28 октября 1962 года Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв объявил о демонтаже советских ракет на Кубе – Карибский кризис завершился - Этот день в истории - Новости дня - Каталог статей - Персональный сайт
nik191 Суббота, 10.12.2016, 11:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Обзор СМИ [176]
Этот день 100 лет назад. [1784]
Этот день в истории [491]
Московские новости [11]
Этот день 200 лет назад [451]
Этот день 50 лет назад [11]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » Статьи » Новости дня » Этот день в истории

    28 октября 1962 года Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв объявил о демонтаже советских ракет на Кубе – Карибский кризис завершился

     

    1 января 1959 года на Кубе победила революция. Гражданская война, продолжавшаяся с 26 июля 1953 года, окончилась бегством с острова диктатора Фульхенсио Батисты-и-Сальдивара и приходом к власти Движения 26 июля во главе с 32-летним Фиделем Алехандро Кастро Рус, который 8 января въехал в Гавану на трофейном танке Шерман точно так как в августе 1944 года въехал в освобожденный Париж генерал Леклерк.

    Первое время у Кубы не было тесных отношений с Советским Союзом. Во время своей борьбы с режимом Батисты в 1950-е годы Кастро несколько раз обращался к нам за военной помощью, но получал неизменный отказ. Первый зарубежный визит после победы революции Фидель совершил в США, однако тогдашний президент Эйзенхауэр встречаться с ним  отказался. Конечно, Эйзенхауэр также поступил бы и с Батистой – Куба должна была знать своё место. Но, в отличие от Батисты – сына солдата и проститутки – благородный Фидель Анхелевич Кастро, происходивший из семьи богатых латифундистов, владевших сахарными плантациями в провинции Ориенте, был не таким человеком, который мог бы просто проглотить эту обиду. В ответ на выходку Эйзенхауэра Фидель устроил американскому капиталу необъявленную войну: были национализированы телефонная и электрическая компании, нефтеперегонные предприятия, а также 36 крупнейших сахарных заводов, принадлежавших гражданам США.

     Ответ не заставил себя долго ждать: американцы прекратили поставлять на Кубу нефть и покупать у неё сахар, наплевав на ещё действовавшее долговременное соглашение о покупке. Такие шаги поставили Кубу в очень тяжёлое положение.


     К тому времени кубинским правительством уже были установлены дипломатические отношения с СССР, и оно обратилось к Москве за помощью. Отвечая на запрос, СССР направил танкеры с нефтью и организовал закупки кубинского сахара.

     Поняв, что Куба выходит из-под контроля, американцы решили действовать военным путём, и в ночь на 17 апреля высадили в заливе Свиней так называемую бригаду 2506, состоявшую из окопавшихся в США сторонников Батисты. До этого двое суток американская авиация бомбила места расположения кубинских войск. на зная, что казармы пусты, а танки и самолёты уже заменены макетами.

     С рассветом кубинская правительственная авиация, которую американцы не смогли уничтожить бомбардировками, нанесла несколько ударов по силам высадки и смогла потопить четыре транспорта эмигрантов, в том числе «Хьюстон», на котором находился в полном составе пехотный батальон «Рио-Эскондидо», транспортировавший большую часть боеприпасов и тяжёлого вооружения бригады 2506. К середине дня 17 апреля наступление десантников было остановлено превосходящими силами правительства Кубы, а 19 апреля бригада 2506 капитулировала.

     Кубинский народ радовался победе, но Кастро понимал, что это только начало – со дня на день следовало ожидать открытого вступления в войну армии США.


    К началу 60-х годов американцы окончательно обнаглели – их разведчики U-2 летали где хотели, пока один из них не был сбит советской ракетой над Свердловской областью ( Подробнее об этом→ ). А в 1961 году они дошли до того, что разместили в Турции свои ракеты PGM-19 Юпитер с радиусом действия 2400 км, напрямую угрожавших городам в западной части Советского Союза, доставая до Москвы и основных промышленных центров. Другим преимуществом ракет средней дальности является малое подлётное время – менее 10 минут.

     Наглеть Америка имела все основания: американцы имели на вооружении  примерно 183 МБР Атлас и Титан. Кроме того, в 1962 году на вооружении США находилось 1595 бомбардировщиков, способных доставить на территорию СССР около 3000 ядерных зарядов.

     Советское руководство было чрезвычайно обеспокоено фактом наличия в Турции 15 ракет, но ничего поделать не могло. Но вот однажды, когда Хрущёв, находясь на отдыхе, прогуливался с Микояном по крымскому берегу, ему в голову пришла идея запустить Америке ежа в штаны.


     Военные специалисты подтвердили, что можно эффективно достичь некоторого ядерного паритета, разместив ракеты на Кубе. Советские ракеты средней дальности Р-14, размещённые на кубинской территории, имея дальность стрельбы до 4 000 км, могли держать под прицелом Вашингтон и около половины авиабаз стратегических бомбардировщиков ВВС США с подлётным временем менее 20 минут.

     20 мая 1962 года Хрущёв провёл в Кремле совещание с министром иностранных дел Андреем Андреевичем Громыко, и министром обороны Родионом Яковлевичем Малиновским, в ходе которой изложил им свою идею: в ответ на постоянные запросы Фиделя Кастро об увеличении советского военного присутствия на Кубе разместить на острове ядерное оружие. 21 мая на заседании Совета обороны поставил этот вопрос на обсуждение. Больше всех был против такого решения Микоян, однако, в конце концов члены Президиума ЦК КПСС, входившие в Совет обороны, поддержали Хрущёва. Министерствам обороны и иностранных дел было поручено организовать скрытное перемещение войск и военной техники по морю на Кубу. Из-за особой спешки план был принят без утверждения – к реализации приступили сразу после получения согласия Кастро.

     28 мая из Москвы в Гавану вылетела советская делегация в составе посла СССР Алексеева, главнокомандующего РВСН маршала Сергея Бирюзова, генерал-полковника Семена Павловича Иванова, а также главы Компартии Узбекистана Шарафа Рашидова. 29 мая они встретились с  Фиделем Кастро и его братом Раулем и изложили им предложение ЦК КПСС. Фидель попросил сутки на переговоры со своими ближайшими соратниками. Известно, что 30 мая у него состоялся разговор с Эрнесто Че Геварой, однако о сущности этого разговора до сих пор ничего не известно. В тот же день Кастро дал положительный ответ советским делегатам. Было решено, что Рауль Кастро в июле посетит Москву для уточнения всех деталей.


     План предполагал размещение на Кубе двух видов баллистических ракет – Р-12 с радиусом действия около 2000 км и Р-14 с дальностью в два раза больше. Оба типа ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью 1 Мт. Малиновский также уточнил, что вооружённые силы разместят 24 ракеты среднего радиуса действия Р-12 и 16 ракет промежуточного радиуса действия Р-14 и оставят в резерве по половине от количества ракет каждого типа. Предполагалось снять 40 ракет с позиций на Украине и в европейской части России. После установки этих ракет на Кубе количество советских ядерных ракет, способных достичь территории США увеличивалось в два раза.

     Предполагалось направить на Кубу группу советских войск, которая должна была сконцентрироваться вокруг пяти подразделений ядерных ракет (трёх Р-12 и двух Р-14). Помимо ракет в состав группы входили также вертолётный полк Ми-4, четыре мотострелковых полка, два танковых батальона, эскадрилья МиГ-21, 42 лёгких бомбардировщика Ил-28, 2 подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками по 12 Кт с радиусом действия 160 км, несколько батарей зенитных орудий, а также 12 установок С-75 (144 ракеты). Каждый мотострелковый полк насчитывал 2 500 человек, танковые батальоны оснащались танками Т-55 ( Подробнее о нём→ ).

     В начале августа на Кубу пришли первые корабли. Ночью 8 сентября в Гаване была разгружена первая партия баллистических ракет средней дальности, вторая партия прибыла 16 сентября. Штаб ГСВК расположился в Гаване. Дивизионы баллистических ракет развернули на западе острова – близ деревни Сан-Кристобаль и в центре Кубы – у порта Касильда. Основные войска были сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы – в сотне километров от военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 на Кубу доставили все 40 ракет и большую часть оборудования.

     14 октября 1962 самолет-разведчик Lockheed U-2 4080-го стратегического разведывательного крыла, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, сфотографировал позиции советских ракет. Вечером того же дня эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии показали президенту.

     Получив фотографии, свидетельствующие о советских ракетных базах на Кубе, президент Кеннеди собрал особую группу советников на секретное совещание в Белом Доме. Эта группа из 14 человек, ставшая позднее известной как «Исполнительный комитет» EXCOMM. Комитет состоял из членов Совета национальной безопасности США и нескольких специально приглашенных советников. Вскоре комитет предложил президенту три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести морскую блокаду острова. Военные предложили вторжение, и вскоре началась переброска войск во Флориду, а Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия B-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков B-52 Stratofortress.

     22 октября Кеннеди объявил Кубе морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов острова. Блокада вступила в силу 24 октября в 10:00. 180 кораблей ВМС США окружили Кубу с четким приказом ни в коем случае не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента. К этому времени на Кубу шли 30 кораблей и судов, в том числе «Александровск» с грузом ядерных боеголовок и 4 корабля, везущие ракеты для двух дивизионов БРСД. Кроме того, к Острову свободы приближались 4 дизельные подводные лодки, сопровождавшие корабли. На борту «Александровска» находились 24 боеголовки для БРСД и 44 для крылатых ракет. Хрущёв решил, что подводным лодкам и четырём судам с ракетами Р-14 – «Артемьевску», «Николаеву», «Дубне» и «Дивногорску» – следует продолжать идти прежним курсом. Стремясь свести к минимуму возможность столкновения советских кораблей с американскими, советское руководство решило развернуть остальные не успевшие добраться до Кубы корабли домой. Одновременно с этим Президиум ЦК КПСС решил привести вооружённые силы СССР и стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности. Отменили все увольнения. Срочникам, готовящимся к демобилизации предписано оставаться на местах несения службы до дальнейших распоряжений. Хрущёв отправил Кастро ободряющее письмо, заверив в непоколебимости позиции СССР при любых обстоятельствах.

     24 октября Хрущёв узнал, что «Александровск» благополучно добрался до Кубы. Одновременно с этим ему пришла короткая телеграмма от Кеннеди, в которой тот призвал Хрущёва «проявить благоразумие» и «соблюдать условия блокады». Президиум ЦК КПСС собрался на заседание, чтобы обсудить официальный ответ на введение блокады. В тот же день Хрущёв направил президенту США письмо, в котором обвинил его в том, что тот ставит «ультимативные условия». Хрущёв назвал блокаду «актом агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны». В письме Первый секретарь предупредил Кеннеди, что «капитаны советских кораблей не станут соблюдать предписания американских ВМС», а также что «если США не прекратят своих пиратских действий, правительство СССР примет любые меры для обеспечения безопасности судов».

     В ответ на послание Хрущёва, в Кремль пришло письмо Кеннеди, в котором он указал, что советская сторона нарушила свои обещания в отношении Кубы и ввела его в заблуждение. На сей раз, Хрущёв решил не идти на конфронтацию и начал искать возможные выходы из сложившейся ситуации. Он объявил членам Президиума, что «невозможно хранить на Кубе ракеты, не вступая в войну с США». На заседании было решено предложить американцам демонтировать ракеты в обмен на гарантии США оставить попытки сменить государственный режим на Кубе. Брежнев, Косыгин, Козлов, Микоян, Пономарёв и Суслов поддержали Хрущёва. Громыко и Малиновский при голосовании воздержались.

     26 октября утром Хрущёв принялся за составление нового, менее воинственного послания Кеннеди. В письме он предложил американцам вариант демонтажа установленных ракет и возвращения их в СССР. В обмен он требовал гарантий того, что «Соединенные Штаты не вторгнутся своими войсками на Кубу и не будут поддерживать никакие другие силы, которые намеревались бы совершить вторжение на Кубу». Закончил он письмо знаменитой фразой «Нам с вами не следует сейчас тянуть за концы верёвки, на которой вы завязали узел войны». Хрущёв составил это письмо в одиночку, не собирая Президиум. Позднее, в Вашингтоне была версия, что второе письмо писал не Хрущёв, и что в СССР, возможно, произошёл государственный переворот. Другие считали, что Хрущёв, наоборот, ищет помощи в борьбе против сторонников жёсткой линии в рядах руководства Вооружённых сил СССР. Письмо пришло в Белый дом в 10 часов утра. Ещё одно условие было передано в открытом обращении по радио утром 27 октября, призвавшем вывести американские ракеты из Турции в дополнение к требованиям, указанным в письме.

     В пятницу 26 октября, в 13-00 по вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера ABC News Джона Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин – резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Occidental. Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу.
     Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно».

     Тем временем в Гаване политическая обстановка накалилась до предела. Кастро стало известно о новой позиции Советского Союза, и он сразу же направился в советское посольство. Команданте решил написать Хрущёву письмо, чтобы подтолкнуть его к более решительным действиям. Ещё до того как Кастро закончил письмо и отправил его в Кремль, глава резидентуры КГБ в Гаване известил Первого секретаря о сути послания Команданте: «По мнению Фиделя Кастро, интервенция почти неминуема и произойдёт в ближайшие 24-72 часа». Одновременно, Малиновский получил донесение от командующего советскими войсками на Кубе генерала И. А. Плиева об усилившейся активности американской стратегической авиации в районе Карибского бассейна. Оба сообщения доставили в кабинет Хрущёва в Кремль в 12 дня, в субботу, 27 октября.

     В Москве было 5 часов вечера, когда на Кубе разбушевался тропический шторм. В одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен американский самолёт-разведчик U-2. Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб – никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолёт. По другим сведениям, приказ об уничтожении самолёта-разведчика мог быть отдан заместителем Плиева по ПВО генерал-лейтенантом авиации Степаном Гречко или командиром 27-й дивизии ПВО полковником Георгием Воронковым. Пуск был осуществлён в 10:22 по местному времени. U-2 был сбит. Пилот самолёта-шпиона майор Рудольф Андерсон погиб.

     В ночь с 27 на 28 октября по заданию президента его брат Роберт Кеннеди встретился с советским послом в здании Министерства юстиции. Кеннеди поделился с Добрыниным опасениями президента о том, что «ситуация вот-вот выйдет из под контроля и грозит породить цепную реакцию». Роберт Кеннеди заявил, что его брат готов дать гарантии ненападения и скорейшего снятия блокады с Кубы. Добрынин спросил Кеннеди о ракетах в Турции. «Если в этом единственное препятствие к достижению упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей в решении вопроса» – ответил Кеннеди. По словам тогдашнего министра обороны США Роберта Макнамары, с военной точки зрения ракеты Юпитер были устаревшими, однако в ходе приватных переговоров Турция и НАТО выступали резко против включения подобного пункта в официальное соглашение с Советским Союзом, так как это было бы проявлением слабости США и ставило бы под сомнение гарантии США по защите Турции и стран НАТО.

     На следующее утро в Кремль пришло сообщение от Кеннеди, где было указано: «1) Вы согласитесь вывести свои системы вооружения с Кубы под соответствующим наблюдением представителей ООН, а также предпринять, с соблюдением соответствующих мер безопасности, шаги по остановке поставок таких же систем вооружения на Кубу. 2) Мы же, со своей стороны, согласимся – при условии создания с помощью ООН системы адекватных мер, обеспечивающих выполнение данных обязательств, – а) быстро отменить введённые в настоящий момент блокадные мероприятия и б) дать гарантии ненападения на Кубу. Я уверен, что и остальные государства Западного полушария будут готовы поступить подобным образом».

     В полдень Хрущёв собрал Президиум у себя на даче в Ново-Огарёво. На собрании шло обсуждение письма из Вашингтона, когда в зал вошёл человек и попросил помощника Хрущёва Олега Трояновского к телефону: звонил Добрынин из Вашингтона. Он передал Трояновскому суть его беседы с Робертом Кеннеди и выразил опасения, что президент США испытывает сильное давление со стороны чиновников из Пентагона. Добрынин передал дословно слова брата президента США: «Мы должны получить ответ из Кремля сегодня же, в воскресенье. Осталось очень мало времени для разрешения проблемы». Трояновский вернулся в зал и зачитал собравшимся то, что успел записать в своем блокноте, пока слушал доклад Добрынина. Хрущёв сразу же пригласил стенографистку и начал диктовать согласие. Он также надиктовал два конфиденциальных письма лично Кеннеди. В одном он подтвердил факт того, что послание Роберта Кеннеди добралось до Москвы. Во втором, что он расценивает это послание как согласие на условие СССР по выводу советских ракет с Кубы – убрать ракеты из Турции.

     Опасаясь всяких «неожиданностей» и срыва переговоров, Хрущёв запретил Плиеву использовать зенитное оружие против американских самолётов. Он также приказал вернуть на аэродромы все советские самолёты, патрулирующие Карибское море. Для пущей уверенности первое письмо было решено транслировать по радио, чтобы оно как можно скорее дошло до Вашингтона. За час до начала трансляции послания Никиты Хрущева Малиновский послал Плиеву приказ начать демонтаж стартовых площадок Р-12.
     Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с территории Кубы заняли 3 недели. Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты, президент Кеннеди 20 ноября отдал приказ прекратить блокаду Кубы. Через несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты.



    Источник: http://www.opoccuu.com/
    Категория: Этот день в истории | Добавил: nik191 (28.10.2011)
    Просмотров: 664 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz