nik191 Четверг, 20.06.2019, 22:17
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [424]
Как это было [469]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [78]
Разное [19]
Политика и политики [120]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [754]
Украинизация [431]
Гражданская война [471]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [131]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Май » 1 » Ленский расстрел и революция
05:49
Ленский расстрел и революция

 

 

Ленский расстрел

 

Ровно шесть лет тому назад, 4 (17) апреля 1912 г., на далеких ленских приисках, в далекой сибирской тайге, по приказу жандармского ротмистра Терещенко было расстреляно свыше 500 рабочих. Преступление это было совершено палачом царского правительства в интересах ленских золотопромышленников, для защиты их высоких прибылей. Рабочие были расстреляны потому, что другим путем не удалось капиталистам сломить мирную, дружную, стойкую стачку ленских рабочих, которую в течение месяца с величайшей выдержкой проводили они.

Ленское преступление, ленская расправа царско-капиталистических опричников всколыхнула, пробудила, подняла на ноги российский пролетариат. Рабочие Питера, Риги, Москвы, Николаева, Харькова, Одессы и целого ряда других городов на ленское преступление ответили грандиозными политическими забастовками и демонстрациями. Впервые после поражения революции 1905 г. российский пролетариат выступил как боевая активная политическая сила со своими старыми основными требованиями установления народовластия, конфискации помещичьих земель, введения 8-ми часового рабочего дня.

На громкий протест пролетариата, царское правительство, устами своего министра Макарова, ответило дерзко-вызывающей фразой:

— Так было, так будет...

Расстреливали и будут расстреливать рабочих в интересах капиталистов,— так заявило пролетариату царское правительство шесть лет тому назад.

— Так было, но так не будет!—ответил тогда передовой авангард пролетариата слугам царя и капиталистов.

Он повел решительную борьбу за свержение царизма, за установление того строя, который тогда являлся единственно мыслимым — за установление демократической республики.

1912, 1913 и первая половина 1914 года являлись годами оживления, усиления, укрепления и расширения рабочего революционного движения. Пролетариат снова штурмовал твердыни царизма. В июле 1914 года на улицах Питера уже были воздвигнуты баррикады: то революционные рабочие давали царизму первое крупное сражение после разгрома революции 1905 года...

Мировая борьба оборвала эту героическую борьбу российских рабочих. Страна превратилась в военный лагерь, патриотический угар затуманил головы миллионов. Царское правительство получило полную возможность придушить рабочее движение, загнать глубоко в подполье революцию. Наступила могильная тишина, нарушаемая лишь грохотом пушек и свистом остроконечных пуль...

Война родила революцию. Но первая, февральская революция, передала власть буржуазии, она отдала государственную машину в руки заклятых врагов рабочего класса и деревенской бедноты. Правительство до октябрьского периода, правительство Коноваловых, Милюковых, Керенских и Церетелли, осуществляя волю буржуазии, боролось против рабочего класса, как боролось против него правительство царя.

Господа Гучковы, Кишкины, Церетелли и Пальчинские все силы напрягали для того, чтобы расправиться с рабочим классом, усмирить его, привести в повиновение. Власть в руках буржуазии представляла постоянную угрозу пролетариату. Он в любую минуту должен был ожидать нападения со стороны господствующих классов.

Октябрьская революция вырвала из рук врагов народа государственный аппарат, пролетариат в союзе с трудовым крестьянством сам взял власть в свои руки. Тем самым он обезопасил себя, тем самым он создал себе наиболее верную гарантию того, что буржуазии не удастся вновь повторить свое ленское преступление.

И сегодня, в шестую годовщину чудовищной ленской бойни, мы считаем необходимым подчеркнуть именно это обстоятельство.

Кровь миллионов павших за рабочее дело не пропала даром: власть находится в руках трудящихся. Угнетенные восстали и победили.

Капиталисты и помещики обезврежены. На страже революции стоит красная рабоче-крестьянская армия. То, что было, то, что делали правительства помещиков и капиталистов, того больше не будет...

В огне и буре, в муках и страданиях. в слезах и крови рождается новый мир.

Нынешняя победа трудящихся была подготовлена тяжелой продолжительной борьбою, бесчисленными поражениями прошлых поколений. Среди бесчисленных безвестных мучеников революции почетное место занимают жертвы ленского преступления.

Трудящиеся с великой благодарностью вспомнят память павших борцов. Они дадут клятву не выпустить из рук победного знамени труда. Память великих героев они чтят великой борьбою за грядущее.

 

Рабочая и крестьянская Красная Армия и Флот 1918, №63 (108) (17 апр.)

 

Обзор печати

Годовщина Ленской трагедии

„Сегодня шестая годовщина расстрела ленских рабочих!" — говорит „Правда" в своем траурном аншлаге.

„Они пали жертвой в борьбе за рабочее дело. Гибель их не прошла бесследно. Кровью своей они пробудили пролетариат всей России. И пролетариат новой социалистической России всегда будет свято чтить память Ленских борцов"!

"На приисках Ленского золотопромышленного товарищества царила безраздельная власть капитала. Весь орган политической власти, полиция, суд, военное начальство, школа находились в руках или на откупу у капиталистических золотопромышленных фирм.

Жестокая капиталистическая эксплуатация сочеталась с крепостническими порядками, рабочий был выдан головой на усмотрение предпринимателя.

И когда в феврале 1912 г. на приисках Лензото разразилась экономическая стачка, царский жандарм Терещенко, после ареста выборных от стачечников, без всякого повода и предупреждения расстрелял стачечников-рабочих, отправившихся на Надеждинский прииск для переговоров с прокурором по поводу этих арестов. Больше 250 человек оказалось одних убитых.

Массовые убийства безоружных рабочих во имя прибылей капитала и раньше не были редкостью в России. Еще в 1896 году „молодцы фонагорийцы" получили „царское спасибо" от Николая Романова „за геройское усмирение бунта“, выразившееся в расстреле рабочих Ярославской Корзинкинской мануфактуры.

Но ленские дни огненной датой вошли в историю рабочего движения в России в виду того отклика, который они нашли в пролетарских массах всей России."

Тяжелое время переживал тогда рабочий класс России,—продолжает газета. На запрос 11-го апреля в Государственной Думе о ленских событиях, царский холоп Макаров ответил: „Так было, так будет!". Но пролетариат России не смирился, и как ни тяжко ему было, как ни давило его самодержавие, все же неугасимое стремление к новой жизни жило в нем — и оно победило, в конце концов!

"Рабочие России могут с удовлетворением взглянуть на пройденный путь,—выдержанная, непримиримая тактика привела их через испытание к победе. Вдребезги разбито, казавшееся таким прочным царское самодержавие, в прах повержена буржуазия.    

Бесчисленными жертвами устлан крестный путь пролетариата; к жертвам ленских расстрелов прибавились миллионы людей, погибших на полях империалистической войны, тысячи рабочих и крестьян, сложивших свои головы в гражданской войне; путь истории тяжел и труден, ни один шаг не дается даром,— „судьба жертв искупительных просит",— но ценою их покупается лучшая жизнь,— и пролетариат идет вперед к социализму.

И оглядываясь назад, на свои первые шаги, на цепь падений и подъемов, пролетариат может повторить слова великого борца за истину, Галилея—„Е рur sе muоvе" (а все-таки движется)...

— И все-таки движется дело социализма."

— „Каждый год с тех пор рабочий класс России,—добавляет "Красная Газета",— в годовщину Ленских расстрелов стачками и митингами протеста выражал свое возмущение диким насилиям царизма и капитализма".

И хотя сегодня мы эту годовщину переживаем в других условиях, хотя теперь царизм погиб навсегда, а капитализм доживает последние дни, все же и теперь сегодняшний день должен быть днем протеста.

"Вспоминая сегодня ленские события каждый рабочий должен себе сказать:

— А ведь есть люди, есть партии, которые предлагают нам, рабочим, от власти, от фабрик и от заводов отказаться и вернуться к тем временам, когда власть находилась в руках капиталистов, устраивавших рабочим бани вроде ленской.

И склоняя сегодня голову перед могилами жертв ленского расстрела, пусть каждый рабочий скажет:

— Мы помним прелести капитализма, помним расстрелы и назад к капитализму мы не пойдем. У нас есть только один путь—вперед к социализму!"

„Известия Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов" говорят, что к обычным боевым дням русских рабочих 9-го января и 1 мая теперь, после 1912 г., прибавился еще один дел—4 апреля.

"Расстрел царским жандармом Терещенко рабочих ленских золотых приисков за предъявленные ими хозяевам экономические требования, расстрел, унесший свыше 600 жертв, послужил исходным пунктом нового подъема русской рабочей революции, после ее разгрома в 1907 г. Ее дружно хоронили царские жандармы и провокаторы при моральном содействии наших либералов и меньшевиков, уверявших, что новый революционный подъем невозможен, что перед рабочим классом стоит задача врастания в столыпинскую легальность.

Насилие царского правительства явилось началом новой полосы революционного пролетарского движения, массовые стачки экономические и политические следовали одна за другой и охватывали миллионы рабочих.

Русские пролетарии с презрением отметали речи либеральных рабочих политиков о ненужности революционной борьбы, о „стачечном азарте", и пролетарская борьба ширилась с каждых днем, от стачек она переходила в высшие формы, она уперлась в вооруженное восстание."

„Дело Народа" тоже не позабыло вспомнить день 4 апреля. Правда, и в этот печальный день, право-эсеровская газета не может пройти молчаливо и спокойно, чтобы не обронить своих излюбленных „словечек", но мы уже на „это" давно махнули рукой!

"Сегодня истекло шесть лет с того дня, как безоружные бастовавшие на ленских приисках рабочие были расстреляны царскими палачами. И вслед за расстрелом по всей стране прокатилась волна протестов и политических забастовок."

Но вспоминая славных мертвецов, отдавая дань заре нашего движения, „Дело Народа" даже и при этом в совершенно неподходящем случае старается „куснуть" большевиков, „кольнуть" советы и т. д.

"Через шесть лет после ленской трагедии рабочий класс опять стоит пред задачами классового объединения и борьбы за гражданские свободы, но стоит он более ослабленный и более беззащитный, чем в то время, когда „коммунистический" чад не одурманивал еще головы рабочих и не обольщал их маниловскими перспективами и немедленного социалистического рая.

Грубыми репрессиями разрушены рабочие организации. Именем рабочего класса втоптаны в грязь гражданские свободы: свобода стачек, союзов, собраний и неприкосновенность личности. Во имя социализма и диктатуры пролетариата совершаются бессудные расстрелы, дикие убийства, гнусные насилия."

Господа, постыдились бы хотя славных покойников!

„Новый Луч" в день годовщины пишет:

"Шесть лет назад в том крае, где из крови делают золото, рабочие захотели хлеба и получили свинец. Заалела от пролитой крови снежная тайга, застонала от боли и гнева. Ответный стон пронесся по рабочей России—дрогнула, выпрямилась она, и высоко над ней взвилось заалевшее ярче прежнего от новой крови знамя борьбы.

Долой режим убийств,—свобода борьбы свободному народу—это писалось на свежих алевших знаменах апрельского движения.

Именем павших клялись живые не спускать знамен и помнить до последнего вздоха о том, что вне общей свободы нет борьбы за собственное освобождение и вне борьбы нет жизни."

И в конце статьи, как и подобает меньшевистскому органу, „Новый Луч“ добавляет:

"Но не плакать надо.

Ей не нужно наших слез, как не нужны они павшим.

Надо собрать все остатки сил, всю любовь к родной стране, всю веру в конечную победу свободы, всю надежду на силы народа, который хочет жить... И спасение еще возможно.

Именем павших—всех павших—мы в эти тяжкие дни вновь торжественно повторяем свой обет.    

Остатками сил мы подымем вновь свое старое знамя и сомкнув ряды, мы отстоим умирающую свободу и умирающую родину."

 

Рабочая и крестьянская Красная Армия и Флот 1918, №64 (109) (18 апр.)

 

 

 

Категория: Как это было | Просмотров: 196 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz