выполнили свою программу. Что касается внутренней организационной работы, то грандиозное развитие ее не требует комментарий; достаточно вспомнить о развитии британской полевой армии с 150.000 человек до 3 миллионов, перевес артиллерийского огня над германским, достигнутом союзниками на всех фронтах, и о громадном развитии наших вооруженных сил. Третий принцип в отмеченной нами системе согласия—истощение противника также уже сказался: германцы потеряли в боях и от болезней около 4 миллионов людей, что приблизительно равняется полному составу их армии в первые месяцы войны и половине их общего запаса людей в рамках воинской повинности. Теперь, призывом молодежи в возрасте 17 лет и привлекая к несению внутренней службы лиц в возрасте 45—50 лет и полукалек, они может быть еще в состоянии пополнить свою полевую армию до первоначального состава при худшем качестве, но запаса людей больше не имеется.

Теперь наступает обратный перелом силы и готовность на стороне Согласия; германцы, в виду истощения запаса людей едва ли рискнут продолжать свою наступательную стратегию, требующую громадных жертв, а союзники Согласия в последнем общем напряжении сил крепнут в уверенности достижения победы.

М. Б.



Полтора года войны на море

 

Морской обзор


Исполнилось полтора года, как Россия находится в войне с Германией и 21-го января исполнится тот же срок, как начались первые военные действия на море бомбардировкой германским крейсером «Аугсбург» Либавы.

За это время на морях всего мира произошло много интересных и важных событий, которые вполне обеспечили владение этими морями за нами и нашими союзниками, хотя и не было выполнено основной задачи стратегии—уничтожения или разгрома неприятельских морских сил.

Сравнивая эту войну со всеми предыдущими, мы находим в ней наиболее оригинальную особенность, заключающуюся в том, что в настоящее время владение морем в первый раз в истории достигнуто в полном объеме без ослабления неприятельских морских сил, представляющих для союзных флотов противника, который во всяком случае, несмотря на свою относительную слабость, был способен бороться за такое владение.

С другой стороны, оставив в стороне примеры войн эпох гребных и парусных флотов, когда события на море протекали сравнительно медленно и войны длились очень продолжительное, до десяти и более лет, время, эту войну в отношении морских операций следует сравнить только с войнами конца XIX и начала XX веков, т. японо-китайской (1894—1895 г.), испано-американской (1898 г.) и русской-японской (1904—1905 г.), когда окончательный успех одной из воюющих сторон на море, т. е. полный разгром морских сил неприятеля выяснялся в гораздо более короткий срок, чем в настоящее время. Например, во время первой из этих войн, китайский флот был разгромлен японским менее чем через 2 месяца после начала военных действий, во время второй, испанская эскадра адмирала Сервера была уничтожена американцами также приблизительно через 2 месяца, а во время третьей, окончательный и несомненный успех на море был достигнут нашими противниками через 13 1/2 месяцев после начала войны.

Во время этой войны, как уже было сказано, одна из основных задач стратегии еще не достигнута, несмотря на то, что война длится уже 18 месяцев, но зато остальные задачи разрешены державами четверного согласия в полной мере и наш враг не может использовать море для ведения этой войны, хотя он на протяжении полутора лет и старался проявить деятельность при помощи некоторых из своих судов на различных театрах морской войны, но применяя для этого стратегию авантюристических выступлений и суда имеющие второстепенное значение, т. е. сначала крейсеры, а затем подводные лодки, он не добился никакого, имеющего значения для хода военных событий, результата и только подтвердил правильность выводов военно-морской науки, которая давно уже отвела соответствующее и далеко не первое место для подобных операций среди способов ведения морской войны.

Поэтому державы четверного согласия давно уже, начиная с первых же дней войны, пользуются в самом широком объеме морем для своих военных операций, что не может не иметь громадного значения для их успеха, так как обстановка этой войны сложилась таким образом, что без владения морем немыслимы совместные операции союзников против центральных держав Европы. Это видно при беглом взгляде на карту Европы и западной части Азии, на которой Германия, Австрия и часть Балканского полуострова, находящаяся во владении наших врагов, представляют громадный район, расположенный посередине материка Европы с северо-западной части до юго-восточной и упирающийся, как на севере, так и на юге в моря Балтийское и Северное с одной стороны и Средиземное с другой.

Весь этот район ограничен почти по всей длине своих сухопутных границ боевыми фронтами армий союзников, а по своим морским границам морями, которыми владеют союзники и как не стремится этот район растянуться далее на юго-восток и захватить западную часть Азии, все равно в конце концов он должен упереться в море, где не имеется и признаков неприятельской морской силы и таким образом наш враг все равно попадает в тупик и всюду, куда он не желал бы распространить свое влияние, или послать свои силы, он встречает те флоты союзных нам держав, которые также, как это было в эпоху наполеоновских войн, лишают нашего врага возможности использовать его, довольно сомнительные, сухопутные победы.

Что же касается отдельных морских событий, то имевшие место в минувшем, 1915 году, достаточно полно перечислены в первых номерах «Русского Инвалида» этого года. Для того, чтобы не повторяться здесь следует только напомнить о том, что произошло отдельно на разных морях и при столкновениях морских сил отдельных держав за 20 дней января этого года и это представляется в следующем виде.

О деятельности русского флота на Балтийском море ни официальных, ни заслуживающих внимания частных сообщений не было, что надо приписать зимнему времени, когда из-за климатических условий ведение каких-либо серьезных морских операций затруднительно.

На Черном море наши суда продолжали свое наблюдение за неприятельскими берегами и из их деятельности следует отметить набеги наших миноносцев на восточную часть анатолийского побережья от Синопа до нашей границы 4-го января, когда было потоплено 163 турецких судна и были подвергнуты бомбардировке Самсун и Уние, причем в этих портах были уничтожены портовые и другие сооружения; а затем и набег 8-го января, когда было уничтожено 40 турецких судов и 3 верфи для их постройки.

Английский флот в Северном море продолжал свою молчаливую деятельность и из его выступлений только 12-го января было сообщено о бомбардировке мониторами портов бельгийского побережья, но поэтому поводу следует сказать, что подобные операции происходят почти ежедневно, так как английские суда все время мешают немцам укрепиться надлежащим образом на этом берегу и пользоваться бельгийскими портами, как базами для своих подводных лодок. Затем 6-го января английская подводная лодка Н. 16 села на камни у берегов Голландии и часть ее экипажа была снята английским миноносцем, а другая—голландским судном и было приступлено к снятию этой лодки с мели, после чего она будет интернирована.

Из других событий английского флота обращает внимание принятый в палате общин законопроект об увеличении личного состава этого флота до 350.000 человек и затем прения и объяснения правительства в той же палате по поводу усиления мер по изоляции Германии со стороны моря, т. е. о замене всех прежних мероприятий по этому поводу объявлением правильной блокады этой страны.

В Средиземном море союзные флоты продолжали проявлять весьма энергичную деятельность и им пришлось несколько раз обстреливать укрепления Дарданелл и порты болгарского побережья, а главным образом они оказывали свое могучее содействие сухопутным силам, находящимся в Салоникском районе, где союзники все расширяли занятую ими часть греческой территории и благодаря содействию флота, находившегося в водах Греции, эта держава исполняла все требования наших союзников по предоставлению надлежащих гарантий безопасности для их сил, находящихся в южной части Балканского полуострова. Затем за эти дни продолжались операции по парализованию деятельности австро-германских подводных лодок в этом море и из них известно только о занятии французским отрядом острова, вблизи острова Костельрицо и некоторых пунктов на острове Крит. Подробности этих операций неизвестны, но что они продолжались успешно доказывает тот факт, что за 20 дней января этим лодкам удалось потопить только один английский пароход.

В Адриатическом и Ионическом морях союзниками был занят остров Корфу, где сосредотачивается сербская армия и союзные суда наблюдали за берегами Черногории и Албании в зависимости от развития наступления австрийских войск, вторгшихся в конце прошлого года в первое из этих государств. В это же время стало известно, что французская подводная лодка «Фуко» потопила у Каттаро австрийский крейсер типа «Наварра».

В колониях за эти дни следует отметить занятие 1-го января французскими и английскими отрядами города Яунде в Камеруне, который был административным центром этой бывшей германской колонии, после чего надо считать главные операции в этой колонии законченными и союзникам только остается окончательно рассеять остатки германских колониальных войск, не способных оказывать дальнейшее сопротивление. Затем в Восточной Африке были удачные для англичан столкновения у германского лагеря Серегети, вблизи Мбуюнги.

О деятельности французского и итальянского флотов за это время нет выдающихся известий, кроме того, что они действовали совместно с английскими судами во всех районах Средиземного моря.

Германский флот за это время ничем не проявил своей деятельности, кроме захвата двух датских пароходов в Категате, а 5-го января в южной части Малого Бельта затонуло от неизвестной причины вспомогательное судно при флотилии миноносцев, называвшееся по датским сведениям «Андер». Затем Германия в начале января отвергла предложение английского правительства передать дело о потоплении ее подводной лодки судном «Баралонг» на суд американских офицеров и снова завязались дипломатические переговоры с Северо-Американскими Соединенными Штатами по поводу потопления «Лузитании».

Австрийский флот в конце минувшего года проявил свою деятельность у Каттаро при взятии австрийскими войсками горы Ловчен, а затем были кое какие сведения о появлении австрийских судов у черногорского и северной части албанского побережий.

Турецкий флот ничем не проявил своей деятельности и только 12-го января было сообщено, что в северной части Босфора, при вылавливании наших мин, погибло 2 турецких судна.

О болгарском флоте ничего за эти дни не было слышно и только сообщалось, что болгарское правительство из стратегических соображений закрыло порт Бургас для иностранных судов, спрашивается для каких, так как на Черном море других судов, кроме русских и румынских нет.

Потери воюющих флотов за 20 дней января выразились для Англии в 1 подводной лодке, для Германии 1 вспомогательном судне, для Австрии в одном легком крейсере типа «Наварра» и для турецкого в большом количестве парусных судов на Черном море.

 

Еще по теме

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 456 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz