nik191 Вторник, 17.10.2017, 12:27
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Обзор СМИ [57]
Этот день 100 лет назад. [1839]
Этот день в истории [399]
Московские новости [2]
Этот день 200 лет назад [150]
Этот день 50 лет назад [11]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » Новости дня » Этот день 100 лет назад.

Этот день 100 лет назад. 22 (09) сентября 1915 года

 

 

22 (09) сентября 1915 года

 

 

 

 

 

 

Подробнее

 

НОВОСТИ ДНЯ

 

Петроград, 8 сентября.

—    По сведениям «Речи», после аудиенции у царя Фердинанда лидеров болгарских оппозиционных партий тревога среди оппозиции улеглась. Болгарская правительственная печать подчеркивает отсутствие у оппозиции объединенной концепции. По, словам «Народни Права», лидеры-оппозиции разговаривали с царем Фердинандом непристойным языком.

—    По сведениям «Биржевых Ведомостей», полная эвакуация Вильны произведена своевременно. Запасы, колокола и памятники увезены в глубь страны.

—    Попечителем западно-сибирского учебного округа вместо фон-Гефтмана, по сообщению газет, назначен попечитель оренбургского округа; вместо Деревницкого, переведенного в Оренбург, попечителем киевского округа назначен казанский попечитель, бывший ректор томского университета, Базанов.

—    Эвакуированные из Варшавы текстильные и кожевенные заводы предположено перевести в Новониколаевск.

 

С ПОЛЕЙ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

 

ГАВР. (7 сентября). Бельгийское официальное сообщение гласит :

„Ночь 6 сентября прошла спокойно. День 7 сентября отмечен немногочисленными действиями артиллерии, не представлявшими серьезного значения».

 

В МИРЕ

 

В Германии

СТОКГОЛЬМ. (7 сентября). В целях увеличения браков в Пруссии отменено правило, по которому девицы моложе 16 лет должны для заключения брака получать разрешение министра; теперь для этого достаточно разрешения участкового судьи.

Женщины в германских университетах

Германская печать отмечает значительный рост числа студенток в германских университетах в последнее время. В последнем „мирном" семестре в германских университетах насчитывалось 4.130 женщин. В летнем семестре 1915 г. эта цифра возросла до 4.570 человек, а вместе со слушательницами, посещающими только отдельные курсы, она составляет 5.250. Это увеличение надо признать тем более значительным, что с объявлением войны из германских университетов ушли все подданные воюющих с Германией государств, составившие немалый процент студенток германских университетов.    

В Турции

— По сведениям из Смирны, турецкое правительство призывает к оружию в Айдинском вилайете всех военнообязанных в возрасте от 16  до 18 лет и от 52 до 55 лет.

В Болгарии

СОФИЯ. (7 сентября). Появившиеся в германской печати сведения о состоявшемся будто бы здесь съезде германских военных агентов вымышлено.

 

В РОССIИ


Пленные

КИЕВ. (7 сентября). 3а последнюю неделю проследовали 20000 пленных австро-германских нижних чинов и 400 офицеров.
В Киеве.

КИЕВ. (7 сентября). За последние дни, благодаря успешным боям на ровенском направлении, в городе отмечается резкий поворот в сторону успокоения. Число выезжающих сократилось до обычной нормы, многие возвращаются. Прибытие беженцев также несколько понизилось.

 

В СИБИРИ

 

Сибирская язва

Как в настоящее время установлено, эпизоотией сибирской язвы в Нарымском крае поражено было около 20 селений. Крупного рогатого скота и лошадей пало в районе эпизоотии свыше 1000 голов.

 

В ТОМСКЕ

 

—    Опасная за6ава. Во дворе технологического института появился так называемый ротный медведь. Забава, быть может, и приятная, но, несомненно, опасная, особенно в таком месте, где свыше 1000 учащихся, где масса детей и пр.

—    Извозчик хулиган . Ежедневно к нам обращаются с жалобами на извозчиков, которые, несмотря на напоминания о том, что впредь до изменения такса остается прежней, продолжают требовать повышенную плату.

Нам передают случай, имевший место ночью 7 сентября. Извозчик № 630, взятый с биржи около театра "Фурор», потребовал с одного седока за проезд до Тверской улицы 70 к. На заявление седока о том, что по таксе полагается вдвое меньше, извозчик ответил площадной бранью и дерзостями.

Необходимо оградить публику от подобных хулиганских выходок, сделав старостам бирж надлежащия предупреждения.

 

 

 


Производство станков в России

Необходимость скорейшего оборудования многих заводов для работ на нужды военного ведомства поставила на очередь вопрос о постройке в России необходимых для этих работ станков, так как имеющиеся станки не всегда могут быть приспособлены для нужной работы и, кроме того, их недостаточно.

В виду этого, механический отдел военно-промышленного комитета вошел в соответствующие сношения с машиностроительными заводами России, и в настоящее время уже имеются реальные результаты работы машиностроительных заводов.

Уже не только путем опытов окончательно установлен тип станков, необходимых для работы, и приготовлены модели таких станков, но три московских машиностроительных завода выпустили несколько готовых станков: два завода производили отдельные части, а третий производил сборку их.

Как сообщают «Бирж. Вед.», станки не только вполне удовлетворяют самым строгим требованиям, но, будучи специально приспособлены к приемам работы отечественных мастеров, являются гораздо лучшими для России, чем станки, выпускаемые американскими заводами.

Московские заводы теперь явятся в роли учителей постройки станков для других отечественных заводов.

 

Воззвание Рузвельта

Бывший президент Северо-Американских Соединенных Штатов Теодор Рузвельт опубликовал воззвание к американскому народу, в котором он заявляет, что нерешительность С.-А. С. Штатов, после такого ужасного преступления, как потопление «Лузитании», заслуживает еще большего презрения, чем само преступление. Рузвельт считает позорным робкий нейтралитет С.-А. С. Штагов и заклинает американский народ порвать с политикой мира во что бы то ни стало.

 

 

 

У наших друзей и союзников

Форсирование Дарданелл


Начало атаки ланкаширскими стрелками укрепленной позиции турок

Под ураганным шрапнельным, пулеметным и ружейным огнем стрелки переходят вброд ров, наполненный водой перед турецкими проволочными заграждениями и молодецки берут приступом укрепленную позицию.

 

В ожидании атаки противника

Британские войска залегли за искуственными укрытиями и спокойно выжидают приближающихся турок. На горизонте—турецкие войска, ощетинив штыки и с развернутыми знаменами готовы броситься в атаку.

 

 

 

ТЕЛЕГРАММЫ

Борьба с дороговизной спичек

Министерство финансов обратило внимание на то, что за последнее время чрезвычайно возросли цены на спички, которые в розничной продаже идут по 2 1/2—3 коп. за коробку, а в некоторых местностях даже и до б коп. за коробку. Такие высокие цены, по мнению министерства финансов, не стоят ни в каком соответствии с ценностью производства и затруднительностью доставки. Министерство при этом отмечает такую несуразность: в центрах спичечного производства цены на спички стоят выше, чем в местах, более отдаленных от этих центров, что можно объяснить только спекуляцией.

В целях борьбы со спекуляцией и устранения искусственной дороговизны спичек министерство финансов  считает необходимым установить на спички предельные цены, с установлением в то же время предельнаго количества спичек в коробках.
Согласно собранным министерством финансов сведениям, стоимость производства спичек, по расчету на один ящик в 1,000 коробок спичек, принимая во внимание условия военного времени и повышение акциза, исчисляется в 18 руб. Исчисленная на этих основаниях предельная цена коробки в 75 спичек может быть определена в 1,8 коп., а за отсутствием соответствующей дробной монеты, предельная цена коробки может быть определена в 2 коп., с тем, чтобы разницу в 0,2 коп. обратить в доход казны, путем соответствующего повышения акциза.

Именно в таких размерах и будет на днях установлена предельная цена на спички.

Эвакуационные комиссии

По распоряжению министра торговли и промышленности решено образовать в разных местностях особые комиссии по разбору и приемке эвакуационных имуществ. На обязанности этих комиссий будет лежать также и выработка мер по облегчению восстановления эвакуируемых фабрично-заводских предприятий.

Северная нефть

АРХАНГЕЛЬСК. В печорском районе открыты вновь богатейшие нефтеносные площади, поражающие своими колоссальными запасами нефти. Взятые пробы нефти, вновь обнаруженной уже отправлены для экспертизы в одну из лабораторий Петрограда.

 

                Дневник Николая II        

 

         9-го сентября. Среда.

Утром появилось солнце и темп. поднялась до 7°. До завтрака сидел в штабе. После завтрака читал бумаги. В 2.45 поехал за город по Бобруйск[ому] шоссе и вправо от него посетил вновь устроенное военное кладбище, на кот. будут хоронить умерших от ран в эту войну. Затем проехал дальше и погулял. Возвращаясь, переехал свинью, но благополучно для нее. Писал до обеда. Вечером поиграл в домино.

Переписка  императора Николая II и императрицы Александры Федоровны

 

           Царское Село. 9 сентября 1915 г.

   Мой родной, милый,
   Вот, наконец, солнечное утро, и мы, “конечно, поедем в город”, как говорит Ольга. Но ничего не поделаешь, я должна идти в лазарет.

— Вчера мы были в инвалидном доме. Я в течение 1 1/2 часа говорила с 120 солдатами, а затем еще с целой массой, которые все собрались в одной комнате. Но почему я тебе все это пишу? Ведь я вчера уже писала тебе — я совсем ошалела. — Слава Богу, что известия на севере немного лучше, т.е. около Вильны — Двинска. Ты сообщил, что мы очистили Вильну прошлой ночью, но они ведь еще не успели в нее вступить? — С нетерпением жду сегодня обещанного тобою письма — это для меня всегда такая радость! — Вот! получила сейчас твое драгоценное письмо и сердечно благодарю за него. Я держу его в левой руке и целую его, мой друг.

— Как m-me Плаутин несказанно обрадуется, когда узнает, что ее сыновья невредимы! Очень благодарю за то, что ты справился. — Какая чудная телеграмма от нашего Друга!
   Это хорошо, что ты теперь взял к себе Кирилла, после Георгия, — таким образом они чередуются друг с другом. Только не посылай Дмитрия. Он слишком молод и воображает о себе. Хотелось бы мне, чтобы ты его отослал от себя! Только не говори, что я этого желаю.
   Да, у тебя масса дела. — Щербатов произвел на тебя лучшее впечатление, но, по-моему, он никуда не годится, слишком слаб и не хочет работать дружно со стариком. Вот видишь, до чего они договорились в Москве, — опять о тех же пунктах, которые они решили сначала выключить, и об ответственном министерстве. Ведь это совершенно невозможно, даже Куломзин это ясно видит.

Неужели они действительно имели нахальство послать тебе телеграмму, которую собирались отправить? — Как бы хорошо дать им почувствовать железную волю и руку! До сих пор твое царствование было исполнено мягкости, теперь должно быть полно силы и твердости. Ты властелин и повелитель России, Всемогущий Бог поставил тебя, и они должны все преклониться перед твоей мудростью и твердостью. Довольно доброты, которой они не были достойны. Они думали, что смогут обернуть тебя вокруг пальца. Все, о чем они говорили в Москве, было вчера напечатано в газетах!

   Сегодня я видела бедного Варнаву. Милый мой, это отвратительно, как С. обращался с ним, сначала в гостинице, а затем в Синоде. Это прямо неслыханный допрос, и он так гадко отзывался о Григ. — и называл Его самыми ужасными словами. Он заставляет губернатора следить за всеми Его телеграммами и пересылать их ему. Как преступны его слова насчет величания — что ты не имеешь права разрешать такой вещи, на что В. благоразумно ему ответил, что ты главный покровитель церкви, а С. дерзко возразил, что ты ее раб. — Как безгранично нахально и более чем неприлично, развалившись в кресле, скрестив ноги, расспрашивал он епископа про нашего Друга!

— Когда Петр Великий по собственному почину приказал величание, это было немедленно исполнено, на самом месте и в окрестностях. После величания панихиды прекращаются (как когда мы были в Сарове, прославление и величание шли одновременно), а они теперь опять заказали панихиды и сказали, что не исполнят твоего приказания.

— Дружок, ты должен быть тверд и заявить Синоду категорически, что ты настаиваешь на исполнении своего приказания, и величание должно продолжаться! В этих молитвах мы теперь нуждаемся больше, чем когда-либо. — Они должны знать, что ты очень ими недоволен, и прошу тебя, не допусти, чтобы прогнали В. — Он великолепно постоял за нас и Гр. и доказал им, что они намеренно действуют в этом против нас.

— Горемыкин был сильно оскорблен, возмущен и несказанно шокирован, когда узнал, что губернатор (которого Джунковский заставил переменить мнение и всячески подстрекал) сказал В., что я сумасшедшая баба, а Аня мерзавка и т.д. — Как он может после этого оставаться? Ты не должен допускать таких вещей. — Это последние козни диавола, чтобы посеять всюду смуты, — но это ему не удастся.

— С. горячо хвалил Феофана и Гермогена, и желает поместить последнего на место В. — Вот видишь всю их грязную игру! — Несколько времени тому назад я тебя просила сменить губернатора. Он шпионит за ними, следит за каждым шагом В. в Покровском за поведением нашего Друга и телеграммами, которые Он отправляет. Это дело рук Джунковского и С., подстрекаемых Н. и черными женщинами.

— Агафангел так плохо говорил (из Ярославля). Его следует послать на покой и заменить Сергием Финляндским, который должен покинуть Синод. Никона надо тоже выгнать из Государственного совета, где он членом, и из Синода, — у него, кроме того, на душе грех Афона. — В этом Суслик совершенно прав, — надо дать Синоду хороший урок и строгий реприманд за его поведение. — Поэтому скорее убери Самарина. — Каждый день, что он остается, он приносит вред. Старик того же мнения. Это не женская глупость. Потому-то я так ужасно и плакала, когда узнала, что тебя заставили в ставке его назначить, и я написала тебе о своем отчаянии, зная, что Н. предложил его потому, что он враг Гр. и мой, а, следовательно, и твой. В разговоре с митрополитом Владимиром (они его тоже свели с ума) В. сказал, что С. сломит себе шею своим поведением и что он еще не обер-прокурор, на что Владимир возразил: “ведь государь не мальчик и должен знать, что он делает”, и будто ты долго упрашивал С. принять этот пост (я сказала Горемыкину, что это неверно).

Что ж, пусть они увидят и почувствуют, что ты не мальчик, и что всякий, оскорбляющий и преследующий людей, которых ты уважаешь, оскорбляет этим тебя! Они не смеют привлекать епископа к ответственности за то, что он знает Гр. Я не могу повторить тебе всех слов, которыми они называли нашего Друга.

— Извини меня, что опять тебе надоедаю, но я хочу убедить тебя, что ты должен скорее сменить С. Я буду страдать, если он останется, и эта мысль не будет покидать меня. Ты слышал, как губернатор обо мне отзывался, и здесь — в некоторых кругах плохо против меня настроены, а теперь совсем не время порочить имя своего Государя или его жены.

— Только будь тверд (ты помнишь, что Он просил тебя долго не отсутствовать?) и ни за что не назначай его в Государственный совет, как бы в виде награды за то, что он себя так вел и открыто говорил о тех, кого мы принимаем, и в таком тоне отзывался о тебе и твоих желаниях. Этого нельзя больше терпеть, и ты не имеешь права допускать этого! — Это последняя борьба за твою внутренюю победу, покажи им свою власть.

— Вспомни, как он в 6 дней выгнал старика Даманского (из-за Григ.) и дал 60000 его преемнику для устройства квартиры — отвратительный поступок! Я сегодня придумала помощника для нового обер-прокурора — кн. Живаха. Ты его, наверное, помнишь, — совсем молодой, знаток церковных вопросов, очень лоялен и религиозен (Бари-Белгород),— согласен ли ты?

   Разгони всех, назначь Горемыкину новых министров, и Бог благословит тебя и их работу!    Прошу тебя, дружок, и — поскорее!

Я написала ему, чтоб он дал список имен, как ты просил, но он умоляет тебя найти преемников для Сазонова и Щербатова. — он слишком слаб, хотя тебе он в последний раз больше понравился. — Я уверена, что Воейков (его лучший друг), сказал ему, как себя теперь держать. Не слушайся В. — он был неправ все это тяжелое время и оказался плохим советчиком. Это, конечно, пройдет, — он тщеславен и боится за свою шкуру. — О, Боже! Что за люди!

   Моя икона с колокольчиком (1911г.) действительно научила меня распознавать людей. Сначала я не обращала достаточного внимания, не доверяла своему собственному мнению, но теперь убедилась, что эта икона и наш Друг помогли мне лучше распознавать людей. Колокольчик зазвенел бы, если б они подошли ко мне с дурными намерениями; он помешал бы им подойти ко мне — всем этим Орловым, Джунковским и Дрентельнам, которые имеют этот “странный страх” передо мною.

За ними надо усиленно наблюдать. А ты, дружок, слушайся моих слов, — это не моя мудрость, а особый инстинкт, данный мне Богом помимо меня, чтобы помогать тебе.

   Дорогой мой, посылаю тебе бумагу, которую по моему желанию написал один из раненых, так как я боялась неверно изложить его просьбу. Было бы хорошо, если бы полк мог получить этот участок земли для постройки мавзолея для павших офицеров.
   Может быть, ты попросишь Фредерикса передать твое приказание Щербатову, так как у тебя не хватает времени самому все делать?

   Этот маленький образок тебе от Ани. Она сегодня была в часовне, пока мы осматривали лазареты, оба под моим покровительством. — Один устроен для 60 офицеров на Конно-Гвардейском. бульваре, очень хороший, а другой на Выборгской стороне, между тюрьмами, в котором сразу разместили 130 человек. Несколько Семеновцев из Холма стрелки и т.д., — один из них был год в Германии, — там очень хорошо и чисто устроено. — Мостовые были ужасны. Видишь, я появляюсь в шикарных и в самых бедных и несчастных местах, — пусть видят, что мне безразлично, что говорят, — я буду продолжать бывать всюду, как всегда. — Теперь я чувствую себя лучше и потому могу это делать.

   Погода такая солнечная. — Из Знамения я в своих дрожках поехала вокруг бульвара, — по дороге в лазарет, чтобы подышать свежим воздухом. Есть ли возможность твоего скорого приезда? Я думала о Новгороде (не говори В.), и Ресин уже наводил справки. — От главной магистрали это, на лодке или автомобиле даже, слишком далеко — 60 верст, так что надо пользоваться узкоколейной дорогой. Ночь можно провести в поезде, — приехать туда утром, позавтракать и т.д., и вернуться к 10 1/2 часам вечера, потому что я должна осмотреть собор. Там теперь новобранцы, и поэтому я думаю, не лучше ли мне дождаться твоего возвращения. Если так, то телеграфируй мне “подожди с Новгородом”, — тогда я так и сделаю. Наш Друг желает, чтобы я больше разъезжала, но куда?

   Списал ли ты для себя на отдельной бумажке Его телеграмму? — Если нет, то вот она опять: “7 сентября 1915 г., не опадайте в испытании прославит Господь своим явлением”. — У Ольги сегодня вечером заседание комитета, — поезд Алексея (Шуленбург) уже 4 дня стоит в Опухликах, был остановлен там до вызова в Полоцк. Он запросил по телеграфу коменданта Полоцка, но до сих пор не получил ответа, неужели мы оттуда отрезаны?

   Мой поезд вернулся, и, говорят, там множество санитаров, которые ждут и не могут двинуться. Я надеюсь, это означает, что наши войска туда привезены? Массу женщин привезли для работ около озер, но им не было сказано, на сколько времени, так что они не успели захватить с собой теплой одежды; они получали суточные во время дороги — 30коп., а дорога продолжалась 5 дней. Губернаторы, наверное, с ума сошли! — Никогда нет здесь порядка! Меня это приводит в отчаяние; этому мы должны были бы научиться у немцев.

   Поезд сестры Ольги привозит много раненых офицеров и солдат и 90 беженцев; я им велела всегда подбирать их по дороге.
   Дорогой, сколько всюду дела! Мне хочется во все вмешиваться (Элла это делает очень удачно), чтобы разбудить людей, привести все в порядок и объединить всех. — Все идет так неправильно, одними толчками и порывами, и так мало у всех энергии (это приводит меня в отчаяние, у меня-то ее довольно, несмотря на то, что иногда чувствую себя больной, хотя, слава Богу, сейчас этого нет; я благоразумна и не переутомляюсь). Должна кончать свое бесконечное письмо.

— Не слишком ли я много пишу? Мужество, энергия, твердость — будут вознаграждены успехом. Ты помнишь, Он говорил, что слава твоего царствования скоро наступит, и мы будем вместе за нее сражаться, так как в этом слава России. Ты и Россия — одно!

   Любимый мой, да, моя постель гораздо мягче твоей походной, — как бы я хотела, чтобы ты мог ее со мной разделять! — Только в твое отсутствие я вижу сны. — 2 1/2 недели, как ты уехал! — Крещу тебя, покрываю поцелуями, мой ангел, и прижимаю к груди. Господь с тобой!

   Навсегда твоя старая

   Солнышко.

 

   Могилев. 9 сентября 1915 г.

   Дорогая моя, возлюбленное Солнышко,

   Спасибо, спасибо за твои милые длинные письма, которые теперь получаются регулярнее — около 9 ч. 30 м. вечера. Ты пишешь совершенно так, как говоришь.

Поведение некоторых министров продолжает изумлять меня! После всего, что я им говорил на знаменитом вечернем заседании, я полагал, что они поняли и меня, и то, что я серьезно сказал именно то, что думал. Что ж, тем хуже для них! Они боялись закрыть Думу— это было сделано! Я уехал сюда и сменил Н., вопреки их советам; люди приняли этот шаг как нечто естественное и поняли его, как мы. Доказательство — куча телеграмм, которые я получаю со всех сторон — в самых трогательных выражениях. Все это ясно доказывает мне одно, что министры, постоянно живя в городе, ужасно мало знают о том, что происходит во всей стране.

Здесь я могу судить правильно об истинном настроении среди разных классов народа: все должно быть сделано, чтобы довести войну до победного конца, и никаких сомнений на этот счет не высказывается. Это мне официально говорили все депутации, которые я принимал на днях, и так это повсюду в России. Единственное исключение составляют Петроград и Москва — две крошечных точки на карте нашего отечества!

   Милый Шавельский вернулся из поездки к 2-м корпусам у Двинска и 3-му за Ригой. Он сообщил мне массу утешительных вещей — разумеется, и печальных — но бодрый дух царит над всем. То же самое я слышу от Георгия, Мордвинова и толстяка Каховского, который его сопровождает. Они все еще дожидаются здесь первого случая отправиться к другим войскам на север. Миша запросил по телеграфу, можно ли ему приехать к концу недели; я очень рад видеть его здесь.

   Ну, моя бесценная птичка, я должен кончить. Благослови Бог тебя и детей! Я так люблю тебя и усердно молюсь за тебя каждый день.

Посылаю телеграммы от нашего Друга — Его сын, значит, взят.

Горячо благословляю и целую тебя.
   Всегда твой

   Ники.

 

Этот день 100 лет назад. 23 (10) сентября 1915 года

Этот день 100 лет назад. 21 (08) сентября 1915 года

 

Категория: Этот день 100 лет назад. | Добавил: nik191 (23.09.2015)
Просмотров: 218 | Теги: сентябрь, 1915 г, Газеты | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz