nik191 Среда, 02.12.2020, 09:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [834]
Как это было [573]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [188]
Разное [19]
Политика и политики [170]
Старые фото [36]
Разные старости [59]
Мода [307]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [772]
Украинизация [543]
Гражданская война [1032]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [71]
Восстание боксеров в Китае [0]
Франко-прусская война [114]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Ноябрь » 26 » Обзор печати 9 ноября 1917 г.
05:35
Обзор печати 9 ноября 1917 г.

По материалам периодической печати за ноябрь 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

Обзор печати

 

 

По поводу

По поводу этих, как назвали рабочие, «жандармских» репрессий, обрушенных большевиками на свободу слова и партийные организации, социалистические газеты говорят:

«Новая Жизнь»:  

— Когда правительство Керенского закрывало большевистские газеты, большевики, бия себя в грудь, вопияли о свободе печати; теперь, став на минуту у власти, они одним взмахом руки закрыли не только все буржуазные газеты, но и целый ряд социалистических. К оставшимся в живых они приставили своих цензоров.

Революция, даже в самые свои тяжелые моменты, не знала еще подобного издевательства над одним из самых священных своих принципов—свободой слова!

В первые дни переворота насилия над прессой чинились либо толпой, не понимавшей, что она делает, либо не в меру усердными служителями «нового» режима, какие всегда имеются у всякого строя, каким бы он ни был; в первые дни можно было думать, что репрессии по отношению к печати—недосмотр, случайность, ошибка новых правителей. Но вот опубликован «декрет о печати», и сомнения больше нет: это—не ошибка, не плод растерянности или недосмотра, это—система, это—закон.

Насилие возведено в систему, но от этого не стало менее возмутительным.

По поводу ленинского «декрета о печати», предписывающего «закрывать органы прессы»:

1) призывающие к открытому сопротивлению или неповиновению рабочему и крестьянскому правительству,
2) сеющие смуту путем явно клеветнического извращения фактов,
3) призывающие к деяниям явно преступного, т. е. уголовно наказуемого характера»,

«Рабочая Газета» заявляет:

Таковы, отныне знаменитые, позорным пятном ложащиеся на русскую революцию—параграфы нового подписанного «самим» Лениным «декрета о печати».

С такой похвальной откровенностью говорили при царском режиме лишь наиболее оголтелые в своем черносотенстве губернаторы.

Газеты, как нам грозит Ленин, будут закрываться не только за призыв «к открытому сопротивлению или неповиновению», т. е. за то, что невозбранно делал сам Ленин, но и за «сеяние смуты» (язык-то какой, совсем жандармский!). Сеет смуту, по ленинскому толкованию, всякий, кто «явно клеветнически извращает факты».

Следовательно, если в сегодняшнем номере мы сообщаем о том, как ленинские молодцы врываются на партийные меньшевистские собрания с целью обыска, как они избивают наших товарищей в своих участках, как они громят социалистическую печать и т. д., и т. д., Ленину стоит лишь заявить, что все это «явная клевета» (а Ленин не стал правдивее, сделавшись «министром-председателем»), и... участь вашей газеты решена: ее закроют.

Нет, воистину, Ленина поставила история не на то место, какое ему было уготовлено; из него вышел бы превосходный околоточный надзиратель или полицеймейстер в уездном городе. А он стоит—смешно подумать! -- во главе «рабочего и крестьянского правительства».
 

Последние вести

— В центральном исполнительном комитете большинством 34 против 24 принята резолюция Ленина и Троцкого против свободы печати.

— 7 ноября, утром, в помещение государственного банка снова явился большевистский «комиссар» по министерству финансов Менжинский и потребовал выдачи десяти миллионов рублей. Менжинский пригрозил, что в случае отказа будет вызван сводный воинский отряд, который всеми силами оружия произведет выемку денег.

Семеновцы, несущие караул заявили, —говорит «Единство»,—что всеми силами будут охранять государственное достояние. Комитет спасения родины и революции выпустил по поводу этой новой попытки насилия со стороны большевиков специальное воззвание.

— Окончательно выяснилось—по сообщению «Новой Жизни», что контр-адмирал Вердеревский оставляет свой пост. На место морского министра военно-революционный, комитет назначил капитана Кузеля.

— В заседании исполнит. комитета всероссийского совета крестьянских депутатов постановлено категорически протестовать против приказов военно-революционного комитета об аресте Керенского, Гоца и Авксентьева.

Последние, являясь членами исполнительного комитета совета крестьянских депутатов ответственны за свою деятельность только перед советом крестьянских депутатов.

Соединенное заседание армейского комитета, партийных организаций и крестьянской секции 11 армии в своем постановлении о текущем моменте говорит:

"Признавая заслуги товарища Керенского перед страной и революцией, мы желаем видеть его в составе однородного министерства. Правительство должно принять самые решительные меры для борьбы с анархией, подрывающей революционный порядок в стране и губящей имущество и достояние народа».

— 7 ноября по постановлению военно-революционного комитета арестованный большевиками комиссар северного фронта Войтинский переведен в Петропавловскую крепость и заключен в одну из камер Трубецкого бастиона.

Большевики,— по сведениям газеты «Пора! Хлеба! Свободы!»—предъявляют Войтинскому обвинение в организации похода Керенского на Петроград.

Некоторые особенно умные большевики додумались до того, что ищут связи Войтинского (отбывавшего каторгу по политическому делу) с арестованный монархистом Пуришкевичем.

— Арестованный комиссар северного фронта Жданов доставлен в Смольный.

— В Витебске большевики захватили и разогнали губернский комиссариат, выбранный населением всей губернии.

— «Викжелем» получено сообщение, что в Новочеркасск к Каледину прибыл Родзянко и Алексеев.

Ожидается прибытие Корнилова.

Заметки

— «Обе стороны примирились на выдаче Керенского повстанцам и на неприкосновенности всех остальных лиц, принимавших участие в борьбе с большевиками».

Это черным по белому напечатано в московских газетах от 8 ноября.

Итак, «верные» Керенскому войска решили выдать своего вождя мятежникам, купив тем полную неприкосновенность своих ничтожных жизней. Животный страх чуть было не погубил поэта русской революции, виновного только в излишней вере в честь, благородство и патриотизм родного народа.
И Керенский бежал.

— Вот видите, скажут,—когда бежал Ленин, сколько лицемерных упреков посыпалось по его адресу! Теперь бежал Керенския—и вы молчите!

Поднимаем эту перчатку.

Керенский бежал от гнуснейшего предательства, от самосуда озлобленной мятежной и темной толпы. Ленин скрылся от гласного публичного суда, созданного февральской революцией, бежал несмотря на то, что ему не грозила не только смерть от ярости толпы, но и казнь по суду.

Керенский должен был остаться один —один с глазу на глаз со своими врагами, только что боровшимися не на живот, а на смерть - всеми покинутый, потрясенный невероятным позорным предательством. Ленин всего только вызывался к следователю, в кабинете которого он мог дать при полной безопасности свои объяснения.

Мы знаем, что ни один арестованный в июльские дни большевик не подвергся со стороны правительственных властей никаким насилиям и большинство из них к моменту нового восстания получили свободу на основании исключительной честности поручительства. Министры юстиции кабинета "корниловца —Керенскаго" показали себя большими джентльменами, когда им приходилось давать свободу Троцкому, Луначарскому, Каменеву, Козловскому, Суменсон, Коллонтай и многим другим, которые, ободренные корректностью или скорее излишней терпимостью вр. правительства, с полным успехом в октябре повторили неудавшийся в июле опыт захвата власти.

Идут дни и недели, томится в крепости часть министров «бескровной» русской революции, даже палачам народа давшей возможность предстать перед публичным независимым судом. Сидят и не знают, будут ли живы завтра, ибо...

Ибо Александра Геца—одного из признанных вождей демократии,—побили при аресте, ибо Плеханова—маститого Плеханова—стащили с кровати; вождь социал-демократии, больной, подвергся оскорблениям и тяжко заболел кровохарканием.

Кто все это делает? Солдаты, матросы, рабочие. Кто виноват? Не они, не они, а те, которые разбудили темную месть темных людей...

Гибнут не только сокровища дворцов и музеев, гибнут лучшие совровища народного духа, топчутся в грязь богатства, скопленные веками русской истории.

Ибо Плеханов—сокровище ума русского народа, его гордость, его краса, как Керенский, приговоренный Лениным к смерти, краса первой действенной русской революции.

И Керенский бежал.

Прозревший народ его защитит. История оправдает его бегство, как она, несомненно, осудит Ленина за его бегство и за уничтожение дела, хранившегося в контрразведке, о Владимире Ульянове.   

Да, среди оружия молчат законы. Мы знаем это. Но те, кому Бог дал ум и сердце, не могут молчать. Нестерпимо это поругание чернью и ее вождями всего, что есть лучшего и национального в народе—его интеллигенции, оплеванной улицей.

Кричите, вразумляйте—гибнут не только материальные ценности Великой России, гибнет умственное и нравственное богатство страны, скопленное тяжкими жертвами и героическим самоотвержением лучшей части народа его интеллигенции.

И все это делается в угоду лени и жадности черни!

Н. Камский.

 

 

Еще по теме

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 320 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., пресса, революция, ноябрь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz