nik191 Среда, 13.11.2019, 21:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [488]
Как это было [497]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [88]
Разное [19]
Политика и политики [132]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [766]
Украинизация [492]
Гражданская война [666]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Апрель » 30 » О текущем моменте. Обзор печати (16 апреля 1918 г.)
04:47
О текущем моменте. Обзор печати (16 апреля 1918 г.)

 

 

 

Обзор печати


А. Р. Гоц в своей статье „Объединение и строительство демократии" напечатанной в воскресном номере „Дело Народа”, до того увлекся, что не смущается явным противоречием. С одной стороны этот видный член партии правых эсеров находит, что

„Россию может спасти только тесно сомкнувшийся общенародный фронт, объединяющий все демократические и прогрессивные силы страны",

т. е. попросту—„коалиция”, а с другой он не может не признать, что

"опыт шестимесячной политики коалиции, убедил нас с непреложностью в одном: „кулуарная политика", даже самая искусная и тонкая, роковым образом осуждена на провал.

Сколько страсти и энергии было растрачено в Малахитовой и иных залах Зимнего дворца для выработки „коалиционных планов", а за стенами дворца текла пестрая, шумная, мятущаяся жизнь, бедная творческими силами, неустроенная, неорганизованная, не укладывавшаяся в рамках, ей отведенных.

Ведь, коалиция — это договор двух или нескольких исторических сил, часто с враждебными интересами и противоположными устремлениями.

И разве коалиционная политика до октябрьской России не напоминала полета птицы, которую вихрь несет и подбрасывает не в меру силы ее крыльев?

И никогда еще так болезненно не ощущалась оторванность всех социалистических партий от масс, как в наши дни. Партия без масс—это генералитет без армии. И мы сильно опасаемся, как бы при этих условиях энесовское начинание не привело лишь к созданию новых иллюзий, новых мечтаний, которым не суждено сбыться, новых надежд, которым не дано осуществиться.
Историю не обманешь и бессилие не выдашь за силу, как бы ее искусно ни драпировали.

Но значит ли отсюда, что мы должны повернуться спиной к самой идее объединения? Нисколько. Мы продолжаем глубоко верить, что только объединение всех демократических и прогрессивных сил страны одно еще может спасти свободную Россию."

Как же вы будете объединяться, если сами же говорите, что "никогда еще так болезненно не ощущалась оторванность всех социалистический партий от масс, как в наши дни?". Да, вы правы на этот раз: мы то же думаем, что „энесовское начинание" провалится, ибо вы — „генералитет без армии”, живые покойники. Вы правы во всем, кроме одного: оторванности всех от масс не наблюдается только в одной партии, а именно — в коммунистической партии большевиков!

Оказывается и у к.-д. "коалиция" не пользовалась симпатиями.

"Наш Век", посвящая передовую статью московским совещаниям  „о соглашении партий", говорит:

"В газетах появляются неизвестно из каких источников заимствованные известия о совещаниях представителей разных партий, вырабатывающих не то условия внутреннего соглашения, не то чуть ли не обращение к иностранным державам и т. д. Одно из таких, неизвестно откуда исходящих, сообщений побудило даже центр. комитет партии соц.-революционеров выступить с решительным опровержением. Едва ли в нем была надобность, так как опровержения только подзадоривают анонимных вестовщиков, быть может, иногда преследующих и свои специальные цели. Гораздо разумнее просто не обращать внимания на известия, исходящие из анонимных источников.

После того, как в октябре месяце министры-социалисты из последнего кабинета Керенского вышли на свободу, а министры-„буржуа“ — в Петропавловскую крепость, так называемая „коалиция", никогда не возбуждавшая в нас особого восторга, скончалась явно для всех."

Ввиду того, что разногласие на московских совещаниях между к.-д. и с.-р. произошло в вопросе об Учредительном Собрании, „Наш Век“ дает ответ и на этот вопрос.

"В кругах, близких партии народной свободы, взгляды, связанные с вопросом об Учредительном Собрании, можно считать более или менее установившимися. Едва ли, в настоящее время, кто-нибудь серьезно будет говорить о том Учредительном Собрании, которое собралось под председательством В. М. Чернова и ночью, уставшее от бесплодного словопрения, разошлось по требованию вооруженного матроса Железнякова. Это Учред. Собрание уже родилось со смертным пороком, мешавшим признать его отражением народной воли.

Пропагандирование правильных взглядов на сущность демократизма и на Учредительное Собрание задача, поэтому, весьма почтенная. Но не слишком ли она для нашего времени академична? Не звучит ли она какой-то полной оторванностью от жизни в момент, когда гибнут последние остатки независимой государственности, когда налицо нет даже элементарных условий человеческого существования, все шатается и рушится? Неужели теперь заниматься выработкой нового положения об Учредительном Собрании или, может быть, подготовкой новых выборов, агитацией?

Где, когда, как? Трудно понять, как серьезные политические деятели могут думать, что на этих книжных, нереальных явлениях, может быть построена какая-то платформа действительной политики. Неудивительно, что разговоры, возникающие вокруг этой темы, сразу же получили характер наших обычных кружковых, бессильных и никчемных споров."

Л. Львов в „Новом Дне", со слов какого-то „крупного землевладельца", передает, что на Дону только теперь "начинается серьезная борьба между Алексеевым и советскими войсками. Львов сознается, что "мы ничего не знаем о том, что делается на Кавказе", ввиду разрушенных путей сношений и сообщений. Ловкий журналист говорит, что сообщения с Кавказа „доходят к нам в запутанном, часто извращенном виде" и главное, с "большим опозданием". Однако, все эти препятствия не мешают „Новому Дню" поведать миру о „планах ген. Корнилова", как будто бы Львов только сегодня получил последние сведения из самой ставки контрреволюции.

"Настоящее положение Корнилова представляется в следующем виде. Он вместе с своим отрядом, состоящим по приблизительному подсчету из 40.000, в составе 30.000 калмыцких казаков и около 10.000 человек туземной дивизии и офицерского отряда в 4.500 человек, занимает пространство, ограниченное с севера линией Тихорецк - Царицын, к югу ст. Тихорецка по Ставропольской и части Астраханской губ. к востоку побережье Каспийского моря до Петровска-Дагестанского. Штаб расположен в станице Крыловской.

К концу марта и началу апреля обнаружились явные признаки осуществления определенного плана движения, которое отмечается главным образом по направлению к Оренбургу и, по-видимому, имеет цель соединиться с отрядами Дутова у Оренбурга.

В занимаемой территории корниловские войска до последнего времени вели нормальный образ жизни и занимались усиленной подготовкой и организацией вполне спокойно. Отсутствие железных дорог в значительной степени устраняло опасность внезапных нападений. Попытки Сиверса к наступлению на отряды Корнилова кончались безуспешно.

В конце марта Корнилов и Алексеев выпустили обширную прокламацию, в которой опровергают распространяемые сведения о том, что они стремятся к восстановлению монархизма. Они решительно заявляют, что они — сторонники Учредительного Собрания."

Откуда такие точные сведения получает „орган социалистической мысли?" Ведь тот „крупный землевладелец", с которым беседовал Львов, выехал из Ростова 30 марта, а сегодня 15 апреля—откуда такая осведомленность? В виду того, что нынче чудес не бывает, а „крупный землевладелец" —слишком сомнительный информатор, здесь можно допустить два ответа. Или „Новый День" пускает в оборот утку, или в числе сотрудников „органа социалистической мысли" имеются лица, которые имеют сношение если не с самими контрреволюционерами, то получают сведения из первых источников.

Бр. Гордины в „Буревестнике" с ума сходят от злобы. Этот „орган анархистов" обратился в цепную собаку, позабыв вчерашние слова о верности. Мы тоже рады, что вы раскрыли свои карты, что вы сорвали свои маски. Изо дня в день вы под видом якобы анархистских лозунгов проводили свои черносотенные идеи, изо дня в день вы провоцировали рабочий народ, науськивая не только на буржуазию, но и на крестьян, мелких ремесленников и вообще на те классы которые более всего пострадали за эти четыре года. Теперь вы пожинаете плоды своей "критики", которая, не смотря на ваше лживое уверение, была на руку врагам революции. Ваша гнусная травля большевиков завтра будет встречена сочувственно во всех  редакциях буржуазной и т. п. социалистической прессы. Эту статью будет цитировать с злорадством вся продажная печать.

"Палачи. Каины!
Вы ошалели. Последняя капелька здравого смысла иссякла у вас.
Вы простые садисты.
Вампиры, не смейте порочить революцию.
Вы ошалели!
Шапку Ленина вы повесили на палке: кто не признает Ленина, должен быть расстрелян. Но не думайте, что у анархистов не осталось последней стрелы для вашей головы. Ленин.
Страшитесь анархического Вильгельма Теля.
Несчастная Россия! Очевидно, ты приобретешь спокойствие лишь в анархии.
Можно резать буржуев во имя социальной революции. Но резать анархистов во
имя социальной революции нельзя."

Ложь! Можно и нужно устранять с пути социальной революции всех, мешающих ей! И  мы устраним все препятствия! Мы сметем преграды на вашем пути к социализму, кто бы не сидел за этими преградами!

Рабочая и крестьянская Красная Армия и Флот 1918, №62 (107) (16 апр.)


К ответу

По газетным слухам, большевики собираются судить бывшего императора Николая Романова.
Обвинителем выступает бывший главковерх Крыленко.

Надо отдать должное смелости и мужеству обвинителя. Он взялся разрешить трудную, неразрешимую проблему— квалифицировать преступления человека, который является живым, ходячим воплощением векового исторического преступления против народа, который каждым шагом своим, каждым часом, каждой минутой своей жизни попирал всяческие законы — божеские и человеческие.
Между прочим, в вину бывшему императору ставится неправильное расходование народных средств.

Самодержавие веками своим разбойничьим податным насосом выкачивало последние соки из многомиллионного народа, держало народ в нищете, на границе хронического голодания и медленного вымирания. Казацкими нагайками, полицейскими прикладами, жандармскими штыками и розгами оно из году в год выколачивало из опустошенной народной мошны последние гроши и тратило их как, куда и на что хотело, расходовало их полной рукой, по-хозяйски, по своему усмотрению.

К ответу, к народному суду такую преступную власть!

Но как в области государственных финансов поступает сама большевистская власть? Как сами большевики распоряжаются средствами народной казны?

Шестой месяц владычествуют большевики, шестой месяцу они бесконтрольно, безответственно распоряжаются народной казной, шестой месяц они, нисколько не стесняясь, расходуют не миллионы, не сотни миллионов, а миллиарды, даже десятки миллиардов рублей народных денег. Откуда большевики берут такие огромные денежные средства, куда, на что расходуют их — никто не знает. Комиссародержавная власть предпочитает молчать, ведет игру в темную.

Между тем, ко всем деяниям своим комиссародержавие неуклонно прикладывает штемпель крестьян и рабочих. Последние должны, обязаны, во имя собственных кровных интересов, призвать к ответу большевистскую власть. Именем все тех же крестьян и рабочих большевики захвати все частные кредитные учреждения, в их несгораемых ящиках реквизировали золото вкладчиков, опустошили ювелирные магазины. Сколько, на какую сумму реквизировано золота, где и как хранится взятое именем революционного народа богатство — никто не знает.

Ответственный большевистский финансист г. Ангорский в минуту откровенности заявил корреспонденту одной из газет, что Советская власть имеет теперь столько золота, сколько не имела его ни в какия времена российская государственная власть. Сколько, на какую сумму золота лежит теперь в казенных сундуках? Революционный народ должен знать размеры принадлежащаго ему богатства.

К ответу большевистскую власть!

Тот же г. Ангорский обмолвился, что Советская власть получила много золота с приисков, С каких приисков, откуда большевики получили золото? На какую сумму рабочие приисков увеличили наш государственный золотой запас? Народ не может не знать этого.

По брестскому мирному договору большевики, от имени всей России, обязались возместить немцам всевозможные убытки, причиненные войной. Проще говоря, большевики обязались заплатить немцам в скрытой форме приличную контрибуцию. Приблизительные размеры этой контрибуции определяются в сумме от 5 до 8 миллиардов рублей золотом. Сроки уплаты контрибуции уже наступают. Откуда Советская власть возьмет золото на покрытие контрибуции? Пустят ли большевики в оборот неприкосновенный государственный золотой запас? Народ должен знать это.

К ответу большевистскую власть!

Советская республика переполнена бумажными деньгами и их всевозможными суррогатами. Цена рубля на внутреннем рынке спустилась до крайних пределов. Вся денежная система наша доведена до прямой бессмыслицы. Совершенно парализован обмен, спутались всяческие расчеты, утрачена всякая возможность на скорое возрождение промышленности. В большевистских кругах снова заговорили о близости девальвации.

Сколько, на какую сумму напечатано большевиками кредитных билетов всевозможных цветов и размеров—опять-таки никто не знает. А революционный народ должен знать это, потому что никому другому, а ему приходится и придется расплачиваться за безумную финансовую политику большевиков.

К ответу большевистскую власть!

За последнее время первые столбцы газет пестрят декретными разоблачениями денежных злоупотреблений в различных государственных советских учреждениях. К суду Революционного Трибунала привлекаются то агенты продовольственной организации, то агенты учреждений ведомства социальной помощи.

Наконец, глава всего продовольственного дела, можно сказать, наш злополучный поилец и кормилец г. Мануильский, в опубликованном интервью с сотрудником «Вечерней Жизни», с мужественной откровенностью нарисовал картину, какую вряд ли сумеет нарисовать т. Крыленко в судебном процессе Николая Романова.

Оказывается, на закупку продовольствия государство затратило три с половиной миллиарда рублей, а обратно не получило ни копейки.

Ни хлеба, ни денег!

Конечно, о хищениях в столь грандиозных размерах говорить и думать нет оснований. Деньги народные — советская власть—власть народная, власть рабочих и беднейшего крестьянства, а «жена Цезаря выше всяких подозрений".

Но куда же девались три с половиною миллиарда рублей?

Голодный, измученный, обманутый рабочий просто физически не может удержаться от такого вопроса. Рабочий и крестьянин, после столь знаменательных и откровенных признаний г. Мануильского, должны на всю страну решительно и громко сказать:


К ответу большевистскую власть!

Дело народа 1918, № 020 (16 (3) апр.).

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 193 | Добавил: nik191 | Теги: печать, апрель, 1918 г, обзор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz