nik191 Четверг, 18.07.2019, 23:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [442]
Как это было [477]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [87]
Разное [19]
Политика и политики [123]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1571]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [757]
Украинизация [447]
Гражданская война [508]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [133]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Июнь » 3 » Памяти Георгия Плеханова
05:09
Памяти Георгия Плеханова

 

 

 

 

Клубу „Рабочее Знамя", семье Плеханова.

ПЕТРОГРАД, БАСКОВА УЛИЦА, 9

Глубоко потрясенные смертью Георгия Валентиновича, скорбим вместе со всем передовым пролетариатом о потере вождя Российской и международной социал-демократии и передового борца за освобождение России.

Редакция и сотрудники „Дела".

 

 

 


 

„Предстала —и старец великий
Смежил орлиные очи...“

Умер Г. В. Плеханов. Ушел от нас навсегда мыслитель и борец, сорок два года бессменно стоявший в передовых рядах мыслящего и борющегося человечества...

Он умер в тот момент, когда Россия, весь мир и все пролетарское движение, коим принес он на службу свои силы, переживают тягчайший, м-б. роковой, кризис.

Он умер в тот момент, когда передовая европейская демократия, одним из вождей которой он был, истекает кровью в титанической схватке с империалистической и реакционной Германией.

Он ушел от нас в те грозные, трагические для мировой культуры дни, когда Россия выведена из строя, исключена из списков активных борцов, грудью отстаивающих завоевания демократии от натиска торжествующей военщины и капитала.

А он неустанно в годы мировой войны учил обратному. Он звал русский пролетариат, русскую социал-демократию к теснейшему союзу с англо-французскими рабочими и демократией, ибо история объективно возложила на них великую миссию спасти европейскую демократическую культуру от разгрома, защищать нации от хищнического иноземного порабощения.

Для Г. В. отказ от „приятия войны", от активной обороны был изменой международному движению пролетариата, изменой духу учения Маркса, во имя пустой „революционной" фразеологии.     

Он страстно любил Россию — и звал на ее защиту; а эта оборона родной страны,—далекой, но вечно близкой родины, — органически сливалась у него с высшими целями международного движения в его данной исторической обстановке...

Если для всего мирового рабочего движения смерть Г. В. Плеханова является незаменимой утратой, то нужно ли пояснять всю тяжесть утраты Г. В. для России, нужно ли доказывать, каким ударом по русской культуре, по делу борьбы русских рабочих является его смерть?

Имя Плеханова связано неразрывными нитями с историей нашей общественности за последние сорок слишком лет.

Русского революционного движения не отделить от Плеханова и обратно — Г. В. — составная, неотъемлемая часть этого движения, одно из самых ярких воплощений его лучших традиций, одно из самых крупных его достижений.

На заре своих юных лет Г. В. Плеханов развернул в 1870 г. на Казанской площади красное знамя освобождения: России — от оков абсолютизма; человечества — от гнета насилия, нищеты, порабощения, темноты.

Девятнадцатилетний юноша дал тогда Аннибалову клятву не складывать оружия до тех пор, пока не рухнут стены русской Бастилии, под тяжестью которых стонала родная ему земля!

И этой клятве он остался верен до конца, на всех этапах своей жизни, во все моменты подъема и упадка революционной волны.
Редактор „Земли и Воли"; основатель „Черного Передела"; глава и создатель с.-д. „Группы Освобождения Труда"; руководитель „Искры"; один из виднейших теоретиков и вождей II Интернационала — везде и всегда он, не уставая и не уступая, вел все ту же неугомонную проповедь борьбы на два фронта—против русского царизма и в защиту идеалов социализма.

Десятилетия изгнания из России, бесконечная тягота эмигрантского существования, полное идейное одиночество, которое часто выпадало на долю Г. В.— ничто не отвело его с ранее избраннаго пути, не согнуло его стальной воли, не заставило склониться его гордой головы.

В дни идейной реакции 80-х годов, в эпоху ренегатства, в годы теоретического разброда и торжества оппортунизма — он был все тем же ярким борцом, беспощадным полемистом, глубоким мыслителем-историком, философом, литературным критиком и публицистом партии, ее бессменным, присяжным теоретиком, у которого учились, к которому обращались за разрешением сомнений и вопросов.    

Валентинов —Бельтов — Волгин — Каменский— Ушаков. Плеханова можно было узнать под всеми этими вынужденными масками по несравненной простоте и точности изложения, по блеску и серьезности мысли, по тонкости и язвительности остроумия.
У него—как у всякого большого человека и крупного таланта был свой, оригинальный, неповторяемый язык, свой стиль писаний, как он был у той группы русских публицистов— просветителей (Белинский — Герцен —Чернышевский), к которым с полным основанием теперь относят Г. В., и которая сыграла такую исключительную роль в истории нашей культуры и общественно-политической эволюции.

* * *

Основной мотив всей публицистической работы Г. В. Плеханова, основное устремление всей его практической деятельности — это стремление приобщить Россию к потоку культурного европейского развития, связать неразрывными узами ход ее поступательного движения с той линией прогресса, по пути которого шла старая Европа, в течение последних столетий.

Для этого надо было прежде всего освободить творческую энергию и мысль руководящих кругов нации от гипноза ложных построений, от шумихи революционного самобытничества, от утопическо-бунтарских настроений, в плену которых пребывала искони наша интеллигенция.

Надо было связать воедино две задачи, поставленные историей перед русской интеллигенцией— задачи политического раскрепощения страны и объединения рабочего класса под знаменем социализма.

Между этими задачами лежала непроходимая пропасть и борьба за достижение свободных форм политического развития, борьба за правовое, демократическое государство казалась изменой делу освобождения труда, казалась делом будничным и ненужным, когда так легко одним ударом зажечь пламя восстания во всей стране и прыгнуть в светлое царство социалистической свободы.

Плеханов разрешил и оправдал свое решение этой роковой дилеммы: он слил, под углом научного социализма и с помощью его метода, воедино дело социализма и политической борьбы, он неопровержимо и навсегда доказал, что движение к социализму есть длительный процесс политической борьбы, вне которой не осуществим и самый идеал.

Но для того, чтобы сделать свое построение общим достоянием, Плеханову надо было терпеливо, из года в год учить русскую интеллигенцию азбуке исторического и социологического материализма, воспитывать в ней вкус к строгому научно - философскому мышлению, привить ей свою точку зрения путем постоянного оправдания марксистского метода при изучении всех житейских явлений.

И прежде всего надо было с ножом научного анализа, с цифрами и фактами в руках, во всеоружии данных пристального изучения богатого опыта Западно-Европейского развития — раскрыть перед сознанием этой интеллигенции непреложность законов исторического мирового развития и неизбежное вовлечение России в то же русло, по которому идет культурное человечество.
Ибо было совершенно очевидно, что без усвоения передовой частью интеллигенции этой идеологии, революционная борьба обречена на бесплодие, ошибки будут нагромождаться на ошибки, и в бесплодных исканиях своего особого пути развития будет бессмысленно истекать кровью столь бедная силами и культурой молодая Россия.

Это дело вовлечения русского социализма в русло общего развития социалистической мысли на Западе Г. В. Плеханов исполнил с неподражаемым мастерством.

Теперь, как м. б. никогда, вырисовывается во всей полноте и во всем объеме значение работы Плеханова.   

Именно теперь, когда русский „коммунизм"— исторически-преемственно связанный с социал-демократией — поправ все заветы и указания Бельтова-Плеханова, раскрыл себя, как практическое осуществление планов и построений Ткачева-Нечаева-Бакунина, именно теперь, перед лицом этого жалкого и трагического шутовства, вырастает во весь рост мощь научной мысли русского марксизма.    

Для последнего, — говоря словами Плеханова,— социал-демократия является „сознательной выразительницей бессознательнаго историческаго процесса". Отсутствие понимания законов последнего превращает с.-д-ию в беспочвенную, бесбытную секту утопистов, фантазеров, мечтателей, тем более опасных, чем буйнее их фантазия, чем напряженнее их энергия и чем менее развито сознание ими своей великой исторической миссии.

Плеханов—сказали мы выше — вплотную примыкает к великой фаланге публицистов просветителей, возглавляемой Белинским, Герценом, Чернышевским.

Его имя ничего не проигрывает при сопоставлении с именами этих лиц, которые для него являлись учителями и которым он посвящал капитальные исследования.    

Он внес в историю русской общественной мысли свой оригинальный вклад, ибо только ему из всех русских просветителей судьба дала величайшее счастье не только прокладывать теоретические пути, но и практически строить, творить новую жизнь в шуме и грохоте живой борьбы, массового движения, в вихре классовых столкновений, в огне революций...

Он оригинален и не повторяем в своем служении русской общественности, ибо подходил  он к ней, под углом интересов  пролетариата, защищая в то же время высшие достижения всей демократии.

Подвергая резкой критике и переоценке все ценности, завещанные поколениями политических деятелей и философов старого мира, его историков и социалистов-утопистов, не отказываясь от их неумирающего идейного наследства. Плеханов продолжал старую традицию великих революционеров прошлого, когда ставил своей задачей—во имя интересов пролетариата, совпадающих с интересами передового человечества— сделать социал-демократию сознательным творцом истории, обуздывающим стихию и направляющим игру общественных волн в рациональный фарватер...

Мы знаем — несмотря на всю горечь нашего нынешнего поражения — что именно в усвоении уроков Плеханова, в сознательном осмысливании его огромного идейного багажа, перешедшего к нам по наследству, лежит залог нашей окончательной и неизбежной победы.

Он ушел от нас навеки с твердой верой— мы знаем это—в конечное торжество своих идей, с верой в то, что перед русским народом откроется наконец широкая, просторная дорога свободного развития скрытых в нем творческих сил.

Он ушел от нас навеки — наш дорогой учитель, друг и вождь, но вечно будет жить среди нас его имя, вечно будет из поколения в поколение передаваться память о великом человеке, до последнего вздоха стоявшем под красным знаменем и неустанно боровшемся за счастье родины и человечества...


В. Миров.

 

Следующий № "Дела" будет целиком посвящен Плеханову и характеристике его общественно-политической и литературной деятельности.

Редакция

 

Дело : Еженедельный социал-демократический журнал.- М.,1918 1918 № 10

 

 

 

Еще по теме:

Болезнь Г. В. Плеханова (май 1918 г.)

Кончина Г. В. Плеханова

Памяти Георгия Плеханова

Историческая роль Плеханова

Плеханов и рабочие массы

Снова вместе с Плехановым

Г. В. Плеханов и наши революции

Похороны Плеханова (9 июня 1918 г.)

 

 

 

Категория: Политика и политики | Просмотров: 132 | Добавил: nik191 | Теги: июнь, 1918 г., Плеханов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz