nik191 Воскресенье, 16.06.2019, 21:32
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [423]
Как это было [468]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [78]
Разное [19]
Политика и политики [119]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [754]
Украинизация [426]
Гражданская война [466]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [131]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Ноябрь » 3 » Первая мировая война. 02 ноября (20 октября) 1914 года
07:05
Первая мировая война. 02 ноября (20 октября) 1914 года

 

 

 

 

02 ноября (20 октября) 1914 года

 

 

Подробнее

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

На Восточно-Прусском фронте наши войска несколько продвинулись вперед в районе Владиславов - Роминтенский лес. Германския атаки в районе Бакаларжево 18-го октября затихли, вследствие понесенного неприятелем жестокого урона.

За Вислой наши войска успешно продвигались по всему фронту. Петроков, Опочна, Ожаров заняты нами. Происходили столкновения на путях к Опатову, где неприятельский арьергард был опрокинут нами, причем взято 400 пленных, 6 пулеметов, обоз.

На Сане у Лезахова один из наших пехотных полков достиг сапой неприятельских траншей, ворвался в них и, пользуясь возникшей у австрийцев паникой, овладел штурмом расположенным вблизи временным фортом, при этом нами взято в плен 6 офицеров, 500 нижних чинов и захвачены пулеметы.

Колонна противника, спустившаяся с Карпат и укрепившаяся у Надворной, атакована и отброшена нами.

 

Германский театр военных действий

20-го октября. На восточно-прусском фронте немцы перешли к обороне, а наши войска на некоторых участках продвинулись вперед, захватив в одном пункте два орудия, прожектор и пленных.

За Вислой, в районе к северо-западу от Пилицы наши войска без крупных столкновений продвинулись вперед, заняв Шадек, Ласк и Роспржу. На фронте Радошице—Кельцы противник отходил в направлении на Влощову и Андреев. Юго-восточнее Келец австрийцы пытались оказать более упорное сопротивление, но на большей части фронта отброшены, потеряв три орудия, 5 пулеметов и до 1,500 пленных.

Они удерживаются еще только на нижнем течении реки Опатовки.

 

Галицийский театр военных действий

20-го октября. На Нижнем Сане наши войска продолжали переправляться на левый берег реки, причем овладели деревней Мальце и частью укрепленной позиции севернее Разводова, захватив здесь два орудия и пулеметы. В районе Низко продолжался упорный бой, причем нами захвачено здесь до 250 пленных.

На остальном фронте без существенных перемен.

 

Турецкий театр военных действий

20-го октября. Одна из наших колонн внезапно атаковала противника в Ардосте; Турки бежали, бросив раненых. Выбив противника из селения Ид, мы захватили много продовольственных запасов. Нами с боя заняты: Аликилисса, Хорасан, Карадербентский проход. Одна из наших казачьих сотен лихо атаковала в конном строю окопы и порубила турецкую пехоту.

Наша колонна, пройдя по трудным горным дорогам в течение 30 часов 80 верст, обрушилась на турок у Мысуна и Диадина, рассеяла значительные силы курдских полков; заняла Диадин, захватила пленных, оружие и боевые припасы.

В Черном море турецкий флот сосредоточен в своей базе, в проливах, по-видимому, уклоняясь от боя с нашим флотом.

 

Франко-Бельгийский театр военных действий.

20-го октября. Германцы не обнаруживают больше никакой деятельности на фронте реки Изера. Германские войска очистили почти совершенно левый берег этой реки. Наводнение продолжается, однако понтонные мосты, наведенные немцами, еще стоят.

Пленные из состава III армейского корпуса передают, что на Изере у германцев сражаются войска, принадлежащие ко всем частям германской армии. Пленные жалуются на трудность ведения боя в болотистой местности и на потери, понесенные от артиллерийского огня союзников, в особенности же от огня их морских орудий.

Союзники продолжают медленно наступать. Правое крыло германской второй армии недавно переправилось через реку Лис; значительные германские силы сосредоточены на фронте Гелувельт, Холлебек и Делемон; целью их наступления является город Ипр.

Приказ по германской армии от 16-го октября показывает, что занятие Ипра считается германцами крайне важным.

К югу от Диксмюдэ и в направлении к Гелювельту союзники значительно продвинулись вперед в области к северу от Лиса. Несмотря на произведенные немцами со значительными силами атаки позиции союзников были всюду сохранены. Новые атаки германцев против пригородов Арраса, против Лигона и Ле-Кенуа в Сантере были отражены. В центре расположения в области реки Эна на восток от леса Эгль, французы несколько продвинулись вперед на восток от Байи. Части, которыя держались на склонах гор к северу от деревень Шавонн и Суппр, принуждены были под натиском немцев несколько отступить в долины в восточном направлении.

Французы удержались на позициях выше Бурга и Комена на правом берегу реки. В течение дня происходил сильная орудийная перестрелка между Реймсом и Маасом, а также на правом берегу Мааса. Новые усилия германцев продвинуться вперед в Аргонском лесу были парализованы. Французы продолжали наступление к северо-западу от Понт-а-Муссона. На их правом фланге было несколько второстепенных боев по течению реки Сейль.

 

Оценка военных событий


Из телеграмм следует, что в нападении военных судов на наше черноморское побережье сыграло свою роль и своеволие германских инструкторов турецкой армии. Наше правительство отозвало своих послов и консулов из Турции, поручив свои там интересы Италии, а Франция и Англия предъявила Турции ультиматум: разоружить немецкие «купленные» крейсера и удалить из Турции немецких военнослужащих. Италия объявила Турции, что оставляет за собой свободу действий, т.- е. тоже не одобряет происшедшей «черноморской выходки». Несколько раньше Италия разрешила Греции занять Эпир.

Все это создает нашей стратегии на Турецком фронте хорошие условия для начала возможных боевых операций, и возможное столкновение с Турцией, а без того второстепенное в составе настоящей Великой Европейской войны приобретает еще менее влиятельное значение на дальнейший ход ее, т.—е. не способно отвлечь на себя значительных сил и большого внимания противо-немецкой коалиции от усилий раздавить вооруженную силу Германии.

Задача же эта—раздавить вооруженную силу Германии—слава Богу, идет успешно вперед и вперед на всех зонах театра Европейской войны. Это видит и каждый непосвященный в тонкости стратегии и тактика из кратких телеграмм.

Действительно одна, две удачи еще могут зародить мысль о случайности победы, о счастливом исходе борьбы, о случайности промахов немцев и о неблагоприятных условиях, временно мешающих их военным талантам высказаться во всем блеске,—но долгое и систематическое отражение немецких наступлений, атак и усилий. Постоянное опрокидывание их союзниками противо-германцами говорит о несомненном превосходстве, о превосходстве военном, а не каком-либо другом. Мы мало еще оцениваем факт военного провала немцев и то, что сейчас считаем заурядным в ряду текущих событий, на самом деле совершенно необычно, несообразно с тем миросозерцанием которое сложилось на свете к этой войне...

Вообразите себе разговор с серьезным военным специалистом, который бы, заснув перед началом войны, пробудился теперь в полном неведении совершающегося. Он всему бы поверил, но не тому, что вот уже в течение трех месяцев войны армия немцев с ее удивительной системой, устройством и всемирной славой, особенно по части всяческой техники, не может выказать в поле в чем-либо превосходства перед армиями русских и французов и большей удачливости, чем австрийцы. Вот еще один туман плац-парадности и ходульной боевой напыщенности немцев столь же легко рассеянный настоящей войной, как был рассеян другой такой же туман в эпоху Иены и Ауэрштеддта.

 

А ведь мы так копировали эту «чудную» германскую военную систему, так старались временами втиснуть широкий размах своеобразного русского военного гения в узкое платье немецкой «системы...» И сейчас рядом с победой немцев следует понемногу вычеркивать из нашего военного обихода вонзившиеся туда колючки немецкой системы.

В отношениях членов и инстанций армии надо культивировать российское доброжелательство, вместо холодности и надменности, где это—по пережитку поклонения немецким порядкам—еще держится. Сама дисциплина должна именоваться—по русски— беззаветной преданностью, а не беспрекословием только. Русская стратегия должна бросить ссылаться на Шлихтингов и Эманнуэлей и больше верить в свое природное русское творчество и в знаменитые принципы русской ученой школы Леера. В обращении с законами и обычаями войны и мирными жителями чужих пространств, а также с ранеными и пленными врагами мы должны продолжать свой русский принцип поведения, а не германский принцип бессовестного издевательства...

Словом, во всем без опаски более следовать указаниям своего русского ума и сердца, как бы не сильны были кругом голоса об уважении разной «неметчины». Кажущаяся «точность и культурность этой неметчины» несут с собой отраву— шаблонистику и мертвечину...

 

Под Бакаларжевым, как гласит сообщение Верховного Главнокомандующего, немцы, изверившись в свои огневые обходы и охваты, перешли к нашему русскому способу прорывов и штыков, кои ими с насмешкой отвергались в мирное время, как вещи не годящиеся при современном состоянии военного искусства... Но и тут они следуют этим примерам шаблонно, вопреки обстановки и гибнут массами, застилая поле зрения наших стрелков кучами своих трупов, двигая с германской настойчивостью под спокойный наш огонь одна за другой свои боевые цепи.

С упорством не меньшей шаблонности действуют они всюду: в Турции, стараясь ввязать ее в общую свалку народов, в пользу Германии... В Франции они продолжают громоздить отовсюду силы на свой правый фланг и тогда, когда возможность всякого охвата и обхода устранилась здесь морем. Они лезут к самому узкому месту Ламанша, по старому своему плану переброски в Англию, если не войск, то хоть цеппелинов,— когда и то и другое стало лишь пустой бравадой. Они начали против нас большую операцию через Вислу, хотя непременный конец ее не требовал особой прозорливости для своего определения, как непременной неудачи, при сложившейся обстановке—«свободы рук» России.

С упорством, достойным лучшей участи, удерживают австро-немцы сильную армию против сербов и черногорцев и наступательный характер ее операций, погубившей и их галицийския армии в свое время впереди р. Сана. Словом, опасайтесь немецкого хваленного порядка, замаскированного шаблона и шаблона.

 

Военное обозрение


Немцы на пути... от Варшавы

Вот уже ровно неделя, как продолжается отступление соединенных германско-австрийских армий. Эта неделя беспрерывного натиска русских весьма дорого обошлась неприятелю. Пока что, полный учет наших трофеев не подведен, но из отрывочных сообщений видео, что потери неприятеля огромны; из них можно заключить, что за время только с 9 и по 14 октября, т. е. за пять дней русскими взято в плен 120 офицеров, свыше 10.000 солдат, свыше 70 орудий, много пулеметов, зарядных ящиков, снаряжения и проч. Вероятнее всего, что это количество несколько преуменьшено, т. к. не все трофеи приведены в известность и не о всех делали сообщения с военного театра.

Но и приведенные выше цифры весьма показательны. Возьмем для сравнения потери немцев в Сувалкской губ. По сведениям «Армейского Вестника», здесь неприятель с 12 сентября оставил убитыми около 100 тыс. и пленными 11 тыс., другими словами на одного пленного немцы теряли 10 убитыми.

Сражения под Варшавою, по Висле и Сану отличаются большим упорством и кровопролитностью.

Это, так сказать, одна из важнейших ставок Вильгельма II. Поэтому, нет оснований полагать, что соотношение между числом убитых и пленных в завислянских боях должно быть меньшим, чем в боях сувалкских. Исходя из этого, можно заключить, что потери австрийцев и германцев только за пять дней их отступления должны равняться приблизительно 115 тысячам, считая с пленными.

В настоящее время на всем польско-галицком театре резко обозначились три типичные боевые линии. Первая—к северу от устья р. Ильжанки, вторая—от устья Ильжанки по Висле и Сану до района Перемышля и третья—по северным скалам Карпат, на всем протяжении их от верховьев Днестра и даже к юго-востоку.

События последних 3-4 дней показали, что смелый замысел охвата нашего левого фланга рушится окончательно. После того, как была рассеяна австрийская колонна, занимавшая Стрый, австрийцам было нанесено (11 октября) решительное поражение к югу от Самбора и Стараго-Места. Здесь, между прочим, почти совершенно уничтожена 38 гонведная дивизия с приданными ей ландштурмовыми частями. Вслед затем была рассеяна колонна, спустившаяся с Карпат к гор. Долина, расположенному в 50 верстах к юго-востоку от Стрыя.

Эти, в числе других, победы русских ослабили энергию австрийцев, и за последние дни их атаки на фронте армии Брусилова заметно ослабели.

На средней линии боевого фронта от Ильжанки и до Перемышля, линия расположения неприятеля за неделю не изменилась. Здесь, по-прежнему, германцы и австрийцы безуспешно пытались занять правый берег Вислы и Сона. Очевидно, на этом фронте, составляющем центр расположения враждующих сторон, задача русских сводится к удержанию неприятеля на месте до получения решительных результатов на правом русском фланге.

Особенно ожесточенные боя происходили именно на этом последнем фланге и здесь именно нами достигнуты наибольшие результаты. За семь дней немцы отброшены от Варшавы более чем на 60 верст. Если принять во внимание, что Варшава для немцев была конечною целью их наступления, то поражение их на путях к польской столице следует считать крушением плана всей кампании.

Немцы не только отброшены от Варшавы, но и поставлены в весьма критическое положение обходом русских в направлении Сохачев—Лович— Ежов. Линия расположения русских войск на 14 октября: Ежов—Словачев (в 28 верстах к северо-западу от Ивангорода)—устье Илжанки представляет из себя прямоугольник, в вершине котораго заключены немецкие армии, базирующиеся на Радом. При продолжении нашими армиями линии охвата от Ежова далее на Томашев, с расширением боевой линии за Лодзь, вся радомская группа будет отрезана от двухколейной ж. дороги Петроков—Бендин и должна будет проделать весьма рискованный марш в узком пространстве, заключенном между линией Радом—Кельцы и течением Вислы. В таких условиях малейшая удача русских в районе к западу от Сандомира может стать роковой для всей радомской армии, подверженной риску быть сдавленной с обеих сторон.

Чтобы избавить радомскую армию от участи армии пресловутого Клука, завязшего при подобных условиях после поражения на Марне, германский штаб обратился к тому же средству, с каким он во Франции спас армию Клука—к методу глубокого обхода. В последних телеграммах штаба Верховного Главнокомандующего указывается, что германцы удлинили свой фронт к северу, доведя его до Кутно и, очевидно, далее к Висле в районе Влоцлавска.

На первых же порах обход этот ознаменовался неудачей. Близко подошедшие к Висле в Гомбине германцы потеряли свои обозы и, оставив пленных, очистили весь район, заключающийся между Вислой и линией Кутно—Ежов.

Вообще, можно с уверенностью сказать, что план глубокого обхода немцев на линию Кутно— Плоцк заранее обречен на неудачу. Равным образом весьма очевидно намерение отвлечь русских от главного фронта на второстепенные демонстративными атаками в районе Млавы и на границе Сувалкской губ. у Бакаларжева не может привести к существенным результатам. С одной стороны на всем этом фронте против относительно небольших сил германцев расположены превосходящие их по численности русские армии, с другой стороны, едва ли захотят сувалкские недобитки повторить жестокий опыт, вынесенный им из-под  Августова и Осовца.

Р. S. После того, как была набрана наша статья, получены новые вести с завислянского театра, из которых видно, что немцы разбиты не только на левом крыле, но и потерпели сильное поражение в центре. Вся радомская армия, не выдержав четырехдневного боя на линии Белогура-Яновец, ныне находится в полном отступлении на заранее укрепленную линию Еллинск—Радом—Илжа. Другими словами германский центр сломлен ранее развертывания германского обхода на Плоцк. В таких условиях растягивание обходящего фланга может создать для русских весьма благоприятную обстановку для прорыва центра расположения германско-австрийских армий где-либо на линии Лодзь—Радом.     О-нъ.


Озорство турецких крейсеров в Черном море

Подстрекательство немцами турок на объявление войны России после трехмесячных колебаний последних увенчалось успехом, и турецкие крейсера появились около наших незащищенных портов Черного моря: Одессы, Феодосии и Новороссийска.

Из кратких телеграмм мы знаем, что Феодосию бомбардировал трехтрубный крейсер, почему нужно сказать, что это не был «Бреслау» («Медим») так как тот имеет четыре трубы. Верней, это был «Меджидие», однотипный с «Гамидие».

Бомбардировка продолжалась всего один час, и затем крейсер ушел, нанеся незначительный вред городским и портовым зданиям. Таким образом, турки повторили опыт 1877 года, когда они также бомбардировали этот город и тоже без особого вреда для него. Что касается Новороссийска, то здесь крейсер «Гамидие» даже не ограничился бомбардировкой, а когда наши власти проявили твердость и попросту арестовал турецких офицеров и консула, то крейсер ушел.

Кроме этих подвигов, «Гебен» («Султан Селим) набросал у входа в Керченский пролив (маяк Таклы) плавучие мины, на которых погибли два старых и небольших парохода Русского общества пароходства и торговли «Ялта» и «Казбек».

Вся деятельность этих крейсеров, действующих по примеру немецких в Балтийском море, имеет характер или озорства или демонстрации, с целью привлечь на себя наш флот. Кратковременность их операций указывает на то, что они боятся наших судов и считают свою миссию выполненной такими незначительными выступлениями. Но несмотря на это, самый факт появления турецких судов в нашем море является крайне дерзким вызовом России и, даст Бог, наш Черноморский флот, сумеет положить конец выходкам ничтожного турецкого флота, а находящиеся у входа в Дарданеллы английские, французские и греческие военные суда поддержат нас, своих союзников, и укажут Турции на ту пропасть, в которую толкнули эту страну беззастенчивые авантюристы, падкие на немецкое золото.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 26 (13) октября 1914 года

Первая мировая война. 27 (14) октября 1914 года

Первая мировая война. 28 (15) октября 1914 года

Первая мировая война. 29 (16) октября 1914 года

Первая мировая война. 30 (17) октября 1914 года

Первая мировая война. 31 (18) октября 1914 года

Первая мировая война. 01 ноября (19 октября) 1914 года

Первая мировая война. 02 ноября (20 октября) 1914 года

Первая мировая война. 03 ноября (21 октября) 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

..............

Первая мировая война. Оружие.

.........

 

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 513 | Добавил: nik191 | Теги: 1914, октябрь, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz