nik191 Вторник, 25.06.2019, 20:31
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [427]
Как это было [470]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [78]
Разное [19]
Политика и политики [122]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [755]
Украинизация [434]
Гражданская война [477]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [132]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Май » 5 » О текущем моменте. Обзор печати (20 апреля 1918 г.)
04:55
О текущем моменте. Обзор печати (20 апреля 1918 г.)

 

 

Обзор печати

 

„Певцы Альпухары"

Весна что-ли так „благотворно" действует на публицистов „Новаго Дня" —таким они "возвышенным стилем" заговорили на страницах своего "органа социалистической мысли"?

"Гаснут дальней Альпухары золотистые края", начинает С. З. (Загорский, Заславский, Зайцев - который из них?) свою статью. Читатель, вероятно, ждет, что за этими „поэтическими" словами последуют другие, тоже не менее „поэтические", но—увы—читателю придется горько разочароваться, ибо дальше идут такие „перлы творчества".

"Линяет и выдыхается советский социализм. Перед полной своей ликвидацией советский социализм пытается, правда, делать еще кое какие конвульсивные движения. Такой очередной мерой социализации по инерции является новое постановление о воспрещении свободного открытия, перехода и преобразования торгово-промышленных предприятий.

Торговля и торговый аппарат оставались до сих пор сравнительно мало затронутыми „социалистическими" мероприятиями советской власти. Теперь, очевидно, настал черед быть разрушенной и торговле. Сначала задумана была „национализация" кооперативов, теперь такая же национализация и частнопредпринимательской торговли."

Сегодня, вчера, два месяца тому назад „социалисты" из „Нового Дня" не перестают долбить при всяком удобном и неудобном случае, что Советская власть не сегодня-завтра полетит к чертовой матери, что „наша социализация" накануне краха, а большевизм обречен на гибель... Подождите еще немного, ну, денек, недельку—и вы увидите, с каким треском провалятся большевики, они должны провалиться, ибо ни в одной книжке не написано, ни одним пророком не сказано, чтобы можно сразу, минуя „капиталистическую организацию", начать социалистическую работу.

Так утешают „социалисты" свою „почтеннейшую публику", всех буржуа, чиновников, офицеров и прочую „братию", которой „очинно не нравятся большевики".

А большевики, вопреки всем, „предсказаниям", вот уже шестой месяц живут да работают на пользу трудовому люду, на благо рабоче-крестьянской России!

Живут, посмеиваются и укрепляются! Ну, а вы, „певцы Альпухары", пойте, ругайтесь, лейте грязь на коммунистическую партию трудящихся, продолжайте свое подленькое дельце во славу своих патронов, ибо нам с „певцами Альпухары" не по пути.

Такой уж народ большевики!

Рабочая и крестьянская Красная Армия и Флот 1918, №66 (111) (20 апр.)

 


Обиделись

В обзоре печати в „Новой Жизни" находим следующее:

"РЕПОРТЕРСКАЯ НАГЛОСТЬ

„День" в отделе „Театр и музыка" сообщает следующее:

Российская социал - демократическая рабочая партия устраивает в воскресенье, 21 апреля, в 12 час. дня, в оперном зале Народного Дома, большой концерт, посвященный памяти Карла Маркса.

В чествовании великого основателя социал - демократии примут участие: Максим Горький, Федор Шаляпин, Вольф-Израэль и другие известные социал-демократы и марксисты.

Призвала бы редакция „Дня" к порядку своих разудалых репортеров..."

Что сей сон означает? За что такая немилость? Почему новожизненцы обиделись? Разве за Ф. Шаляпина и Вольф - Израиля заступается газета, потому - что всем давно известно, что артист-бас и виолончелист-дирижер тахие же социал-демократы и марксисты, как и вся пишущая братия „Нового Дня“?

„Рано пташечка запела"...

„Наш Век" начинает улыбаться и строить глазки... большевикам. „Старый кит" нашей буржуазии перестает хандрить и оплакивать „великодержавную родину"; „он" еле может сдержать свое довольство и на его чахлых щепах политического покойника начинает играть румянец. Как старый паук - волокита, изъеденный развратом, излишествами и преступлениями, „загорается" при виде „лакомаго кусочка", так и „Наш Век" начинает говорить комплименты и читать „отеческия нотации" Советской власти, улыбаться и заигрывать с юной Советской Республикой в надежде, что ему удастся „воспользоваться".

„Деловой договор с буржуазией рисуется „деловым" большевикам со всем в ином свете. Этот договор действительно может закрепить если не завоевания революции, то многообразные „завоевания" отдельных революционеров. Но для этого деловой большевизм должен стать и умеренным, и аккуратным и даже либеральным.

К сожалению, на нашем бесплодном грунте розы без шипов не произрастают. Деловые большевики не одни. У них есть весьма стеснительные товарищи. То какой-нибудь доктринер выкинет коленце, то народный большевизм о себе напомнит."

 Мы, к сожалению, должны огорчить старика, хотя нам очень надоели его хандра и слезы. Дело в том, „папаша", что Советская Республика не так уже наивна, чтобы попасться на удочку с правого берега!

Хулителям духа святого

«Большевистские птенцы», усевшиеся на страницах казенных газет, все еще не могут простить Горькому «несвоевременных мыслей» относительно темных явлений русской резолюции.

«Горький просто мелок и жалок»,—заявляют «Известия»:

«Он пошел по стопам всех бесхребетных интеллигентов, восставших против народа»...

«Все прощается, но хула на духа святого революции не простится никогда».

«Хула на дух святого революции» со стороны Горького заключается, как известно, в том, что он осмелился гнусность назвать гнусностью, зверство—зверством, одичание—одичанием, независимо от того, совершаются ли они «буржуями» или прикрываются именем пролетарской революции.    

Захребетные «большевистские птенцы», считающие себя рыцарями святого духа революции, никому не прощают правды, но суровая, неприкрашенная правда ставит демагогов и льстецов на свое место и беспощадно срывает рыцарский плащ с большевистских «услужающих».

«Буржуазия спит. Красная армия в полной боевой готовности. Жду распоряжений начинать Варфеломеевскую ночь».

Это пишет «исполнительному комитету» торопецкий «комендант», большой любитель свадебных пиршеств, куда он появлялся при звуках оркестра.

— Просим разрешения Варфоломеевской ночи.

Это просят—для краткости по телефону—охваченные «святым духом революции» малмыжские большевики.

«От командующаго симферопольским фронтом.
  
Товарищи! Героическими усилиями доблестного Черноморского флота и пролетариата контрреволюция повержена в прах!

Товарищи! Внимание!

Сегодня в помещении 2 революционного полка грандиозный танцевальный вечер под управлением знаменитого итальянского дирижера Георга Жечуса. Конфетти, серпантин, летучая почта. Прохладительные напитки».

В Симферополе уже не просят «разрешения» на Варфаломеевскую ночь. Там она уже совершилась. И еще в городские мостовые не впиталась лужа пролитой крови и еще не разошлись от мертвецких длинные хвосты родственников, опознававших изуродованные трупы, как Георг Жечусь открыл «грандиозный» танцевальный вечер, с прохладительными напитками, летучей почтой и тому подобными удовольствиями. В казармах до зари гремела музыка, мелькали в ярко освещенных окнах пары,—томные пары, охваченные «святым духом революции».

А после «грандиознаго» танцевальнаго вечера с серпантином и конфетти начался период новых развлечений: начались матросские свадьбы с пышными кортежами, с швыряньем тысяч на извозчиков, с пьяной стрельбой.

«В нашем квартале,—рассказывает очевидец, г-жа Вл. М-ская,—помещалась простая бедная женщина, мать, кажется, пятерых детей. Постоянно твердит:

«У меня билетик с третьим нумером!.. Значит, я—большевичка! Детей убью... Прячьтесь, дети... Третий нумер»...

И в ужасе мечется по комнате.

«Меня посадили на извозчика с двумя вооруженными матросами и повезли в атаманский дворец, в сопровождения матросов и трехтысячной толпы, из которой многие ругали меня и поносили, а другие осыпали скверной бранью...

Первые три дня заключения пришлось выслушивать по своему адресу чрез маленькое отверстие в стене смертные угрозы и получать плевки. Потом мне объявили постановление военно-революционного суда, что я признан ни в чем невиновным, причем председатель суда мне объявил, что революционная власть теперь убедилась, что народ меня любит. Мне дали пропуск, и я в сопровождении служащих прибыл домой».

Это пишет о себе архиепископ донской и новочеркасский Митрофан, арестованный большевиками 13 февраля.

И в Старице, и в Севастополе, и в Новочеркасске, и в Малмыже, и в других городах существует темный несчастный народ и существуют «Красные Газеты», всевозможные «Правды» и бесчисленные «Известия». И казенные перья ежедневно льстят темному народу, будят в нем темные инстинкты и воистину «изрыгают хулу на духа святого» русской революции.

В. Архангельский.

Дело народа 1918, № 024 (20 (7) апр.).

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 135 | Добавил: nik191 | Теги: апрель, печать, обзор, 1918 г | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz