nik191 Воскресенье, 21.07.2019, 16:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [444]
Как это было [478]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [87]
Разное [19]
Политика и политики [123]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1571]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [757]
Украинизация [448]
Гражданская война [512]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [133]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Январь » 6 » Казачьи восстания на Кубани. Станица Барсуковская
05:08
Казачьи восстания на Кубани. Станица Барсуковская

 

 

Казачьи восстания на Кубани

 

1. Станица Барсуковская

Только в феврале месяце докатилась волна октябрьской революции до тихой станицы Барсуковской.

Станица—Лабинского отдела—расположена на правом берегу Кубани в шестидесяти верстах от Армавира.
А на противоположном берегу лежит село иногородних Богословское.

Это-то соседство и сыграло роковую роль при водворении в казачьей станице большевистского образа правления.

Богословцы приняли с восторгом советскую власть и стремились склонить к признанию комиссародержавия и своих соседей казаков - барсуковцев.

В конце концов низложен был станичный атаман Чаленко и вместо исконной казачьей власти воцарился комиссариат. Во главе его, правда, стал Ефименко, человек преданный казачеству и не верящий в большевизм.    

Если бы станица была предоставлена своим собственным силам, она бы не выделила из своей среды настоящей советской власти со всеми ее особенностями.

По под боком жили распропагандированные богословцы, а из большевистских центров—Армавира и Невинномысской постоянно прибывали делегаты для запугивания казаков.

Соседи-богословцы организовали у себя красную армию, во главе которой стал подпоручик Муравьев, бывший учитель.

Муравьевский отряд ходил в середине марта на усмирение станицы Баталпашинской и после удачного кровавого опыта в ночь на 22 марта осадил станицу Барсуковскую.

Красные требовали, чтобы станичники приняли советскую власть, заплатили 200 тысяч контрибуции, сдали все имеющееся оружие и выдали «контрреволюционеров».

Казаки сдали оружие. Не выдать оружия было нельзя. На захваченную врасплох станицу наведены были пушки и пулеметы и, в случае отказа, пролилась бы кровь. Но все равно суждено было пролиться казачьей крови.

К весне сносить большевистское иго стало невыносимо.

В конце апреля в Барсуковской и по другим станицам казаки стали сорганизовываться для того, чтобы сбросить ненавистную власть.

К этому времени на Кубани стала расти волна отрезвления от большевизма. Широкий отклик находили воззвания атамана Филимонова и генерала Деникина, призывавшие казаков опомниться.

В станице первыми организаторами движении были сотник А. Е. Миронов и прапорщик Рядченко.

В Барсуках и в соседней станице Николаевской они вели тайную агитацию, склоняя казаков на свою сторону.

Мало-помалу число казаков, готовых выступить против советов, увеличивалось. Сначала откликнулись старики, потом стали присоединяться к ним и молодые.

Собрания устраивались конечно, тайно, то в лесу, то в садах, то в клунях. Собирались по ночам. Предателей среди организации не было. Всякого, кто хотя бы по легкомыслию разболтает о готовящемся восстании, на первом собрании решено было предавать смерти.    

 


Сотник А. Е. Миронов, руководитель восстание в ст. Барсуковой. (В бою под Ставрополем (6 августа с. г. ранен в обе ноги, одна нога ампутирована)

 

В числе руководителей, кроме А. Е. Миронова, стоявшего во главе всей организации, были офицеры-барсуковцы: хорунжий Шевченко, подъесаул Павловский, подъесаул Гетманов, подъесаул Ефименко, прапорщик Рыбаков.

К концу мая половина станичников готова была по первому зову выступить на борьбу с насильниками.

Установлена была связь с ближайшими станицами: Николаевской, Надзорной, Сенгилеевской и Ново-Марьевской и со станицей Прочноокопской, где находился главный казачий штаб, руководивший повстанческим движением.

3 июня в 12 ч. ночи во время тайного собрания барсуковцев в лесу на имя сотника Миронова получен был из прочноокопского штаба приказ о немедленном выступлении.
    
Барсуковцам дана была боевая задача: соединившись с николаевцами и надзорненцами, идти на Невинномысскую и разоружить красный гарнизон.

Барсуковцы 3 июня не могли выступить. Выступили 4 ночью. Соединились с казаками станиц Николаевской и Надзорной.

Составился отряд приблизительно в 600 человек, из коих половина конных.    
Но на весь отряд было только 120 винтовок, большинство же повстанцев шло с плетками...
Ночью казачье войско выступило в поход. По дороге имели столкновение с патрулями. Двое большевиков было убито, один ранен.

В Невинномысской был в это время красный гарнизон силою в 700 штыков при 38 пулеметах и 6 орудиях. В арсенале хранилось более 4000 винтовок.
Большевики, увидав наступавших казаков, дрогнули, но советский главковерх сотник Мишин, приказал открыть по казакам орудийный огонь.

Что могли поделать против пушек почти безоружные станичники?

К трем часам дня 5 июня они были разбиты и, разделившись на отряды, отступили.
Многие возвратились в свои станицы. Часть ушла под гору Стрижамент. Конный отряд человек в 80 отступил к Темному лесу.

5 же июня казаки николаевцы, отступившие вместе с григоре-полиссцами, имели бой с преследовавшим их армавирским отрядом красных и были снова разбиты.

Разведка барсуковцев, укрывшихся в Темном лесу, донесла, что вблизи казачьих отрядов нет.
Тогда решено было расходиться маленькими группами, скрываться в лесах и ждать того момента, когда можно будет присоединиться к какому-нибудь отряду, если таковой появится на Кубани.

Офицеры Миронов, Ефименко, Гетманов, Рыбасов, Павловский и вахмистр Рыбасов 38 суток, скрывались то на горе Недреманной, то в лесах Лопатинском и Воровском, то в районе Егорлыцких хуторов.

Трудно приходилось разбитым повстанцам...

Всюду рыскали большевистские отряды, разыскивавшие их. Приходилось по целым, днями лежать в пшенице, прятаться в оврагах и расщелинах скал.

Офицеров снабжали хлебом казаки хутора Верхне-Егорлыцкого.

Между прочим, барсуковцы, скрываясь вблизи с. Татарки, 27 июня видели, как большевистским отрядом расстреляна была кучка ставропольских офицеров, бежавших после неудачного восстания. Их 18 человек пряталось в оврагах около сарая мельника. Очевидно выданные кем-нибудь, они были окружены красноармейцами, пришедшими из с. Татарки. Ручная бомба, брошенная красными, разорвалась в сарае и переранила многих. После перестрелки, убив, нескольких, красноармейцев, оставшиеся в живых, сдались.

Всех их подвели к обрыву, поставили в ряд и расстреляли...

Барсуковцы, видевшие всю картину расстрела, лишь случайно остались не обнаруженными.

 

Полковник Шкуро
 

После долгих скитаний только 11 июля, во время боев под Ставрополем, уже после занятия города отрядом полковника Шкуро, присоединились барсуковцы к этому отряду.

Сотник Миронов—предводитель барсу конского восстания—был тяжело ранен во время августовского наступления красных на Ставрополь. Ему ампутировали ногу.

После неудачи казачьего выступления вступил  6 июня в Барсуковскую карательный отряд. Красные пришли мстить за восстание и месть их была жестока.

Семитысячный карательный отряд, состоявший главным образом из богословцев, стал чинить расправу над всеми «контрреволюционерами», главную массу которых составляли семьи офицеров и подозреваемых в участии в восстании.

Все, кто не успел бежать, поплатились головами.

На берегу быстрой Кубани у моста, ведущего в Богословское, по постановлению трибунала зарублены были:    

священник о. Гр. Златорунский, станичный атаман  Чаленко, отцы офицеров Ефименко и Рядченко, офицер Свечинский и мн. др.

35 человек приняло мученическую смерть под ударами шашек. Пытки, глумления, издевательства - все перенесли они прежде чем умереть.

Часть убитых была зарыта в навозе. Многие валялись до тех пор, пока свиньи не стали растаскивать трупы. Хоронить не разрешалось.

Ограбленная, истерзанная, окровавленная станица страстно ждала избавителей—добровольческую армию. И старики, и молодые, объединившись общими несчастьями, лелеяли в своей груди святую месть за кровь казачью, пролитую невинно.

 

Л. Пивоваров.

 

Донская волна 1918 №21

 

 

Еще по теме

 

 

 

 

Категория: Гражданская война | Просмотров: 105 | Добавил: nik191 | Теги: гражданская война, январь, 1919 г., Кубань | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz