nik191 Суббота, 15.05.2021, 11:21
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [921]
Как это было [644]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [231]
Разное [21]
Политика и политики [226]
Старые фото [38]
Разные старости [66]
Мода [315]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [556]
Гражданская война [1129]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [196]
Восстание боксеров в Китае [36]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Январь » 14 » Первая мировая война. Год войны (1915). Часть 2
07:16
Первая мировая война. Год войны (1915). Часть 2

 

 

 

(Продолжение. Начало)

 

III.    Завислинский театр.

На Завислинском театре германцы за весь рассматриваемый период сосредоточили свои усилия почти исключительно на атаках нашего укрепленного расположения на Бзуре и Равке. Начав свои, сравнительно слабые, атаки в первых числах января, они постепенно доводят их до крайнего напряжения к двадцатым числам этого месяца, ведя их в кратчайшем направлении на Варшаву.

С началом крупных операций на Восточно-Прусском театре эти атаки постепенно стихли и всю остальную часть периода производились уже в различных участках всего фронта и притом в значительно более скромных размерах.

Эти, порой все же чрезвычайно напряженные, усилия германцев не изменили, однако, общего положения, и, кроме захвата небольшого участка правого берега Равки и Бзуры в месте их слияния, ничего германцам, не дали.

Из сопоставления операций на Завислинском фронте с операциями на обоих фланговых театрах невольно напрашивается вывод, что все действия германцев в этот период на Завислинском театре преследовали лишь демонстративные цели. Обстановка в этом отношении очень благоприятствовала противнику: в 70 верстах за атакованным участком наших позиций в это время трепетно билось сердце Польши—Варшава.

От взятия Перемышля до начала Западно-Галицийской операции

Взятие Перемышля явилось новым толчком для наших армий, оперировавших на Карпатах. Часть армии обложения влилась новой волной в славные ряды героев, взлетевших почти на самые вершины хребта, и подкрепила наше наступление главным образом на Бартфельдском направлении, выводившем через Пряшев и Кошице в тыл всем трем важнейшим направлениям из Венгерской равнины к линии Перемышль—Львов.

Неприятель всюду оказывал жестокое сопротивление, удачно пользуясь свойствами местности и временем года, пытаясь, кроме того, повлиять на успех и настойчивость нашего наступления в Восточных Бескидах развитием наступления в Буковине, на направлении Черновцы—Хотин. 15 марта ему удалось здесь даже прорваться через нашу границу и продвинуться на половину расстояния от границы до Хотина. Однако такое положение продолжалось недолго. 17 марта наша конница атаковала австрийцев и заставила их с большими потерями отойти обратно за границу. Это, в связи с отступлением противника в районе селения Окна после упорного боя 21 и 22 марта, значительно облегчило задачу войск, оперировавших в Карпатах, так как свидетельствовало об относительной слабости фланговой угрозы противника со стороны Буковины (сх. 1).

 

 

Наиболее энергичная попытка остановить наше наступление на Карпатах была произведена неприятелем 22—24 марта на Мезо-Лаборчском направлении. Австро-германцы, подтянув сюда достаточные подкрепления, атаковали нас и слегка потеснили. Однако наши войска, заняв новый фронт в непосредственной близости от перевала Мезо-Лаборч, удержали противника. В это же время юго-восточнее Мезо-Лаборча наши войска успешно перевалили через главный хребет Карпат.

Помимо наступления на Карпатах, период марта после падения Перемышля отмечен также и нашим наступлением от линии Среднего Немана. Кроме того, за этот период было несколько упорных, боев у кр. Осовца, а также впереди фронта Бобра.

Германцы пытались встречным наступлением остановить наше продвижение от Средняго Немана, но успеха не имели. После упорных боев к 20 марта германцы с большими потерями были отброшены на линию Пильвишки,- Мариамполь — Кальвария — Сувалки — Августов, на которой обе стороны вновь и надолго задержались.

Германские бомбардировки и атаки кр. Осовец никаких успехов не имели.

 

Западно-Галицийская операция

Начало одного из важнейших периодов борьбы 1915 г., получившей название Западно-Галицийской операции, совпало с крупными переменами в высшем командном составе. В половине марта генерал Рузской за болезнью оставил командование войсками северо-западного фронта, и на его место был назначен генерал Алексеев, до тех пор бывший начальником штаба армии юго-западного фронта.

К последним числам марта задача, поставленная нашим войскам, действовавшим на Галицийском театре, была достигнута, и мы овладели главным Карпатским хребтом на фронте от Регетова до Волосате (Ужок), протяжением в 110 верст.

К этому моменту фронт наших армий находился на линии, как указано на сх. 1.

Чрезвычайные усилия, проявленные нашими войсками в предшествовавший период наступательной борьбы за обладание Галицией и Карпатским хребтом, при необычайно тяжелых условиях ведения войны в горной стране и в весеннюю распутицу, вызвали приостановку дальнейшего наступления в целях пополнения потерь и, главным образом, пополнения боевых припасов всякого рода, израсходованных при развитии и поддержке наступления.

Наступившим перерывом в нашем наступлении противник воспользовался в целях сосредоточения к одному из участков превосходных сил, решив достижением на нем успеха поправить общее свое положение. Таким участком германское высшее командование, к этому времени успевшее почти всецело объединить власть в своих руках, избрало участок нашего фронта между Верхней Вислой и Карпатами, где, главным образом, действовала наша армия.

Расчет противника основывался на том, что в случае успеха этого сосредоточенного удара прорвавшаяся группа охватывала бы правый фланг Карпатскаго фронта и угрожала его тылу. Вместе с тем эта же группа выходила в тыл и Завислинскому нашему фронту, будучи в значительной степени обеспечена от ударов с его стороны течением реки Вислы и ее сравнительно малодоступной долиной. Не последнюю роль при выборе участка главного удара играли находившиеся в его тылу Перемышль и Львов, обратное овладение которыми имело для противника большое моральное значение.

Сведения о массовых перевозках германских войск с западного фронта и о сосредоточении их перед третьей армией стали поступать уже в самом начале апреля. Это тотчас же сказалась на продолжении нашего наступления в Карпатах на Мезо-Лаборчском и Ужокском направлениях. Такое наступление приводило еще к большей растяжке нашей боевой линии в то время, как теперь необходимо было думать о направлении поддержек на угрожаемый фронт главного удара.

Но все эти меры, однако, не дали желанного результата. Австрийцы и германцы сосредоточили против третьей армии столь превосходные силы, что ей не удалось сдержать их натиск. Участок Ценжковице—Горлице был в двадцатых числах апреля прорван массой противника, и после длинного ряда жестоких боев третья армия, с отходом назад, к 1 мая развернулась на р. Сане.

В связи с этим отходом у нас явилась необходимость произвести некоторые перегруппировки и отойти с главного хребта Карпатских гор. Доблестные войска дрались на высотах и перевалах с величайшим одушевлением. Многие части проявили особую доблесть. Так, например, при отходе 20—22 апреля нашей 48-й пехотной дивизии на Дуклинском направлении, большие неприятельские силы вышли на ее путь отступления. Но руководимая своим героем-начальником, генералом Корниловым, дивизия пробилась к своим войскам. Сам Корнилов, будучи тяжело ранен, попал в плен.

Одновременно с наступлением против третьей армии и на главнейших направлениях через Карпаты противник пытался наступать на многих участках Восточной Галиции. Находившиеся здесь наши войска, в целом ряде контратак не только удержали противника, не позволив ухудшить положение охватом и другого фланга Галицийского фронта, но, кроме того, в наиболее критический момент отхода с Карпатских перевалов, сами перешли в решительное наступление на 150-верстном фронте Днестра и в Буковине, вынудив неприятеля в период с 26—30 апреля потерять массу пленных и отходить в беспорядке за реку Прут.

Повсеместно на остальном фронте, к северу от участка главного удара, противник в период отхода наших войск на линию р. Сана вел более или менее серьезные наступательные операции в целях демонстративных. Эти действия в общем успеха не имели, и положение оставалось без перемен, за исключением района к северу от Нижнего Немана. Здесь германцы, преследуя, по всей вероятности, те же демонстративные задачи, несколько ранее нанесения решительного удара против третьей армии, повели наступление широким фронтом в направлениях на Либаву—Тильзит— Шавли и от Юрбурга вверх по Неману. Утром 15 апреля германские передовые части, пройдя Россиены, подошли к линии реки Дубиссы, а 2—3 дня спустя заняли также район Шавель и подошли к Либаве.

С целью парализовать дальнейшее продвижение противника находившиеся здесь наши войска (к тому времени по преимуществу конница) сами перешли в наступление со стороны Митавы и на Россиены. В результате к концу апреля противник был выбит из Шавель; бои же на Дубиссе сопровождались переменным успехом. Что касается Либавы, то, пользуясь поддержкой флота, германцы вечером 25 апреля заняли ее после боя с небольшим отрядом нашего ополчения.

Из атак и действий противника на фронте Среднего Немана, Бобра — Нарева и на Завислинском театре в период отхода третьей армии на линию р. Сана можно отметить несколько стычек в районе между Кальварией и Людвиновым, артиллерийские бои и стычки под Осовцом, атаки по обоим берегам реки Оржица, между рр. Писсой и Шквой и западнее Млавской железной дороги (ф. Помяны), а также попытки переправ через Ниду. Однако же это являлось не больше, чем демонстрациями с целью привлечь на себя возможно больше наших сил и тем облегчить задачу главной ударной группы. Но намерения германцев были разгаданы. В результате этих демонстраций между Нижним Неманом и Верхней Вислой положение не изменилось. Оно начало меняться лишь вследствие отхода третьей армии.

Левый фланг нашего Завислинского фронта, опиравшийся на р. Ниду, острее всего ощущал отход третьей армии на р. Сан. Вследствие этого ему отдано было распоряжение податься назад в район Сандомира, что  и приведено было в исполнение в полном спокойствии в первых числах мая. В целях облегчения этого движения, равно как и сдерживания дальнейшего натиска противника на Львовском направлении нами была развернута небольшая группа войск на линии Тарнобржег — Развадов в углу, образуемом слиянием Вислы и Нижнего Сана.

Последующие операции в мае месяце продолжали развиваться следующим образом. Противник всю силу своего удара сосредоточил на среднем участке Галицийского фронта, на направлениях к Львову, поддерживая его очень энергичным и настойчивым движением на Южную Галицию и Буковину.

Продолжая оказывать здесь отчаянное сопротивление, переходя, в свою очередь, в наступление преимущественно в Южной Галиции и Буковине, наши войска приложили все усилия, чтобы остановить развитие австро-германского удара. Однако неблагоприятно сложившаяся общая стратегическая обстановка, иммобилизовывавшая значительные наши силы перед Варшавой, в связи с обнаружившимся заметным иссяканием снарядов, не позволила добиться желаемого результата.

На крайнем северном театре, в Шавельском районе, инициатива действия в это же время в общем перешла в наши руки, завершившись в десятых числах мая продвижением наших войск на линию рек Виндавы, Венты и Дубиссы. Лишь в конце месяца германцы, перегруппировав свои силы, вновь получили перевес над нами на Шавельском направлении, в то время, как на Дубиссе боевые действия носили нерешительный для обеих сторон характер. Весь майский период на участке фронта от Нижнего Немана до района Сандомира прошел в многократных и повсеместных атаках противником нашего расположения. Однако оне нигде не получили большого развития и явно имели своим назначением приковывать сюда наше внимание и силы в период разрешения главной Галицийской задачи. Особенно горячо противник обстреливал несколько раз тяжелой артиллерией крепость Осовец, а также несколько раз атаковал на фронте Бзуры и Равки, прибегая при этом к новому средству—удушливым газам. В Опатовском районе противник произвел несколько серьезных атак, но без результатов.

Все это общего положения здесь не изменило. Возвращаясь к майскому периоду главной Галицийской операции, отметим, что ко времени отхода 3-й армии на фронт Сана (к началу мая) фронт остальных наших армий, только что спустившихся с Карпат, находился несколько впереди линии Самбор— Стрый — Делатын — Коломеа и далее по Пруту. Большие массы противника к 3 мая возобновили свои атаки по всему фронту. Центром неприятельских усилий являлся район к северу и югу от Перемышля. К северу от Перемышля операции сосредоточились под Ярославом, к югу—между Перемышлем и Большим болотом верховьев Днестра.

Несмотря на мужественное сопротивление, несмотря на крупный успех 3-го кавказского корпуса у Сенявы (сев. Ярослава) и угрожающее положение нашей группы, находившейся между Вислой и Саном, южнее Сандомира, противнику к 15 мая удалось захватить Ярослав и продвинуться несколько восточнее его, а в ближайшие последующие дни вплотную подойти к фортам западного и северо-западного секторов Перемышля.

К 20 мая положение нашей группы, оборонявшей Перемышль, было уже настолько тяжелое, в особенности если принять в расчет, что большинство фортов исправить к этому времени не удалось, что лучшим решением являлось его своевременное очищение.

В ночь на 21 мая, заранее эвакуированная от всякого боевого имущества, крепость была по полученному приказанию оставлена нашими войсками, и они отошли на позиции несколько восточнее, к д. Мосциска.

Весь остаток мая противник яростно атаковал Мосциския позиции, постепенно привлекая сюда все новые и новые силы. Настойчивость противника только к 1 июня дала осязаемый результат — ему удалось вновь несколько продвинуться вперед в Ярославском районе, в направлении на Любачув, т. е. на правом фланге позиций, прикрывавших пути к Львову. Это обстоятельство повлекло за собой отход в первых же числах июня наших армий в двух расходящихся направлениях: войска, находившиеся на Сане, отошли на северо-восток, на реку Танев, а находившиеся на Львовском направлении—на восток, на так называемые Городокские позиции под Львовом.

Все свои операции на направлении Перемышль— Львов противник поддерживал энергичными переходами в наступление на всех направлениях к Львову из Бескид и Лесистых Карпат.

Наши войска, находившиеся на фронте к юго-востоку от Большого Днестровского болота, также не упускали случая не только дать надлежащий отпор противнику, стремившемуся выйти во фланг и тыл наших войск, дравшихся на Львовском направлении, но и опрокинуть его переходом в наступление. Эту задачу надо считать нашими войсками выполненною со значительною удачею. Несмотря на всяческие усилия противника, на большие удобства и выгоды наступления к Львову с линии Самбор— Стрый, такое наступление противнику не удалось, и левый фланг отходившей на Львов группы ни разу не был поставлен в критическое положение.

Замечательным маневром с нашей стороны в вышеуказанной цели явился переход наших войск в наступление с линии р. Днестра и его притока Ломницы, примерно из района Галича, в направлении на запад (около 14 мая), т. е. тогда, когда противник напрягал крайние усилия на фронте Самбор—Стрый, в северо-восточном направлении.

Это наступление выводило во фланг противнику, двигавшемуся на Львов. Противник попытался было избавиться в боях 16 —17 мая от этого гнета, но потерпел полную неудачу. Лишь с помощью оттяжки сюда новых сил ему удалось справиться с этой угрозой флангу.

Другая подобного же рода атака была предпринята нами на фронте Делатынь — Коломеа, где в период наиболее тяжких боев под Перемышлем наши войска перешли на правый берег Прута и атаковали неприятеля, заставив его и сюда притянуть новые силы в ущерб главной операции.

В ночь на 24 мая противник предпринял особенно смелую попытку на фронте р. Днестра к востоку от Стрыя. Собрав значительные силы, неприятель бросил их на Журавно, где и переправился на левый берег реки. Новыми геройскими усилиями и смелым маневрированием, опасность распространения неприятеля на левом берегу реки была устранена. 28 мая противник был здесь с большими потерями отброшен за Днестр с потерей 17 орудий, 78 пулеметов, 348 офицеров и около 16,000 нижних чинов германцев и австрийцев. Правый фланг противника, тем временем подошедший к Днестру, был занят атакой предмостного укрепления у Нижниова и, кроме того, успел частью переправиться через Днестр, на участке Жожава—Залещики. Еще юго-восточнее, австрийцы в конце мая переступили нашу границу между Днестром и Прутом и повели наступление на Хотин, но в первых же числах июня были снова отброшены нами на границу.

Следует отметить, что к этому же времени противнику удалось переправиться через Днестр выше и ниже Нижниова, что, впрочем, в виду удачи только что описанного маневра, особого значения не имело.

 

Продолжение будетъ

 

Еще по теме

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 555 | Добавил: nik191 | Теги: война, 1915 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz