nik191 Понедельник, 20.09.2021, 08:24
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2013 » Декабрь » 24 » О положении ссыльных. Обреченные на голод
06:53
О положении ссыльных. Обреченные на голод
 
Много раз доводилось на различных форумах сталкиваться с высказываниями "просвещенных" комментаторов о том, что ссыльным при царе жилось сытно, весело и беззаботно. Жили себе и не тужили. Царь-батюшка заботился о них, кормил, одевал. А они только паразитировали на царской доброте.

Действительно, ссыльные получали пособие на свое существование. Только позволяло ли это пособие жить беззаботно?

Ответ найдем в обращении политических ссыльных Нарымского края, напечатанном в газете "Сибирская жизнь" от 24 (11) декабря 1913 года
.
 
 
Обреченные на голод.


Политические ссыльные, водворяемые на жительство в отдаленные места Европейской или Азиатской России в административном порядке, получают казенное посо6ие. Это вполне понятно. Высылаемый отрывается от привычных условий жизни, от источников, доставлявших ему средства к существованию. Места же выдворения административно ссыльных, как общее правило, являются наиболее глухими и пустынными местами страны, так что возможность нахождения заработка в таких местах сводился к минимуму. К тому же уставом о предупреждении и пресечении преступлений запрещается всякая педагогическая деятельность, принятие к себе учеников для обучения их искусствам и ремеслам, служба или даже работа в качестве чернорабочего в типографиях, фотографиях, би6лиотеках и т.п.

Пособие для Нарымскаго края определено в текущем 1913 г. в размере 6 р. 90 к. в месяц (3 р. квартирных и 3 р. 90 к. кормовых), 4 р. 40 к. для женщин в 5 р. 20 к. для мужчин летнего одежного пособия и 18 р. 43 1/2 к. зимнего.
Казенное пособие только не дает ссыльному умереть с голоду, держа его на границе этого.

Норма кормового пособия составляется, по-видимому, на основании норм кормового довольствия для заключённых в тюрьмах Томской губ. Но, во первых, ни для кого не секрет, что арестантская норма сама по себе недостаточна, не обеспечивает от заболевания цингой, тифом и проч. Узаконение права приобретения пищи на собственные средства по отношению ко всем категориям заключенных, даже таким, как 6ессрочные каторжане, без дальнейших пояснений подчеркивает эту недостаточность, признанную законом. Во-вторых, для ссыльных и эта недостаточная арестантская норма значительно понижается благодаря индивидуальному характеру хозяйства ссыльного. Ясно, как Божий день, что изготовление пищи в больших размерах, на значительное число людей сразу, сильно понижает стоимость питания каждого.

Цены на жизненные припасы очень высоки. Так, в с. Колпашеве мясо стоит 8—9 к. фун., ржаная мука 85—95 к. пуд, крупчатка, смотря по сортам, от 1 р. 60 к. до 2 р. 25 к. пуд, молоко— до 7 1/2 к. кринка, карофель 30 к. пуд, керосин 7 — 8 к. ф., сахар 17—18 к. ф., соль 3 к ф., лук 4—7 к. десяток.

При таких-то ценах на предметы первой необходимости пособие исчисляется в 13 коп. в день, 3 р. 90 к в месяц! Ясно, что существовать на него невозможно. Нет и не было ни одного ссыльного, который умудрился бы прожить на одно казенное пособие.

На одно питание, которое трудно заподозрить в чрезмерной обильности, уходит на одного взрослого человека 8 р. 39 к.  Включите сюда расходы на освещение (керосин 7—8 к. фунт), стирку белья, баню, мыло, спички, почтовые расходы и письменные принадлежности. Получится сумма свыше 10 руб., т. е. на 6 р. 10 к. более кормового пособия. Эту разницу, значит, под угрозой голода, надо как-то покрыть.

Недостаток места не позволяет, к сожалению, остановиться на бюджетах семейных. Заметим только, что на ребенка получается пособия 1 р. 95 к. в месяц. Если это ребенок не грудной, то пособие, значит, не покрывает, даже стоимости одного молока.

Одежное пособие разделяется на летнее и зимнее На летнее женщинам выдается 4 р. 40 к., мужчинам— 5 р. 20 к.

В тюрьме женщинам полагается верхняя одежда, уставом благочиния запрещается появление в публичных местах в полуодетом виде, ну, а ссыльным женщинам, значит, ни то, ни другое не указ.

Зимнее одежное пособие исчисляется в размере 18 р. 43 1/2 к. Такая цифра при необычной суровости здешней зимы говорила бы только об игривости ума администрации, если бы не оказалось, что по казенной расценке в Нарымском крае баранью шубу можно купить за 4 р., сапоги за 4 р. и т. д.

Одежное пособие совершенно не выдается членам семейств ссыльных, так что приходится, помимо всего, опять таки находить средства и на это.

Сама администрация в прошлом признавала недостаточность казенного пособия и содействовала возможностям его пополнить.

Как уже говорилось, сильно сократить расходы на питание может артельное ведение хозяйства. И ссыльные принимали все меры к тому, чтобы понизить стоимость жизни таким способом. Были устроены товарищеские потребилки, столовые, пекарни. Губернская администрация в лице ряда сменившихся губернаторов мирилась с существованием всех этих учреждений. И только года 1 1/2 тому назад все указанные организации были уничтожены.

В прошлом была широко развита благотворительная помощь ссыльным, так что зачастую в месяц из сумм, поступавших со стороны, приходилось на каждого ссыльного более, чем месячное пособие. И никто иной, как сама администрация, содействовала такой благотворительности. Трудно, казалось бы, известного бар. Нолькена упрекнуть в сочувствии к политическим ссыльным. И, однако, этот бар. Нолькен в бытность свою томским губернатором не только разрешал благотворительные спектакли в пользу ссыльных, но и самолично приходил и распределял такие деньги.

Что катается работы—этого все же основного для подавляющего большинства ссыльных способа пополнить до необходимой нормы казенный бюджет,—то администрация не ставила никаких препятствий. Области приложения труда ссыльных таковы: заготовка дров, шпал, рыбные промыслы, сбор кедровых орехов, ягод и т. п, что требует прежде всего свободы передвижения по краю. И таковое до прошлого года разрешалось беспрепятственно. С прошлого же года начались стеснения, а в настоящее время всякие отлучки из пределов села воспрещены.
Удешевлять жизнь запрещается, искать заработок не разрешается. Как же жить, чтобы не умереть с голоду?

Администрацию теперь этот вопрос не волнует. Наоборот, в ход пускаются такие меры, которые делают положение ссылки отчаянным. Так, со сменой летом этого года исправника и губернатора стали всячески тормозить выдачу пособия на семьи ссыльных. Начались придирки к документам, требования предоставления новых. А если даже все документы представлялись сразу, то пособие все же задерживалось по полугоду.

Но все это были еще только цветочки. Ягодки не замедлили последовать. В октябре в с. Колпашеве четвертая часть всех ссыльных была совершенно лишена пособия, в ноябре 1/3—покамест одного зимнего одежного. Всего лишено пособия 45 проц. ссыльных. Сделано это было без всяких объяснений о причинах. Можно догадываться только, что основанием к лишению одних послужил временный заработок летом этого года. Другие лишены пособия, видимо, потому, что получают поддержку извне — пару-другую рублей в месяц. Третьи лишены Бог знает за что, так как ни заработка, ни поддержки со стороны не имеют.

Что делать лишенным пособия? Что делать тем, кто пособия не лишен, но не только прожить на него не могут (а к таким принадлежат все), но не могут и подработать или получать небольшую поддержку со стороны под угрозой лишения пособия?

Умирать с голоду? Бежать из мест водворения? Прибегать к грабежам, кражам? Чего хочет администрация?

Без суда и следствия заброшенные в пустынные места с суровым климатом, где вынуждены переносить весь ужас, всю муку принудительной праздности духовного прозябания, оторванности от жизни, мы последними мерами обрекаемся еще и на ужасы голода.

На суд общественного мнения страны выносим мы творимое над нами.

Политические ссыльные Нарымскаго края с. Колпашева.

(Следует 18 подписей).

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 649 | Добавил: nik191 | Теги: ссылка, пособие, обращенние | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz