nik191 Вторник, 25.06.2019, 20:31
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [427]
Как это было [470]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [78]
Разное [19]
Политика и политики [122]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [755]
Украинизация [434]
Гражданская война [477]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [132]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Май » 9 » Дежавю-6. К положению на Украине
10:42
Дежавю-6. К положению на Украине

Безумно жалко, что очень немногие читают старые газеты и журналы. Сколько поучительного и созвучного нашим сегодняшним дня там можно отыскать. Уже не в первый раз обращаюсь к свидетельствам давно минувших дней и каждый раз поражаюсь - ведь это все происходит сейчас.

Вот и сегодня предлагаю вам заметку 100-летней давности, размещенную в газете "Сибирская жизнь" № 116 за 4 июня 1914 г.

 

„Желтый дом" в дни революции.


В последней книжке «Новой Жизни» Н. Вавулин знакомит нас с переживаниями и настроениями «желтых домов» в красные дни русской революции и в последующий бурный период первых лет конституции—1905—1907 г.г.

Жизнью в «желтых домах» у нас так мало интересуются,—говорит автор,— что многие, быть может, искренно удивятся, если узнают, что революция не только нашла там отклик, но и заставила больничную жизнь протекать в то время по иному руслу.

Душевный подъем, охвативший общество в дни всероссийской забастовки, проник также и в мрачные «желтые дома». Замкнутая жизнь безумцев, служителей, сиделок и врачей развернулась,     люди как бы заразились господствовавшим в то время настроением и приобщились, кто как мог, к политическим замыслам страны. Психиатры, преимущественно столичных больниц, вышли за пределы своей узкой специальности и занялись обсуждением политических вопросов, писанием резолюций об отмене смертной казни, положения об усиленной охране, об утверждении неприкосновенности личности, свободы совести, слова, печати, собраний и союзов.

 

 

Низший персонал психиатрической больницы, т. е. служители и сиделки, также не остался безучастным к политическим событием революционных годов. В петербургской больнице Св. Николая Чудотворца, под влиянием врачей, вспыхнула дружная забастовка всех служителей и сиделок.

 

 

Правда, забастовка преследовала не столько политические цели, сколько экономические. Озлобление низшего персонала больницы обрушилось на главного врача, которого вывезли за ворота больницы на тачке, при чем так неудачно, что сломали ему ребро.

 

 

В дни этой забастовки впервые был нарушен приказ Николая 1 о недопущении полиции в «дома для сумасшедших и безумных». Наряды полиции были введены в больницу Св. Николая Чудотворца и находились там до тех пор, пока не кончилась забастовка.


Революция увеличила кадры душевнобольных. Психиатрические больницы тотчас же после кровавых событий стали переполняться наиболее нервными и впечатлительными людьми, заплатившими безумием за свое прямое или косвенное участие в революции. Вновь поступающий элемент больных состоял из самых разнообразных слоев. Наряду с революционерами в больницу попадали и жертвы служебного долга перед правительством.


Тяжело больные,—из участников революции,-—будучи в подавленном душевном состоянии, помещались в так называемых наблюдательных палатах, где следили за тем, чтобы больной не вставал с кровати. Если же больной обнаруживал беспокойство, то его переводили в изолятор.

В революционные дни эти наблюдательные палаты производили удручающее впечатление. Попадали туда люди наиболее нервные, не вынесшие всех ужасов гражданской войны. Там можно было встретить студента, рабочего, дравшихся на баррикадах, гимназиста, курсистку, конторщика, чиновника, избитых при манифестациях.

 

Попадались и слуги правительства, не вынесшие тяготы возложеннаго на них долга. Последние производили гнетущее впечатление своим душевным состоянием. Такие жертвы «долга», как секретарь военно-окружного суда, читавший смертный приговор террористу, пристав, присутствовавший при казни на Лисьем Носу, солдат, отправленный в наряд для расстрела рабочих, и т. п. лица,—страдали психозами в мучительнейшей форме. В большинстве случаев такие больные были одержимы ипохондрией и бредом преследования Часто среди белого дня на лице такого больного вдруг отражался ужас, и больной с диким воплем начинал метаться, преследуемый устрашающими галлюцинациями.

 

Тяжелое впечатление произвела на меня встреча в больнице Св. Пантелеймона с одной из жертв карательного отряда полковника Римана. Это—жена начальника станции, на глазах которой полковник Риман приказал расстрелять ее мужа. Когда я увидел ее симпатичное круглое лицо, вздрагивающие от смеха губы и бесконечно добрый взгляд ее смеющихся глаз,—мне стало жутко за веселье этой впавшей в слабоумие женщины. Напрасно я старался заговорить с нею, она отвечала нехотя, поглощенная своими веселыми настроениями, дававшими ей возможность забыть смертный ужас, навеянный расстрелом мужа.

И такова была благодатная сила безумия, что, когда я, желая увидеть проблески ее сознания, заговорил с ней об ужасе ее прошлых дней, я услышал в ответ все тот же тихий, казавшийся беззвучным, смех. Безумие стерло память о том, что стало причиной ея слабоумия, и вырвало ту страницу ее души, которая памятна лишь нам.

 

Эти израненные душевно лица вели в больнице обособленную жизнь, затаив в себе призраки то веселые, то ужасающие.

Жизнь других безумцев, состоявших в больнице до революции, резко изменилась. Как это ни странно, но политические события 1905—1907 г.г. объединили большинство безумцев, находившихся в спокойных отделениях. Их волнения и умственное брожение, конечно, были лишь заревом того огромного пожара, каким пылала тогда Россия. Но любопытно, что, несмотря на разнообразие их мировоззрений, характеров, темпераментов и, следовательно, появления и самого безумия, в дни революции вся эта разнородная масса сумела настолько сорганизоваться, что политическая физиономия «желтого дома» выявилась с достаточной определенностью.

 

Объединению безумцев и их политическому сознанию немало способствовали чтение газет в дни свиданий с родственниками и со знакомыми, делившимися с ними революционными новостями и жизнью улицы. Кроме того, в больнице Св. Николая Чудотворца повышенное настроение безумцев создавала и внешняя, далеко незаурядная в то время, обстановка. Отсутствие служителей в отделениях и присутствие вооруженных городовых действовали возбуждающе на психику аборигенов «желтого дома». Это возбуждение дошло до того, что в I и во 2-м отделениях больницы безумцами был устроен ряд манифестаций.

 

Манифестанты, в пределах своего ограниченного пространства, устраивали шествия с пением революционных песен. Желание придать манифестации наиболее торжественный, «революционный» вид заставило манифестантов сделать плакаты с крикливыми надписями и даже раздобыть где-то красные тряпки для флагов.

Спрос на газеты и журналы в психиатрических больницах всегда большой, но в революционное время газеты были необходимой духовной пищей, на которую эти люди, лишенные свободы, набрасывались, с вполне понятной жадностью.

 

Достаточно было вслух прочесть в газете про какой-нибудь успех революционеров, как восторженные овации тотчас же прерывали чтеца. Часто после чтения устраивались митинги, говорились зажигательные речи, ибо в ораторах не было недостатка.

Наиболее сильно революционные годы отразились на литературе безумцев. В это время появились в больницах сатирические журналы, изменившие старое направление. Если прежде объектом сатиры безумцев служила обывательская и больничная жизнь, то в революционные годы сатирические журналы направили свое жало исключительно на политические события. В карикатурах, шаржах, юмористических и сатирических произведениях крайне резко осмеивалась политика правительства, черносотенства, октябризма, давалась злая оценка нашим законодательным палатам.

 

Революция уже давно прошла, вместе с нею прошли и несбыточные надежды безумцев, этих экспансивных фантазеров, живущих интересами будущего. Но каждый раз, когда мне приходится бывать в отделении хроников,—говорит в заключении автор,—я вижу, как лица их оживляются при одном воспоминании о тех событиях, которые заронили в их души светлый луч надежды на воскресение из мертвых.

Революционное брожение в «желтом доме» не казалось мне шалостью праздных людей или чем-то наносным. Несомненно, вера безумцев в обновление России была тесно связана с верой и в свое обновление, а также и в свой выход из-за стен «желтого дома».

 

Вот такие параллели с происшедшими более 100 лет назад событиями появились у меня при чтении старой газеты.

 

Еще по теме:

Дежавю
Дежавю-2
Дежавю-3

Дежавю-4

Дежавю-5

Дежавю-6

Дежавю-7. К вопросу о санкциях

Дежавю-8. К вопросу о понижении курса рубля

 

К положению на Украине

К положению на Украине - 2

 

В материале использованы фотографии информационных агентств России и Украины.

 

 

Категория: Как это было | Просмотров: 874 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz