nik191 Среда, 13.11.2019, 20:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [488]
Как это было [497]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [88]
Разное [19]
Политика и политики [132]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [766]
Украинизация [492]
Гражданская война [666]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Апрель » 2 » Меньшевики в роли палачей
05:20
Меньшевики в роли палачей

 

 

 

Меньшевики в роли палачей

10-го февраля 1918 г. контрреволюционная партия Закавказских меньшевиков, стоящая во главе Закавказского Комиссариата, злодейски расстреляла мирный, безоружный митинг тифлисских рабочих, созванный комитетом Р. С.-Д. Р. П. (большевиков).

Наша партия перенесла много кровавых расстрелов и истязаний от палачей и наемных убийц царского правительства. Но организованная 10 февраля в Александровском саду кровавая баня превзошла по злодейству худшие преступления черной реакции.

Они расстреляли из пулеметов мирную толпу, не сделав никаких предупреждений. Мало того,—они подкрались к митингу с красным знаменем в руках, под видом революционеров, и когда участники митинга и председатель его тов. Кавтарадзе готовились радостно приветствовать их,— они открыли предательский огонь.

За несколько минут до расстрела, на митинг явилась группа меньшевиков во главе с Ноем Хомерики (по прозвищу Хунхуз) и Петром Геленшвили (товарищем министра земледелия в Закавказском Комиссариате), которыми сделаны были последние предательские распоряжения о закрытии всех входов и выходов сада и о создании удобства для расстрела рабочих. После чего эти негодяи-распорядители по устройству кровавой бани исчезли из сада.

Непосредственно вслед за этим из ворот сада, со стороны Барятинской ул., появился отряд убийц, одетых в солдатские шинели во главе с прапорщиком Имнадзе и Авакянцем (член Исполн. Ком. С. Р. и С. Д. г. Тифлиса). Красное знамя, улыбка Иуды на лице прапорщика Имнадзе - радость на лицах участников митинга, аплодисменты по адресу явившихся - и вдруг... предательские залпы по рабочим. Стреляли, главным образом, из пулеметов и одновременно пачками из винтовок.

Часть митинга разбежалась, оставив убитых и раненых, другая легла на землю. Красное знамя с портретами Маркса, Энгельса и Лассаля было расстреляно наемниками меньшевиков. Первые же выстрелы были направлены не в воздух, а в массу и дали сразу несколько убитых и много раненых.

Это кровавое злодейство г. Жордания, Гетечкори, Рамишвили и пр. своры изменников революции нужно было им, очевидно, чтобы ознаменовать достойным образом открытие закавказского сейма, назначенное на этот день.

Все место митинга представляет из себя кровавую лужу. Аллеи сада, скамьи забрызганы кровью, кусочками мяса и мозгов, убитых и раненых.

(„Кабказск. Раб.“).

Рабочая и крестьянская Красная Армия и Флот 1918, №51 (96) (2 апр.)


Среда, 3 апреля.

„Они", наконец, ответили, „они" нарушили заговор молчания, но как ответили—вы только послушайте!

„Новый Луч", несмотря на явные улики, развязно заявляет, что Тифлисские зверства меньшевиков и правых эсэров— „россказни, лживая выдумка большевистских комиссаров".

Ну, конечно, во всем этом кошмаре виноваты сами же большевики: ведь, давно известно, что меньшевики невинны „аки агнцы".

В Александровском саду среди бела дня расстреливают трудящихся, собравшихся на митинг; расстреливают и случайную публику, женщин и детей, гулявших в саду; отнимают под угрозой смерти оружие у возвращавшихся с фронта солдат, а на площади Тифлиса поставили виселицу,—и все это оказывается „лживой выдумкой большевистских комиссаров".

Ну, а как быть с телеграммой Жордания, докладом тов. Ильина и другими красноречивыми документами, с которыми почему-то ни буржуазная ни псевдо-социалистическая печать не познакомила своих читателей?

Разве издающаяся в Тифлисе газета правых социалистов-революционеров "Знамя Труда" не получается ни в одной редакции петроградской прессы?

А „Кавказский Рабочий.", ныне закрытый? 

„Сцена была ужасная"—докладывал тов. Ильин на заседания IV съезда партии с.-р., заседавшем в то время в Тифлисе.

„Я пережил жуткие минуты кровавой войны, я пережил дни баррикад и диких расстрелов, но то что я видел сегодня и пережил в Александровском саду превосходит все. Я видел плачущих детей, женщин в истерике, людей кричавших: „мы сдаемся" и просивших о помощи. Я категорически заявляю, что со стороны стрелявших не было никакого предупреждения"...

Это напечатано в Тифлисской газете „Знамя Труда", в номере от 15 февраля. Об этом писалось в газетах „Мшак“ от 12 февраля и „Физон" от 13 февраля. Мы теперь спрашиваем меньшевиков и правых эсеров: что же— и в этих газетах распространяют свою „лживую выдумку большевистские комиссары?"

Мы нарочно не привели ни одной выдержки из большевистской газеты „Кавказский Рабочий", чтобы быть беспристрастными.

Ну, что вы теперь скажете Иуды-предатели?

В какую лазейку увильнете от гневного вопроса пролетариата?

Какими гнусными принципами прикроете это подлое дело?

И подумать только, что все эти социал-предатели, все эти Жордания, Чхеидзе, Гегечкори были когда-то во главе революционного движения, во главе Совета?! Разве, не правы мы были, утверждая с первых дней революции, что они ведут к гибели не только революцию, но и народ, но и страну?! Разве не правы мы были, когда говорили рабочим и крестьянам, что меньшевики и правые эсэры являются предателями всего дела трудящихся и эксплуатируемых? Вот теперь жизнь доказала слишком красноречиво то, что мы неустанно доказывали массам.

Теперь вы видите, трудящиеся всей советской России, на что способны, г.г. меньшевики и правые эсэры! Когда разъяренная толпа сбрасывает с моста какого-нибудь контрреволюционного генерала, когда мы арестовываем явного врага народа—вся буржуазная и „социалистическая" печать, начиная от „Нашего Века“ и кончая „Новой Жизнью“, начинают вопить о зверствах и ужасах, о нарушении всех правил и понятий гражданской свободы, обзывая всевозможными прозвищами трудовой народ, а когда Жордания и Чхеидзе, Савинков и Алексеев замешаны в кошмарных делах, когда по их приказанию вешают и расстреливают солдат, рабочих и крестьян—они тогда пытаются играть в молчанку, это их не касается.

Теперь мы видим сколько в вас „социалистического и революционного!" Теперь трудовой народ знает, как вы о нем заботитесь и что ему готовите.

Мы уверены, что меньшевики и правые эсэры не долго будут „сеймствовать" на Кавказе. Их ждет участь старой рады, калединщины и дутовщины. Мы уверены, что кошмарные события в Тифлисе окончательно похоронят, как политические партии, меньшевиков и правых эсэров, этих живых покойников.

Трудовой народ никогда не забудет имен предателей. Мы запишем эти имена „социалистов" на черную доску, и пусть они не забывают, что не далек день суда.

 

Рабочая и крестьянская Красная Армия и Флот 1918, №52 (97) (3 апр.)

 

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Гражданская война | Просмотров: 202 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz