nik191 Среда, 02.12.2020, 10:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [834]
Как это было [573]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [188]
Разное [19]
Политика и политики [170]
Старые фото [36]
Разные старости [59]
Мода [307]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [772]
Украинизация [543]
Гражданская война [1032]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [71]
Восстание боксеров в Китае [0]
Франко-прусская война [114]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Ноябрь » 27 » Долой захватчиков власти! (ноябрь 1917 г.)
06:09
Долой захватчиков власти! (ноябрь 1917 г.)

По материалам периодической печати за ноябрь 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

 

В чем разногласие?

Соглашение между большевиками, захватившими в Москве и Петрограде власть в свои руки, и остальными социалистическими партиями не налаживается.

Рабочие Петрограда, инстинктивно чувствуя неизбежное банкротство чисто большевистского правительства, требуют чуть ли не с угрозами образования однородной социалистической власти на платформе 2-го Всероссийского Съезда Сов. Раб. и Сол. Деп., т. е. на платформе партии большевиков.
Очевидно, среди рабочих масс Петрограда нет достаточного понимания  принципиальных различий между нашими взглядами на революцию и защиту ее завоеваний и позициями большевиков. А в этих различиях все дело. Ибо, по нашему глубокому убеждению, тактика большевиков вела и, быть может, привела уже революцию к гибели, и потому признать ее— значит участвовать в разгроме революции, чего, конечно, никто не может требовать от нас.

Партия большевиков требовала построения революционной власти на основе принципа: «вся власть Советам». И понимая, что переход государственной власти к Центральному Исполнительному Комитету Сов. Раб. и Солд. Деп. невозможен мирным путем, они выдвинули лозунг:

«промедление в восстании смерти подобно».

Партия соц.-рев. в течение всей революции боролась против сосредоточения всей государственной власти в руках Советов, полагая, что такое сосредоточение при современных условиях мировой войны и всеобщего истощения приведет рабочий класс к поражению. Советы могут победить, говорили мы, лишь посредством гражданской войны, которая окончательно разрушит и без того расстроенный хозяйственный организм страны, приведет к всеобщему голоду, к расстройству снабжения армии, к гибели фронта, к полному краху промышленности.

Мы утверждали, что даже в случае победы рабочий класс не может удержаться у власти, ибо он для этого недостаточно организован, ибо у него нет необходимых для управления государством интеллигентных сил, ибо он—лишь передовой авангард многомиллионной демократии, насквозь пропитанной далеко не социалистическими взглядами.

И, главное, мы настаивали на том, что восстание во имя передачи власти Советам политически невыгодна для рабочего класса, ибо мы стоим перед Учредительным Собранием, избираемым на основе всеобщего, прямого, равного и тайного избирательного права, т. е. перед таким установлением, которое безболезненно и прочно закрепит завоевания революции и разрешит наболевшие вопросы земли и мира. А так как исход затеваемой большевиками гражданской войны неизвестен, то на лозунг партии большевиков:

«восстание во имя перехода всей власти Советам»

мы ответили призывом:

«да здравствует Учредительное Собрание».

События последних десяти дней доказали справедливость наших предсказаний, 25-го октября был расстрелян Зимний дворец и арестовано Временное Правительство, и через десять дней безумной братоубийственной войны Петроград и весь фронт—без хлеба, заводы и фабрики—без угля; государство распалось на отдельные и независимые одна от другой области, контрреволюция подняла свою голову и захватила Донецкий бассейн и хлебные губернии, Учредительное Собрание может быть сорвано, и рабочим, крестьянам и солдатам предлагают вместо хлеба, земли и мира бумажные декреты, которые дальше Петрограда не идут.

Опыт этих дней наглядно доказал, что большевистская идея передачи власти Советам должна быть отвергнута, как пагубная для революции и страны, что единственный путь спасения — от второй революции, от «советского правительства» и создание революционно-демократической власти, опирающейся на главнейшие отряды демократии: Советы раб. и солд. деп., Советы крестьянских депутатов, городские и земские самоуправления и армию. Только признание равноправности этих демократических организаций, как фундаментов государства, может создать твердую и устойчивую власть, которая обеспечит стране мир, землю и созыв Учредительного Собрания.

И до тех пор, пока большевики будут отстаивать свой принцип «советского» правительства, вызвавший гражданскую войну и угрожающий гибелью революции, и не примут нашего принципа общедемократической революционной власти, которая может быть признана всей страной и прекратит гражданскую войну,—до тех пор соглашение между партией социалистов-революционеров и партией большевиков невозможно.

И мы просим еще раз помнить всю демократию, что это разногласие—не в принципах и теоретических построениях, а в способах спасения страны и революции, в твердом убеждении, что продолжение той линии, которую начала 24 октября партия большевиков, окончательно погубит государство и приведет нас к победе контрреволюции.

Еще иллюстрация к «рабочей и крестьянской» революции.

В «Деле Народа» Брюллова-Шаскольская рассказывает о своем посещении петроградского Обуховского завода, одного из очагов «передового» пролетариата...

— Авангарда социальной революции.

Безжизненный электрический свет тускло освещает огромную кабельную мастерскую,—начинает Шаскольская,—море голов—трехтысячная толпа. Мы стоим на возвышении—пять-шесть человек, социалисты-революционеры и меньшевики, —среди большевистского президиума; а снизу несутся яростные свистки, площадная ругань и крики:

«долой, вон, гоните их, сбросьте их с кафедры».

При первых же словах, по которым сгрудившиеся около трибуны активные большевики догадываются, что оратор не свой, дается сигнал и подымается нечто невообразимое. Пробующие аплодировать подвергаются оскорблениям и брани. В самом начале, когда я передала президиуму записку о предоставлении слова, меня дернули за рукав. Оборачиваюсь. Старый рабочий говорит шепотком, озираясь по сторонам:

— Товарищ, я прочел вашу фамилию, мы вас знаем: вы лучше не выступайте: все равно ни слова не дадут сказать.

— А сколько вас организованных социалистов-революционеров здесь, товарищ?

— Да около двух тысяч.

— И вы не можете отстоять право слова своему представителю?

— Ничего не можем.

— А гарантировать мне безопасность?

— Постараемся...

С такими обещаниями я поднимаюсь на помост. Говорит меньшевик-интернационалист, хорошо известный заводу уже десять лет. Он пробует заикнутся о том, что большевизм не может создать социалистической революции, и принужден умолкнуть под дикий рев:

— Долой, он продался буржуазии!

Следующего, тоже интернационалиста, срывают после нескольких фраз. Поднимается на кафедру некто и заявляет буквально следующее:

— От имени военно-революционного комитета вношу вполне конкретное предложение: арестовать всех агитаторов, подобных этому.

Радостные, дружные возгласы приветствуют "конкретное предложение". Председатель водворяет тишину и заявляет:

— Товарищи, успокойтесь. Он отсюда не выйдет и с ним будет поступлено по справедливости.

Мне удается выкрикнуть лишь несколько заглушенных фраз. Продолжают стоять крики:

— Арестовать! Просто убить! Не хотим слушать изменников-эсеров.

Удается прокричать только одно:

— Я не привыкла, чтобы среди рабочих мне затыкали рот...

На что следует резонный ответ:

— Какая там свобода слова! Будешь говорить дело, будем слушать, а если нам не по душе, то убирайся вон.

Мы уходим. Мы слышали еще, как бурные аплодисменты срывает фраза оратора:

— Нам все равно. Ленин ли, Николай  ли второй, сам ли черт, —лишь бы он слушался наших приказаний и дал нам немедленно то, что нам надо. А если Ленин не даст, повесим на одну веревочку с Керенским.

И мы ясно сознаем, что именно это является самой настоящей правдой, и вывод один—все должно быть начато сначала: кропотливая и тяжелая работа воспитания массы в трезвом разуме и в грамоте социализма, ибо от социализма, лучи которого на заре русской революции засветили нам еще издали, но уже ярко, ныне мы далеко, далеко ушли, скатились в беспросветную тьму его самых страшных врагов— невежества и анархии.

Поняли, увидели, услышали:

— Надо начинать сначала.

Разумные предостережения, трезвые голоса, неприкрашенная жизнь не научная...
Анархия, ужас, братская кровь образумили.

А те.

Те вторят в унисон погромной, дикой, темной массе ея погромным, темным крикам...
Те инсинуируют, провоцируют, льют, в конец развращая червь, грязью пятная все, что осталось еще у нас здорового, здравого, честного, светлого.

Товарищи!

Не верьте корниловским газетам.

Единственное средство, которое осталось обманщикам и предателям, это обман. У господ корниловцев нет в Петрограде ни одного взвода солдат, но к их услугам деньги и некоторые типографии. Корниловцы засыпают улицы и казармы контрреволюционными листками, носящими название «Дело Народа», «Воля Народа», «Солдатский Край», «Рабочая Газета», «Искры» и проч.

Товарищи!

Не верьте ни одному слову корниловцев, называющих себя эсэрами и меньшевиками. В сорную яму эти подлые листы. Объясняйте товарищам, что все это листки черной сотни — Керенских, Савинковых, Корниловых, Авксентьевых».

Все в куче—социалистические газеты и известные, уважаемые социалисты...

— Подлые листки... черная сотня.

Какой жаргон, какие приемы борьбы вождей «социальной революции»... Чем отличаются они от черносотенной агитации царских погромщиков, столь же размашисто грязнивших всю оппозицию, самодержавия, всех, боровшихся с полицейщиной.

Но дальше.

В большевистских «Известиях» от 30 октября напечатано следующее сообщение военно-революционного комитета:

 «В Гатчине среди казаков находится Михаил Романов».

Он ждет, когда Керенский откроет ему въезд в Зимний дворец.

В другом большевистском листке сообщалось, что какие-то солдаты были подвергнуты порке в присутствии Керенского.

И то, и другое сообщение есть не более и не менее,—заявляет «Дело Народа»,—как самая наглая и бесстыдная ложь.        

В каждом номере «Правды», солдатской и штатской, Керенский неизменно называется палачом, предателем и т. д.

Господин Троцкий иначе не изволит выражаться, как

«Керенский—корниловец, Керенского надо раздавить».

Наконец, Зиновьев в петроградском совете заявил, что

«отдан приказ доставить Керенскаго живым или мертвым»

и «Известия» в восторге печатают эту фразу жирным шрифтом.

Мы уже знали, что господа, имеющие наглость говорить о социализме, о социалистической революции и т. д., прибегают к бессовестной лжи и клевете для того, чтобы натравить солдат на социалистов другой партии.

Теперь они уже не ограничиваются «натравливанием» масс, им недостаточно сеять смуту путем распространения обмана.

Они стали на путь прямых призывов к убийству.

Закон о печати, изданный Лениным, грезит закрытием газеты за распространение ложных слухов и т. д.

Любопытно было бы знать, намерен ли Ленин применить этот закон к «Известиям», к «Солдатской» и иным «правдам»?

Эта нечистоплотность отталкивает недавних еще друзей и защитников большевиков...

На одном из заседаний петроградской городовой думы социалист, меньшевик-интернационалист, Назарьев, рассказав о вывешенных на улицах столицы объявлениях «К позорному столбу», призывающих громить социал-демократов меньшевиков и социалистов-революционеров, кончил:

— Это есть преступление,—сказал оратор,—обращаясь к большевикам,-которого вы не смоете. Вчерашний ужас является только преддверием к тому, что вы готовите этой прокламацией. Вся ваша политика есть призыв к погрому и к, всегда старавшийся примирить вас с остальными, ничего теперь для вас не имею, кроме п р е з р е н и я.

Презрение, протест.

Растут они во всех рядах, оппозиционных большевикам,—среди солдат, рабочих, интеллигенции, действительно преданных делу революции, уважающих завоеванные свободы, верные своим высоким идеалам служения родине, народу.

На юго-западном фронте растет недовольство большевиками, толкающему родину к гибели, срывающими Учредительное Собрание.

В течение последних дней на подавляющем числе заводов и фабрик Петрограда, на полковых собраниях и в профессиональных представительных демократических организаций,— сообщает «Новая Жизнь» в номере от 3 ноября,— принимается резолюции о немедленном прекращении затягивания большевиками бойни в об образовании однородной власти всех социалистических партий.

Центральный комитет петроградского порта, заслушав доклад представителей социалистов-революционеров и социал-демократов, постановил требовать от лидеров партий принять все меры к скорейшему соглашению по вопросу о власти и немедленному прекращению вооруженных столкновений.

Выборгская районная дума требует от центральн. исполн. комитета советов и петроградского совета сделать все от них зависящее для создания власти в составе всех социалистических партий и считает обязанностью демократии всеми силами настаивать на немедленном прекращении бойни.

Центральный комитет союза моряков торгового флота обратился ко всем членам союза с воззванием, в котором требует забыть партийные распри и настаивает на образовании правительства из всех социалистических партий.

Принимая во внимание тяжесть создавшегося положения, союз предлагает всем членам немедленно приступить в Черном море к планомерной организации для перевозки грузов, взяв это дело в свои руки.
Рабочие завода Вейхель постановили требовать от социалистов-революционеров и социал-демократов и от всех социалистических партий немедленного соглашения. Рабочие заявляют, что, в случае отрицательного отношения к этому требованию, они отзовут своих представителей из советских организаций.

На общем собрании служащих Путиловского завода и верфей было постановлено вместе с протестом против насильственного захвата власти обратиться с призывом к сплочению всех социалистических партий для немедленной конструкции единой революционной власти.

На собрании свыше 4000 тысяч рабочих путиловской верфи решено обратиться ко всем социалистическим партиям принять все меры к ликвидации братоубийственной войны. Это необходимо во имя спасения революции, чтобы ответственность за проливающуюся кровь не легла на вождей всех партий. Чтобы политика нового правительства не создавала в дальнейшем почвы для нового взрыва недовольства масс, это новое  правительство должно быть создано из всех социалистических партий на программе «мира, земли и воли». Всякое промедление и упрямство в создании единого революционного фронта отталкивает массы и дезорганизует дело революции.

Рабочие орудийного завода на общем собрании вынесли резолюцию, в которой признается, что русская революция благодаря фракционной борьбе находится на краю гибели и что выходом из положения является немедленное соглашение всех партий на почве создания единого социалистического министерства из всех партий представленных в советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Все так называемые «сознательные элементы» протестуют против захвата большевиками власти, отталкивания ими от общего народного дела—устроения родины—все другие социалистические партия против насилий, поругания и извращения гражданских свобод.

В заседании правления петроградского союза рабочих печатного дела принята следующая революция:

«Правление союза рабочих печатного дела, обсудив создавшееся положение в связи с совершившимся политическим переворотом:

1.    требует немедленного прекращения братоубийственной бойни,
2.    требует у военно-революционного комитета немедленного восстановления свободы печати.
3.    требует, чтобы все социалистические партии пришли к соглашению об организации власти и
4.    заявляет, что, в случае невыполнения настоящих требований, оно употребит все имеющиеся в его распоряжении средства для давления на стороны».

Резолюция эта принята единогласно, при двух воздержавшихся.

Общее собрание рабочих типографии министерства внутренних дел, обсудив создавшееся положение, полагает, что:

1)    репрессии, предпринятые военно-революц. комитетом против всей печати Петрограда, недостойны ни одной действительно пролетарской организации и могут вызвать во всяком честном рабочем только чувство возмущения;
2)    репрессии против социалистической печати это чувство негодования и возмущения увеличивают до крайних пределов;
3)    единственным способом протеста против неслыханных даже при царском режиме репрессий и гонений на печать является забастовка всех печатников; рабочие типограф. министерства внутр. дел решили войти в правление союза рабочих печатного дела с предложением объявить всеобщую стачку печатников с требованием немедленной отменой исключительных мер против печати».

Резолюция принята большинством 300 голосов, при 5 воздержавшихся.

На общем собрании рабочих типографии «Задруга» принята следующая резолюция:

«Мы, рабочие типографии т-ва «Задруга», собравшись на общем собрании и обсудив вопрос о разгроме, произведенном в типографии, а также о закрытии социалистической газеты «Народное Слово», признали необходимым:

1)    Категорически протестовать против действий военно-революционного комитета, жандармски накладывающего руку на всю социалистическую печать.
2)    Считаем захватчиков, сделавших налет на типографию т-ва «Задруга» и произведших разгром редакции и конторы, ниже всякой критики.
3)    Категорически протестуем против насилия, выразившегося в закрытии социалистической газеты «Народное Слово».
4)    Требуем немедленного восстановления работ во всех отделениях типографии.
5)    В виду массового закрытия газет, повлекшего за собою умножение кадра безработных, требуем от общества «Рабочих печатн. дела» объявления всеобщей стачки протеста против действий насильников над свободной печатью.
6)    Считаем единственной властью— власть демократии в лице однородного демократического правительства, состоящего из революционных организаций и социалистических партий.

27 октября во время общего собрания российской социал-демократич. рабоч. партии (объединенной) петергофского подрайона в помещение ворвалась милиция во главе с помощником комиссара и потребовала выдачи всех находящихся там номеров газеты «Солдатский Голос». Председатель собрания потребовал предъявления соответствующего ордера, однако, такого ордера не оказалось.

Помощник комиссара отправился за ордером, а до его возвращения, в течение трех четвертей часа общее собрание находилось под арестом красногвардейцев и милиционеров.

Общее собрание петергофского подрайона названной партии приняло резолюцию, в которой обращается ко всем рабочим и солдатам с призывом энергично встать на защиту всех завоеваний революции: свободы слова, собраний и печати, как основных публичных прав граждан.


Долой захватчиков власти!

Из канцелярии министерства продовольствия (Петроград, Аничков дворец) мы получили следующую резолюцию общего собрания служащих министерства продовольствия, в виде циркуляра губернским и областным продовольственным комитетам:

«Протестуя против захвата, путем грубого насилия, власти в Петрограде большевиками и считая, что действительное осуществление власти захватчиками поведет к катастрофе дело снабжения армии и населения, что в настоящий момент долг каждого гражданина заключается во всемерной поддержке всех истинных представителей демократии, выступивших на открытую борьбу с насильниками, мы, служащие министерства продовольствия, выражая недоверие ставленникам большевиков и признавая временное правительство и совет республики единственными законными органами верховной власти,—при настоящих условиях не может без ущерба для армии и страны прекратить работу и продолжаем ее до тех пор, пока демократия, организовавшаяся в комитет спасения родины и революция при петроградской центральной городской думе не признает необходимым прекратить работу служащих министерства продовольствия.

Во исполнение постановления общего собрания служащих, от 27 октября, избранная на этом собрании комиссия сообщила резолюцию собрания комитету спасения родины и революции.

Комитет спасения родины и революции предписал:

В виду исключительного значения продовольствия армии и населения, работа в министерстве продовольствия должна продолжаться.

Работа должна совершаться под непосредственным руководством ныне управляющего министерством В. Н. Башкирова.

Служащие министерства продовольствия не должны признавать никаких органов, назначенных захватчиками власти, и не должны вступать с ними ни в какие сношения.

В случае проявления какого-либо насилия над существующими руководящими органами министерства, работа министерства должна совершенно прекратиться с момента надлежащего уведомления комиссии».

В армии

ПЕТРОГРАД (9/ХІ). Совещание общеармейского комитета в ставке приняло резолюцию об образовании новой власти при участии всех социалистических партий с премьером Черновым во главе.

 

 

Еще по теме

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 321 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., революция, ноябрь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz