nik191 Вторник, 18.05.2021, 07:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [924]
Как это было [645]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [231]
Разное [21]
Политика и политики [228]
Старые фото [38]
Разные старости [66]
Мода [315]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [556]
Гражданская война [1130]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [199]
Восстание боксеров в Китае [38]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Январь » 25 » Первая мировая война. Германский шпионаж - 2
06:52
Первая мировая война. Германский шпионаж - 2

 

 

(Продолжение. Начало)

 

Организация германского шпионажа в военное время


Германские шпионы во Франции

В предыдущем очерке мы описали организацию германскаго шпионажа в мирное время. Однако только с объявлением войны шпионаж показал себя в полном расцвете.

Что сделала вся колоссальная армия шпионов с объявлением мобилизации? Одна часть,—состоящая на военной службе,—поспешила на родину стать под знамена, остальные, имевшие хоть какие бы то ни было права, например, на пребывание во Франции — остались ждать прибытия своих «победоносных» соотечественников.

Правами этими являлись фальшивые паспорта на имя бельгийских и люксембургских граждан, на которые германское министерство иностранных дел никогда не скупилось. Вообще следует отметить, что германцы широко использовали для своего шпионажа все приемы бродяг, воров и грабителей.

Фальшивые паспорта, тайная сигнализация по образцу разбойничьих шаек, и даже самые примитивные условные знаки, начертанные на стенах зданий, на заборах,—все это было пущено в ход немецкими шпионами.

По примеру бродяг, отмечающих на стенах сельских жилищ грубыми рисунками углем разные полезные сведении для своих собратьев — германские шпионы пользовались этим же способом, чтобы указать количество войск на известных дорогах, силу артиллерии и т. д.

Так, в августе прошлого года по всем дорогам Соммы и Уазы красовались на стенах грубо сделанные рисунки черных коров, немало изумлявшие французских офицеров, пока они не убедились, попав несколько раз в ловушку, что имеют дело не с бесхитростными художественными произведениями деревенских мальчуганов, а с сигналами шпионов. Коровы были трех размеров: маленькие, средние и большие. Одни из них смотрят вправо, другие влево, третьи обращены головой кверху.

Французы разгадали значение этих ребусов на собственном горьком опыте. Поворот головы коровы указывал опасное направление, а размеры ее — численность отрядов, охраняющих данную дорогу. Голова, поднятая кверху, указывала на необходимость произнести разведку, прежде чем двигаться дальше.

Оставшиеся на французской территории шпионы продолжали неукоснительно служить своей стране, обезопасив себя флагом нейтральной или дружественной нации.   

Женщины смешивались с толпою при отправлении мобилизованных частей и искусно допытывались о месте назначения эшелона: другие, переодетые сестрами милосердия, встречали поезда раненых и собирали ценныя сведения о расположении войск; мнимые эльзасцы, служащие на фермах, сигнализировали германским войскам при помощи оптического или беспроволочного телеграфа отправляли подробные рапорты с почтовыми голубями, наконец, просто переходили боевую линию в моменты затишья и передавали донесения своим соплеменникам.

Короче, — каждый шаг по северо-востоку Франции совершался под зорким взглядом шпионов и был немедленно сообщаем ими германскому штабу.

Война дала тысячи примеров этого рода, предусмотреть которые являлось совершенно невозможным.

Так, во время Марнской битвы несколько угрюмых пастухов-эльзасцев продолжали пасти своих овец на склонах холмов. Оказалось, что этим путем они указывали врагу расположение батареи, укрывавшейся по ту сторону того же холма.

В другом месте хлопотливые работницы выносили холсты и заботливо расстилали для беления вблизи расположения батареи. Через 15 минут германские орудии засыпали это место дождем снарядов.
В Форте-Гоше германские разъезды появились к вечеру; французские войска уже успели очистить селение, взорвав мосты через реку. На помощь немцам явилась их соотечественница, служившая уже в течение 17 лет на одной ферме и считавшаяся хозяевами за родную. Она указала разъездам небольшой мостик в ближайшем имении, о существовании которого немцы и не подозревали.

Из небольшого села в 4-х километрах от Моранжа французы выбили германский отряд. При входе в село их встретил почтенный старик кюре и заявил, что все немцы покинули местечко. Он проводил их в обширный двор и предложил им закусить, но только лишь солдаты поставили ружья в козлы, как раздалась энергичная стрельба: в амбразуры стены стреляли немцы, и их капитаном оказался приветливый кюре, переодевшийся с целью поймать французов в ловушку.

Морис Баррес приводит следующий случай, характеризующий изобретательность германцев в деле сигнализации. У С.-Кентен часовой был несколько изумлен странным поведением крестьянина, хозяина фермы, где расположился отряд. Он вытащил на поляну около 30 мешков с картофелем и принялся перекладывать их с места на место. Уложив их в ряд, он удалился, затем, вернувшись через час и боязливо озираясь по сторонам, он разместил их в виде буквы «V». Заинтересованный часовой начал следить за всем окружающим и установил вскоре странное явление: каждое перемещение мешков совпадало с появлением германского «таубе», описывавшего два-три круга над поляной и исчезавшего на горизонте. На допросе крестьянин сознался, что он шпион, и был расстрелян.

Любопытно также употребление Красного Креста в качестве сигнала. В Лоркен (Лотарингия) был пойман целый отряд шпионов, сигнализировавших подобным путем. Вблизи города находилось убежище для умалишенных. Когда германцы эвакуировали город, весь медицинский персонал покинул лечебницу, но больные были оставлены под надзором трех служителей. Французам не пришло в голову заподозрить здесь какую бы то ни было махинацию, но на всякий случай, после обыска, у ворот были оставлены часовые. Они донесли вскоре о подозрительных явлениях: больные занимались странными развлечениями, тем более непонятными, что, казалось, все они были охвачены одной idee fiхе: игрой в флаги Красного Креста. Один расстилал флаг на лужайке, часто меняя его положение, другие становились с флагами в руках, точно на часах, у разных деревьев парка, третьи наконец вешали свои флаги на террасе... А над парком почти беспрестанно кружились германские «таубе», хотя это место не представляло для них никакого стратегического интереса. Французы поторопились эвакуировать все население лечебницы вглубь Франции.

В окрестностях Арраса немецкие батареи проявили изумительную точность стрельбы. Французы послали разведчиков осмотреть окрестности, и они набрели в уединенной ферме на странную картину. Среди грохота канонады почтенная старушка спокойно сидела у прялки и неустанно пряла. При появлении солдат она вскочила с места, и в то же мгновение резко хлопнул ставен в верхнем этаже. Старушка оказалась переодетым шпионом, а прялка соединилась проволокой со ставнем: открывая и закрывая его через определенные промежутки времени, можно было великолепно сигнализировать германским войскам.

У Нанси на Мерте и у Фруари были найдены в реке бутылки с донесениями шпионов, отправлявшиеся по течению реки. Пришлось вылавливать их при помощи рыболовных сетей.

Мы уже не говорим о сложной системе подземного телеграфа, проведенного в мирное время вдоль всей границы по радиусам. Немцы искусно воспользовались им в своем первом наступлении на Францию.

Столь же остроумно и целесообразно был использован и беспроволочный телеграф. Только после объявления войны выяснилась истинная подкладка крайней любезности германских инженеров, предлагавших местным помещикам устроить им в доме телеграф Маркони —совершенно безвозмездно: «для того, чтобы сверять часы по Эйфелевой башне...»

Особенно любезен был в этом отношении инженер Лейснер в Нанси, директор одной из германских фабрик. В его доме была обнаружена весьма сильная станция радиотелеграфа. Впрочем, в Нанси не было ни одного квартала, где бы после обыска не были найдены тщательно замаскированные станции беспроволочного телеграфа.

При бомбардировке Нанси шпионы использовали не только эти приспособления, но также в значительной мере и оптическую сигнализацию. 7—9 сентября прошлого года жители Нанси сразу почувствовали недоброе, когда вечером на террасах, карнизах и крышах домов начали вспыхивать беспрестанно разноцветные электрические огни.


Это походило на какую-то таинственную и феерическую иллюминацию! А ночью 9 сентября зрелище это достигло высшей точки извращения. Не будь так сильна тревога горожан, можно было бы залюбоваться им. Над городом разразилась гроза, и к ярким вспышкам молнии присоединялись вспышки ракет, взлетавших под обложенное тучами небо, и бесчисленные огоньки сигналов, охвативших почти весь город. А на следующее утро город оказался под яростным обстрелом германцев.

 

(Продолжение будет)

 

Еще по теме

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 487 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г., шпионаж, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz